Страница:Автобиографические записки Ивана Михайловича Сеченова (1907).pdf/92

Эта страница не была вычитана

Когда я былъ на 2-мъ курсе, въ Москву пріѣхалъ мой милѣйшій товарищъ по инженерному училищу и саперству, Мих. Ник. Владыкинъ, уже отставнымъ офицеромъ. Выше мнѣ уже случилось говорить, что онъ былъ страстный театралъ. Чтобы наслаждаться Шекспиромъ, онъ выучился англійскому языку; затѣмъ, начитавшись Гоголя и Островскаго, соорудилъ собственную комедію изъ купеческаго быта и вышелъ въ отставку съ мыслью посвятить себя сценическому искусству. Теперь онъ привезъ свою комедію въ Москву, съ тѣмъ чтобы прочитать ее Прову Михайловичу Садовскому. Пьеса была одобрена послѣднимъ; измѣнено было только, по его совету, заглавіе и она шла подъ новымъ именемъ «Купецъ-лабазникъ», кажется, въ бенефисъ Шумскаго. Прова Михайловича я, конечно, виделъ много разъ на сцене, но, благодаря знакомству съ нимъ Владыкина, мнѣ удалось разъ видеть его на вечеринке у Владыкина и слышать одинъ изъ его знаменитыхъ разсказовъ—«Повѣсть капитана Копейкина». Владыкинъ сиделъ подле Прова Михайловича и слушалъ его съ такимъ напряженнымъ вниманіемъ, что когда капитанъ Копейкинъ, въ продолженіе своего разсказа, обратился къ соседу, прищуря глазъ, съ вопросомъ, какого онъ мненія о только что сказанномъ, Владыкинъ невольно ответилъ на этотъ вопросъ и вызвалъ, конечно, гомерическій смехъ всей публики. Продолжать капитана Копейкина было уже невозможно, но его заменили вскоре другіе разсказы. Позднее черезъ Владыкина я познакомился съ другимъ знаменитымъ разсказчикомъ, Горбуновымъ.

Съ техъ поръ какъ «Лабазникъ» былъ принять на сцену, Владыкинъ продолжалъ сочинительствовать, жилъ большую часть времени у себя въ деревне, но сталь ежегодно наезжать въ Москву. Въ одинъ изъ его пріѣздовъ я познакомилъ его съ семьей Визаровъ.

Когда я былъ на 3-мъ курсе, во вторую половину года, Леонида Яковлевна (старшая сестра), молоденькая, живая, красивая дѣвушка съ черными какъ смоль волосами и голубым», глазами выдержала экзаменъ на званіе ѵчительницы и поступила вѣ семью Фролова къ его взрослымъ дочерямъ въ качестве подруги-француженки. Пробыла она тамъ годъ и зимой 1855 г. вернулась домой въ домъ Жемочкиныхъ, около Донского монастыря. Вся молодежь, ходившая въ этотъ домъ, чувствовала, конечно, некоторую слабость къ этой молодой девушке, и къ числу таковыхъ принадлежалъ и я, не показывая конечно и вида. Такою же слабостью къ ней, судя по разговорамъ, страдалъ и Владыкинъ, но изъ этого ничего не выходило, потому что онъ виделъ ее изредка, часами. Но вотъ подходитъ масленица 1855 г. Владыкинъ въ Москвѣ, мы бываемъ съ нимъ въ доме Жемочкиныхъ каждое воскресенье и узнаемъ въ