Страница:Автобиографические записки Ивана Михайловича Сеченова (1907).pdf/54

Эта страница не была вычитана

бросилъ ему ружье назадъ и закричалъ: «учить этихъ мерзавцевъ цѣлую ночь на заднемъ плацу!» Тѣмъ смотръ и кончился. Государь уѣхалъ, а насъ свели учиться на задній плацъ. Въ 8 ч. нашъ полковникъ вернулся въ лагерь, прямо къ нами, и я увѣренъ, что воспитанники инженернаго училища ни въ какіе годы его существовапія не дѣлали ружейныхъ пріемовъ съ такими азартомъ, какъ мы въ этотъ достопамятный вечеръ, подъ командой нашего полковника.—Онъ хвалилъ паси ежеминутно и не ради утѣшенія, а въ самомъ дѣлѣ, по всей справедливости. Въ 10 часовъ вечера пришелъ приказъ изъ дворца прекратить ученье.

На насъ этотъ смотръ ничѣмъ не отразился; а на судьбу барона Розена остался, можетъ быть, не безъ вліянія. Будучи уже въ этомъ году (1847) старыми заслуженными полковникомъ съ Владиміромъ на шеѣ, онъ такъ и не дослужился до генеральскаго чина.—Уходя изъ училища, этотъ суровый старикъ, говорятъ, плакалъ и умеръ гдѣ-то въ провинціп командиромъ сапернаго батальона. Миръ праху этого честнаго человѣка!

Лагери этого года были для инженеровъ, какъ читатель видитъ, невеселые; но за ними для насъ выпускныхъ готовилось въ городѣ большое счастіе: въ день возвращенія въ городъ, въ дортуарахъ училища на нашихъ постеляхъ уже лежалъ заказанный передъ лѣтомъ офицерскій костюмъ съ эполетами (офицерскихъ погоновъ тогда еще не было, и я увѣрепъ, что погоны доставляютъ теперешними выпускнымъ гораздо меньше удовольствія, чѣмъ эполеты). Въ жизни моей было не мало радостныхъ минутъ, по такого радостнаго дня, какъ этотъ, конечно не было. Перестаешь быть школьникомъ, вырываешься на волю, запретовъ болѣе нѣтъ; живи, какъ хочется, да еще съ деньгами въ пустомъ, до того, карманѣ (па выходи въ офицеры мнѣ конечно были присланы деньги изъ дома и въ придачу бобровый воротники къ будущей зимней шинели). Одно меня немного огорчало — не было еще усовъ; но я не преминули помочь этому горю и въ первые же дни купилъ накладные и по вечерамъ щеголяли въ нихъ по улицами. Въ первые же дни сняли съ себя для матери дагерротипный портретъ въ офицерскими мундирѣ (фотографированія на бумагѣ еще не было), и наконецъ въ первые же дни настолько объѣлся сардинками, что не могъ долгое время ихъ видѣть. Хорошо, что я не зналъ до этого времени сладостей кутежа 1) иначе могъ бы удариться,

1) Въ бытность въ училищѣ, куда я попалъ изъ дома мальчикомъ, не бывалъ нигдѣ, кромѣ семьи Штромъ, гдѣ вкусъ къ кутежамъ развиться по могъ. Водки и