Страница:Автобиографические записки Ивана Михайловича Сеченова (1907).pdf/51

Эта страница не была вычитана

ку? — Да. — На вопросъ, что было написано въ письмѣ, я прочиталъ ему наизусть все отъ слова до слова. Послѣ причастья насъ обыкновенно собирали въ рекреаціонной залѣ; приходилъ генералъ и поздравлялъ насъ съ принятіемъ Св. Таинъ. На этотъ разъ, послѣ поздравленія, онъ вызываетъ меня передъ фронтъ—выхожу и думаю, пропалъ — вмѣсто того слышу слѣдующія слова: «ради торжественная для васъ дня прощаю вамъ проступокъ, изъ-за котораго вы лишились ефрейторская званія, и возвращаю вамъ это званіе». Что это такое было, отпущеніе мнѣ болѣе тяжелаго моего грѣха, или прикрытіе грѣха священника, сказать не могу, но думаю, скорѣе послѣднее, судя по тому, что въ нашемъ генералѣ не было джентльменства, и по его отношенію ко мнѣ впослѣдствіи.

Въ старшемъ классѣ я былъ сдѣланъ унтеръ-офицеромъ (т.-е. получилъ по военнымъ обычаями родъ чина, дающаго нѣкоторую власть надъ младшими воспитанниками) и опять провинился передъ генераломъ. Въ этомъ году произошла по какой-то причинѣ драка между воспитанниками 2-я и 3-я класса, и въ наказаніе за это ихъ лишили права пить по вечерами (послѣ классовъ) въ столовой собственный чай. Мѣра эта конечно строго соблюдалась дежурными офицерами, но отъ нея ускользалъ сынъ начальника, бывшій тогда въ 3-мъ классѣ. Съ б—7 ч. вечера онъ, и до этой исторіи, постоянно уходилъ на квартиру родителей (бывшую въ томъ же зданіи), гдѣ конечно получалъ какое нибудь угощение и сохранилъ эту привычку послѣ исторіи, когда его товарищи были осуждены по вечерами на ломти чернаго хлѣба. Намъ, старшимъ, это обстоятельство показалось дѣломъ несправедливымъ, и я, отъ лица старшаго класса, запретилъ воспитаннику Ламповскому ходить по вечерами домой къ отцу. За это никакихъ непосредственпыхъ мѣропріятій противъ меня не послѣдовало, но генералъ, какъ увидимъ, не забылъ этого происшествія. Учился я недурно и въ этомъ вынускномъ классѣ унтеръ-офицеръ былъ исправный, ни въ какихъ другихъ проступкахъ замѣченъ не былъ и даже пользовался нѣкоторымъ расположеніемъ барона Розена. Это я замѣтилъ по слѣдующому случаю. На одномъ изъ выпускныхъ экзаменовъ мнѣ пришлось отвѣчать послѣднему, и экзаменъ затянулся на несколько минуть противъ начала нашего обѣда; такъ что когда я сбѣжалъ сверху внизъ, рота сидѣла уже за обѣдомъ въ столовой и баронъ Розенъ былъ тамъ. При моемъ появленіи, онъ встрѣтилъ меня словно съ нѣкоторой тревогой словами: «ну что, благополучно ли?» и, получивъ утвердительный отвѣтъ, улыбнулся и сказали: «слава Богу». — Онъ конечно зналъ генерала и зналъ, что онъ присутствуетъ на всѣхъ выпускныхъ экзаменахъ.