Страница:Автобиографические записки Ивана Михайловича Сеченова (1907).pdf/45

Эта страница не была вычитана

нили словами «chez le capitaine Kostomaroff» 1), но не обижали, хотя въ училищѣ были охотники мучить новичковъ и существовали даже дикій обычай наказывать ихъ за провинности (большею частью конечно пустыя или даже мнимыя) плеткой, противъ котораго не протестовало почему-то и начальство, хотя не могло не знать объ этой скверности. Въ мое время артистами по части плеточной расправы были Стратановичъ и Маркеловъ,—выписываю нарочно ихъ фамиліи. Благодарю Бога, онъ избавили меня отъ рукъ этихъ дикарей и, вопреки своей фамиліи, сѣченъ я въ жизни не былъ. Изъ событій перваго года больше всего въ памяти осталась болѣзнь заушница (свинка), обученіе фронту и бунтъ противъ начальства. Болѣзнь эту я помню изъ-за способовъ лѣченія оной училищными докторомъ, старикомъ Волькенштейномъ: онъ очистилъ меня сначала рвотными, а потомъ закатилъ такую дозу слабительнаго, что со мной сдѣлался въ лазаретномъ клозетѣ обморокъ, всполошившій находившаяся по близости служителя, вѣроятно слышавшая шумъ моего паденія. Не знаю, былъ ли я обязанъ этому эмпирическому леченію благопріятнымъ исходомъ болѣзни, но опухоль разрѣшилась безъ перехода въ нагноеніе. Фронту учили новичковъ заслуженные унтеръ-офицеры гвардейская саперная батальона. Первые шаги въ этой наукѣ заключались въ обученіи умѣнью стоять «на вытяжку » и «вольно»; затѣмъ въ умѣньи плавно поднимать то правую, то лѣвую ногу для маршировки тихимъ шагомъ. Много лѣтъ спустя, когда я учился уже медикомъ въ Берлинѣ, мнѣ часто приходилось проходить по Karlstrasse (на этой улицѣ квартировали Боткинъ) мимо казармъ, съ плацомъ передъ ними, выходившимъ на улицу. На этомъ плацу обучали рекрутъ стоянію и маршировкѣ точь въ точь, какъ у насъ въ училищѣ. Подобно тому, какъ всѣ вообще военныя экзерциціи производятся съ короткими перерывами для отдыха, такъ и наши саперы давали нами время отъ времени «вольпо»; и въ одинъ изъ такихъ промежутковъ учитель нашей партіи, Кузьминъ, разсказалъ намъ въ поученіе, какъ учили ихъ самихъ въ Царскомъ Селѣ фронтовому искусству теперешній Императоръ Николай Павловичи, тогда Великій Князь. Онъ раздѣвалъ ихъ въ манежѣ до-гола, чтобы видѣть настоящую выправку, и требовалъ отъ начальства, чтобы оно не давало солдатами спать скрючившись. Если начальство замѣчало такого, то разбудить и выбранить; разъ, другой спустить, а потомъ—не прогнѣвайся. Бунтъ произошелъ по слѣдующему случаю.

1) Должно быть на пріемномъ экзаменѣ, желая испытать, говорю ли я по французски, меня спросили, у кого я учился и получили соотвѣтственный отвѣтъ, подслушанный кѣмъ-либо изъ друг ихъ экзаменовавшихся товарищей.