Страница:Автобиографические записки Ивана Михайловича Сеченова (1907).pdf/36

Эта страница не была вычитана

шеніе о грѣхахъ, понять въ наше время очень трудно; но въ тѣ времена такое уживаніе никого не коробило—А. П. считали самовластной, подчасъ до самодурства, но вмѣстѣ съ тѣмъ истинной христіанкой 1) . Старики наши водили съ ней дружбу; она была даже крестной матерью моей старшей сестры и въ мое дѣтство обѣдала у насъ чуть не каждое воскресенье, отстоявъ обѣдню въ нашей церкви.

Не знаю по какой причинѣ, въ мое дѣтство у нея въ домѣ жила и считалась ея воспитанницей старшая дочь ея родственника, Ардатовскаго помѣщика В. Г. Е. , дѣвочка на годъ или два моложе меня. Въ юношахъ Скоробогатовыхъ Богъ послалъ А. П . смиренниковъ, кротко переносившихъ ея самовластныя причуды; а въ этой воспитанницѣ она обрѣла зелье, какимъ вѣроятно сама была въ молодости. Достовѣрно извѣстно, что дѣвочкой 10 лѣтъ она потѣшалась тѣмъ, что откручивала индѣйкамъ головы. Отъ озорства ея терпѣла всего болѣе экономка Барткевичъ, и свѣдѣнія о ея подвигахъ шли отъ этой особы; да и бабушкѣ отъ нея доставалось не мало. Кроткихъ, покорныхъ Скоробогатовыхъ старуха донимала наставленіями, требованіями и выговорами; а передъ дѣвчонкой въ концѣ-концовъ смирилась, считая ее ниспосланнымъ ей испытаніемъ. Озорничала эта интересная особа, по разсказамъ самой А. П. , до конца ихъ совмѣстной жизни, уже взрослой дѣвицей, передъ тѣмъ, какъ идти подъ вѣнецъ. Стали ее одѣвать въ вѣнчальное платье—и вдругъ она объявляетъ, къ ужасу устроившей эту свадьбу А. П. , что идти за жениха бабушки она не хочетъ, хотя дала ему согласіе безъ всякаго принужденія. Разумѣется yпpaшиванія, мольбы и слезы со стороны бабушки. Уступила, пришла въ церковь, начался обрядъ, и когда священникъ подошелъ къ ней, съ вопросомъ беретъ ли она мужа свободно, невѣста, не отвѣчая священнику, оборачиваетъ голову въ сторону бабушки и смотритъ на нее съ вызывающей улыбкой. Ту бросило въ холодъ, прежде чѣмъ она отвѣтила «да». Доходили соотвѣтственные слухи и объ ея отношеніяхъ къ супругу, но я боюсь повторять эти непровѣренные разсказы, хотя довѣрять имъ основаній не мало.—Озорничество она наслѣдовала отъ своего папеньки, который велъ буйную жизнь, водилъ дружбу съ татарами и цыганами, подозрѣвался въ

1) Нe могу не вспомнить по этому поводу моей двоюродной сестры, Анны Дмитріевны Тухачевской, которую я время отъ времени посѣщалъ въ Москвѣ въ 50-хъ годахъ, будучи студентомъ. Это была пожилая и настолько благочестивая дама, что жила въ Никитскомъ монастырѣ, нанимая тамъ квартиру. Она была неукоснительно убѣждена въ томъ, что мы, дворяне, происходимъ отъ Іафета, a крѣпостные— отъ Хама.