Страница:Автобиографические записки Ивана Михайловича Сеченова (1907).pdf/28

Эта страница не была вычитана

умерь, когда мнѣ было 10 лѣтъ. Помню его сѣдымъ старикомъ, въ его ежедневномъ домашнемъ костюмѣ (мягкіе сапоги, черные плиссовые штаны и фуфайка въ родѣ куртки) и въ венгеркѣ по празднпкамъ, съ трубкой въ зубахъ (помню даже мундштуки его чубука); помню, какъ онъ ежедневно, послѣ утренняго чая, ходилъ на конный дворъ и собственноручно изъ ларя отмѣривалъ лошадямъ овесъ гарнцами, a затѣмъ смотрѣлъ, какъ выводили лошадей на водопой; помню, что еще при его жизни я выучился играть на билліардѣ и немилосердно обыгрывалъ отца, очень плохого игрока, когда ему случалось играть со мной отъ скуки 1). На насъ, дѣтей, онъ мало обращалъ вниманія; по крайней мѣрѣ, я не помню ни единаго случая, когда бы онъ приласкали меня или которую-нибудь изъ сестеръ. Но съ другой стороны, не помню также и случаевъ, чтобы онъ на насъ сердился или кого-нибудь наказывалъ. Не имѣя образованія, онъ, однако, сознавали его важность и внушали нами, дѣтямъ. что мы должны относиться къ своими учителями и учительницами, какъ къ своими благодѣтелямъ. Гувернантка вънашемъ домн была равноправнымъ членомъ семьи, за обѣдомъ сидѣла на почетномъ мѣстн называла старика-отца папенькой. Впослѣдствіп я узнали изъ разсказовъ, что онъ отличался безкорыстіемъ и большой честностью; крестьяне не притесняли; погорѣльцамъ строили избы; въ неурожаи раздавали хлѣбъ; но вмѣстѣ съ этими не брезговали пользоваться, помимо барщины, заведенными въ тѣхъ мѣстахъ порядкомъ брать ежегодно отъ мужиковъ по барану съ тягла, а съ крестьянокъ—извѣстноо количество пряжи. Жилъ онъ неприхотливо и крайне дешево «на всемъ своемъ»—послѣднее, благодаря тому, что держалъ большую дворню, въ составъ которой, помимо поваровъ, конюховъ и скотниковъ, входили два ткача, двое портныхъ, одинъ сапожникъ, печники, парикмахеръ, столярь и далее мастери жсстяныхъ издѣлій. Пока всѣ еще дѣти были малы, онъ, при его умѣренномъ образѣ жизни, были настолько богатъ, что выстроили въ селѣ почти исключительно на свои деньги большую каменную церковь и двухэтажный деревянный домъ въ 20 комнатъ, съ небольшими садомъ по заднему фасаду.

Моя милая, добрая, умная мать была красивая въ молодости крестьянка, хотя въ ея крови, по преданію, была черезъ прабабку примѣсь калмыцкой крови 2 ). Передъ женитьбой отецъ отправилъ

1) Дѣло въ томъ, что въ эти годы всѣ старшіе братья были ужо внѣ дома и въ деревнѣ оставались со стариками только сестры да я.

2 ) Изъ всѣхъ братьевъ я вышелъ въ черную родню матери и отъ нея же получилъ тотъ обликъ, благодаря которому Мочниковъ, возвратам изъ путешсствія по