Страница:Автобиографические записки Ивана Михайловича Сеченова (1907).pdf/135

Эта страница не была вычитана

Возвращеніе въ Россію и профессорство въ петербургской медицинской академіи. (1860—1870 г.)

Зимній путь лежали до Кёнигсберга по желѣзной дорогѣ, а оттуда черезъ Таурогенъ и Ригу до Петербурга въ почтовой каретѣ. Въ Кёнигсбергѣ я получили мѣсто въ заднемъ 4-мѣстномъ купе съ тремя дамами: француженкой-модисткой, возвращавшейся изъ Парижа въ Петербургъ, рижанкой, говорившей свободно по-французски, и очень молоденькой нѣмкой, ѣхавшей куда-то неподалеку отъ Кёнигсберга. Отъ непривычки ли къ ѣздѣ въ закрытой рессорной каретѣ, или оттого, что мы съ нею сидѣли на передней скамьѣ и ѣхали спиной впереди, но только въ самомъ началѣ пути бѣдная нѣмочка стала блѣднѣть съ явными признаками тошноты. По счастью моя шляпа—цилиндръ—была у меня поди рукой и спасла сидящихъ передъ нами дамъ отъ напасти, такъ какъ времени поднять окно со стороны нѣмки не было. Она, конечно, очень сокрушалась, что изъ-за нея я потерялъ выкинутую въ окно шляпу; но благодаря этой маленькой жертвѣ, я пріобрѣлъ расположеніе моихъ спутницъ и проѣхалъ съ ними всю дорогу въ пріятельскихъ отношеніяхъ. Въ Таурогенѣ меня, впрочемъ, ожидали не совсѣмъ пріятный сюрпризъ. Когда насъ, пассажировъ, пригласили въ бюро получать наши паспорта, чиновники объявили мнѣ, что я имѣю уплатить 30 руб., такъ какъ при отъѣздѣ за границу уплатили только за полгода, а за границей пробылъ три съ половиной. Этого я не разсчиталъ въ Гейдельбергѣ, и въ карманѣ у меня, по уплатѣ мѣста въ дилижансѣ, оставалось лишь нѣсколысо рублей на пропитаніе до Петербурга. Выручилъ меня стоявшій рядомъ со мною пассажиръ перндняго купе, съ которыми я хотя и встрѣчался на станціяхъ, но, будучи всегда прислужникомъ дамъ, не говорили до этой минуты ни слова. Пассажиръ этотъ оказался віолончелистомъ Давыдовымъ, ѣхавшимъ въ Петербургъ изъ лейпцигской консерваторіи и уже восхитившимъ на этомъ пути берлинскую публику.