Страница:Автобиографические записки Ивана Михайловича Сеченова (1907).pdf/120

Эта страница не была вычитана

по его словамъ, критика Бетховенской музыки, интересовался Лермонтовымъ, зная его вѣроятно по нѣмецкимъ переводамъ, и разъ даже пожелалъ услышать, какъ звучать по-русски его стихи, на что я ему продекламировалъ «Дары Терека» съ переводомъ ихъ смысла. Когда уѣхалъ В. Мюллеръ и я остался у него одинъ, онъ еще больше приблизилъ меня къ себѣ, приглашая ассистировать и присутствовать при всѣхъ приготовляемыхъ для его лекцій опытахъ. Пускалъ бы меня, конечно, и на свои лекціи студентамъ, но не имѣлъ на это права.

Нужно ли говорить, что это было очень счастливое для меня время. Русскихъ товарищей въ этотъ семестръ у меня не было, но я былъ не лишенъ компаніи. Въ лабораторіи для бссѣдъ былъ В. Мюллеръ (впослѣдствіи профессоръ патологической анатоміи въ Іенѣ), баварецъ, эрлангенскій студентъ, влюбленный въ свою родину и ея пиво, всѣмъ довольный и жаловавшійся только на дороговизну вѣнской жизни. Разъ, на мое удивленіе по этому поводу и въ отвѣтъ на мой разсказъ о дешевизнѣ лейпцигскихъ обѣдовъ, онъ не безъ похвальбы замѣтилъ: «Это что за дешевизна! Въ Эрлангенѣ мы, студенты, могли обѣдать много дешевле и были сыты, получая тарелку супа и клёцку». Будучи знакомь съ этимъ именемъ въ Россіи по супу съ клёцками, я, конечно, не понялъ, какъ можетъ насыщать одна клёцка студента, не отличающагося вообще слабымъ аппетитомъ, и понялъ загадку лишь тогда, когда Мюллеръ демонстрировалъ мнѣ обѣими руками ея объемъ въ видѣ шара чуть не съ человѣческую голову. Съ Мюллеромъ я пробылъ въ лабораторіи мѣсяца два, и затѣмъ мы уже не встрѣчались въ жизни; а съ другимъ моимъ товарищемъ этого времени я прожилъ въ Вѣнѣ цѣлый годъ, сошелся съ нимъ до степени дружбы, гостилъ по мѣсяцамъ въ его лабораторіи, когда мы оба были уже профессорами (онъ въ Грацѣ, а я въ Петербургѣ) и сохраняю къ нему чувство дружбы доселѣ. Благодаря Богу онъ еще живъ и сталъ для меня единственнымъ товарищемъ молодыхъ лѣтъ, тогда какъ всѣхъ моихъ друзей, описываемыхъ въ этихъ бѣглыхъ строкахъ, да и всѣхъ моихъ дорогихъ нѣмецкнхъ учителей давно уже нѣтъ на свѣтѣ.

Этимъ моимъ товарищемъ сдѣлался Роллетъ, ассистентъ Брюкке, профессора физіологіи въ вѣнскомъ уииверситетѣ. Онъ занимался тогда раствореніемъ кровяныхъ шариковъ электрическими разрядами черезъ кровь и приходилъ въ лабораторию Людвига показывать ему получавшіеся результаты. Тутъ я съ нимъ и познакомился, а затѣмъ мы стали ежедневно обѣдать въ одно и то же время въ одномъ и томъ же дешевенькомъ ресторанѣ въ Aiserstrasse. Будучи безза-