ЭСБЕ/Сербский язык: различия между версиями

нет описания правки
м (Робот: Автоматизированная замена текста (-({{ЭСБЕ *\|((?!ВИКИПЕДИЯ).)*)}} +\1|ВИКИПЕДИЯ=}}, -({{ЭСБЕ *\|((?!ВИКИТЕКА).)*)}} +\1|ВИКИТЕКА=}}, -({{ЭСБЕ *\|((?!ВИКИСКЛ…)
Нет описания правки
|ВИКИНОВОСТИ=
|ВИКИВИДЫ=
|МЭСБЕ=Сербский язык
|ЕЭБЕ=
|БЭАН=
|НЕОДНОЗНАЧНОСТЬ=
|КАЧЕСТВО=2
}}
 
'''Сербский язык''' (чаще всего отождествляемый с хорватским и потому называемый еще «сербохорватским») вместе с [[../Болгарский язык|болгарским]] и [[../Словенский язык|словинским]] языками принадлежит к юго-западной группе славянских наречий, характеризуемой плавными сочетаниями ''ра'', ''ла'', ''ре'', ''ле'' из ''ар'', ''ал'', ''ер'', ''ел'' (град, брег), смягчением губных при помощи ''л'' (земля), исчезновением зубных в сочетаниях ''дл'', ''тл'', ''дн'', ''тн'', смягчением ''äj'' в ''жд'', ''ђ'', ''j'', ''гь'' и ''mj'' в ''шт'', ''ћ'', ''ч'', ''кь'' (рожден, рођен, rojen, рогьен; свешта, cвјeћa, sveca, свекьа) и некот. друг. особенностями. Особенностями собственно С. вокализма служат: исчезновение старинных глухих звуков и переход их в ясные, особенно в самый характерный для С. языка звук ''а'', например: ''дьньсь'' — ''данас'', ''сънь'' — сан; замена старославянских юсов большого — чистым у, как в русском языке, малого — чистым е; различные соответствия старославянскому ''ять'' в виде ''е'' и ''je'', отождествление звуков ''ы'' и ''и'', слогообразующие звуки ''л'' и ''p'' и переход первого из них в ''у'' (''влъкъ'' — ''вук'', ''сльза'' — ''суза''); долгота и краткость гласных звуков. Из согласных звуков характерны: ''p'', неспособный смягчаться (цар); ''л'', переходящий часто в ''о'' (после гласного звука при заканчивании слога: писао — писал, соко''о'' или сок''о'' — сокол); ''д'' и ''т'', смягчающиеся в ''ђ'' (дьжь) и ''ћ'' (тьчь); ''х'', нередко совсем исчезающий (рам вм. храм); ''хв'', переходящ. в ''ф'' (фала); ''гк'', переход. в ''к'' (''лак'' вм. ''лагк'' из ''льгкъ'') и т. д. Различные способы ударения вместе с долготою гласных тоже составляют одну из особенностей С. речи, сближая ее, напр., с древнегреческим языком; ударение в ней не только разномастное и вольное, как в болгарском, словинском и русском языках, не только разнородное в отношении силы или напряжения голоса, но и музыкальное, основанное на значительных повышениях и понижениях. Издавна уже различают в сербохорватском языке три наречия — штокавщину, чакавщину и кайкавщину, получившие название от различного выговора в каждом из них вопросительного местоимения ''что'', произносимого у одних ''што'', y других ''ча'', у третьих ''кай.'' Первое наречие и есть собственно С., второе — хорватское (по Миклошичу; другие исследователи, как Даничич и Ягич, почти отождествляют оба наречия, считая их только, так сказать, различными состояниями языка в разное время его жизни: чакавщина — более древнее состояние, штокавщина — более позднее); наконец, третье является переходным от хорватского к словинскому (Миклошич даже прямо относит это наречие к числу словинских), образовавшимся, как думает Ягич, вследствие давнего смешения хорватов, т. е. западной отрасли сербохорватского народа, со словинцами. Древнейшие и наиболее важные памятники С. языка: договорная грамота Кулина, бана босанского, с князем Крвашем, дубровницким посланником, о праве торговли в Босне (1189), Законник царя Стефана Душана (1349), Полицкий Статут, закон Вербенский, или Керский, Винодольский закон (см.), а также разные деловые грамоты, дарственные записи и т. п., отличающиеся в Босне и Дубровнике большим количеством народных элементов в языке, чем в собственной Сербии (Новакович, «Примери книжевности и jезика старога и сербскословенскога», Белград, 1877). Из указанных 3-х наречий сербского яз. наибольшее значение и распространение имело и имеет более живучее и благозвучное штокавское, получившее с течением времени большую силу и преобладание даже в тех хорватских местностях, где употреблялись сначала другие наречия. Так, знаменитая дубровницкая литература XV—XVI вв., начавшаяся на чакавском наречии, в скором времени уже перешла к штокавщине, впрочем — так называемой «икавской» (т. е. с выговором ''е'' как ''и'', по западному говору); на штокавском же наречии писались и те грамоты, которыми сносились в XV—XVI в. с Дубровником, Венгрией и Россией турецкие султаны, венгерские короли и молдавские господари; иногда на этом же языке писались грамоты и австрийскими государями (грамоты Сигизмунда волошским обителям, 1418—29, Фердинанда I Сеньскому капитулу, 1527). В настоящее время штокавщина является общепризнанным книжным языком и орудием высшей образованности у всех разрозненных еще отраслей сербохорватского племени, для которых этот язык служит лучшей и сильнейшей связью; это — язык преподавания, суда и всех других отправлений общественной и государственной жизни [[../Сербы|сербов]] и [[../Хорваты|хорватов]].
 
''Литература'' (кроме указан. выше): Т. Флоринский: «Лекции по славянскому языкознанию» ([[../Киев|Киев]], 1895); Я. Гебауэр, «Славянские наречия» (перев. А. Степовича, Киев, 1882); А. Майков, «История С. языка» ([[../Москва|М.]], 1857); Г. Воскресенский, «Славянская хрестоматия»; С. Новакович, «Грамматика С. языка» (перевод А. Григорьева); Беленький, «С. грамматика» (1875); А. Шахматов, «К истории сербохорватских ударений» (1890); Ф. Ржига, «Сравнительные этимологические таблицы славянских языков» (СПб., 1878); его же, «Синтаксис славянских языков» (М., 1890); Ф. Миклошич, «Сравнительная грамматика славянских языков» (перевод Н. Шлякова), П. Лавровский, «Сербско-русский словарь» ([[СПб]]., 1870); его же, «Русско-сербский словарь» (СПб., 1880).
 
{{ЭСБЕ/Автор|А. Степович}}.