ЭСБЕ/Долгоруковы: различия между версиями

Нет описания правки
(Новая: «{{ЭСБЕ |КАЧЕСТВО=3 |ПРЕДЫДУЩИЙ=Долгоруково |СЛЕДУЮЩИЙ=Долгота астрономическая |ВИКИПЕДИЯ=Долгорук…»)
 
15) ''Василий Лукич'' (1672—1739), в 1687 г. отправился в свите дяди своего, кн. Якова Федоровича, во Францию, где и оставался для окончания своего образования до 1700 г. Здесь он основательно изучил несколько иностранных языков, заимствовал внешний лоск версальских придворных и, сдружившись с иезуитами, усвоил их нравственные воззрения. Вызванный в Россию, Д. был назначен состоять при другом своем дяде, кн. Григории Федоровиче, русском посланнике в Польше, и в течение 1706 и 1707 гг. заменял его в этой должности. С 1707 по 1720 г. он был послом в Дании, где ему поручено было разорвать союз датского короля Фридриха IV с Карлом XII и затем укрепить союз и дружбу России с Данией. В конце 1720 г. он был отправлен послом во Францию, хлопотать о посредничестве при примирении России со Швецией и о признании Петра императором. Первое поручение увенчалось успехом: французский посланник в Швеции получил приказание открыть «негоциацию», согласно с желанием Петра Великого, на просьбу же о признании императорского титула за русским царем регент отвечал решительным отказом. По возвращении из Франции, в 1723 г., Д. был сделан сенатором, а в следующем году назначен полномочным министром в Варшаву, с поручением защищать интересы православных и домогаться признания за Петром императорского титула. В 1726 г. Д. был послан в Стокгольм, с поручением противодействовать сближению Швеции с Англией и присоединению первой к Ганноверскому союзу; эта миссия не имела успеха. В царствование Петра II Д., назначенный членом верховного тайного совета, был руководителем всех честолюбивых планов фамилии Долгоруковых. Во время предсмертной болезни Петра II он явился самым энергичным участником в составлении подложного духовного завещания (см. ниже). Когда замысел этот потерпел неудачу, Д., тотчас по кончине Петра, в заседании верховного тайного совета поддержал предложение кн. Д. М. Голицина об избрании в императрицы герцогини Курляндской Анны Ивановны, редактировал «ограничительные пункты», сам отвез их в Митаву и уговорил Анну Ивановну подписать их, но, после приезда императрицы в Москву, должен был присутствовать при публичном уничтожении составленного им акта (см. Верховники). 9-го апреля 1730 г. Д. был назначен губернатором в Сибирь, с приказанием безотлагательно отправиться к месту назначения, а 17 апреля его нагнал офицер и предъявил указ императрицы о лишении его чинов и ссылке в деревню. 12 июня состоялся новый указ, которым повелевалось заточить кн. Д. в Соловецкий монастырь. В 1739 г., после признания кн. Ивана Алексеевича (см.) относительно подложной духовной Петра II, Д. был привезен в Новгород, подвергнут допросам и пытке и 8 ноября того же года обезглавлен.
 
{{ЭСБЕ/Автор|С. Ш.|Шубинский}}
 
16) ''Алексей Григорьевич'', сын Григория Федоровича (год рождения неизвестен), благодаря значению при дворе отца и дяди быстро повышался по службе; в 1713 г. был губернатором в Смоленске, в 1723 г. президентом главного магистрата, а в 1726 г., по ходатайству Меньшикова, возведен императрицей Екатериной I в звание сенатора и назначен гофмейстером и вторым воспитателем вел. кн. Петра Алексеевича; одновременно с этим сын его, кн. Иван Алексеевич, определен к великому князю гоф-юнкером. При Петре II, Д., осыпанный наградами, назначен членом верховного тайного совета. Он старался восстановить Петра против Меньшикова и, наконец, добился ссылки последнего в Сибирь. Честолюбивый и вместе с тем ограниченный, Д., чтобы совершенно подчинить себе Петра, отвлекал его от занятий, поощряя его страсть к охоте и другим удовольствиям, и беспрестанно увозил в свое подмосковное имение Горенки, где около него находились только члены Долгоруковской семьи. Здесь Д. сблизил четырнадцатилетнего императора с одной из своих дочерей, княжной Екатериной, которая и была обручена с государем. После смерти Петра II Д. был единственным членом верх. тайного совета, подавшим голос против избрания на царство Анны Ивановны. По воцарении Анны, кн. Д. был сослан со всей семьей в Березов, где и умер в 1734 г.
 
{{ЭСБЕ/Автор|С. Ш.|Шубинский}}
 
17) ''Иван Алексеевич'', сын предыдущего, род. в 1708 г. В 1726 г. пожалован гоф-юнкером к вел. кн. Петру Алексеевичу, который скоро искренне к нему привязался. За неосторожно выраженное неодобрение предполагавшемуся обручению Петра с дочерью Меньшикова, Д. был назначен к переводу в полевые полки; но когда, вслед за тем, на престол вступил Петр, Меньшиков должен был оставить при нем его фаворита. После падения Меньшикова Д. сделан был обер-камергером и получил чин майора Преображенского полка (равнявшийся тогда чину генерала). Перед ним раболепствовали не только придворные, но и иностранные министры. Человек не без способностей и с добрым сердцем, Д. не имел ни воли, ни нравственных правил; высота общественного положения, которой он достиг без всякого труда и заслуг, вскружили ему голову; никем не сдерживаемый, он вел рассеянную и распутную жизнь. В конце 1729 г. И. А. сделался женихом графини Натальи Борисовны Шереметевой. Когда Петр II находился в предсмертной агонии, князь Алексей Григорьевич собрал всех своих родичей и предложил составить подложное завещание от имени государя о назначении преемницей престола государыни-невесты. После долгих споров, было решено написать два экземпляра духовной; И. А. должен был попытаться поднести один из них к подписи императора, а другой подписать теперь же под руку Петра, на случай если бы последний не был в состоянии подписать сам первый экземпляр. Когда оба экземпляра духовной были составлены, И. А. очень схоже подписался на одном под руку Петра. Этим и ограничилось его участие в замысле родичей. Находясь неотлучно у одра умирающего государя, он не присутствовал на дальнейших совещаниях. Так как Петр не приходил в сознание, то князю Д. не удалось поднести к его подписи заготовленное завещание. После кончины императора он передал оба экземпляра духовной своему отцу, который впоследствии сжег их. Вскоре по воцарении Анны Ивановны Д. обвенчался с графиней Шереметевой. 9 апреля 1730 г. Д. был сослан, вместе с другими членами его семейства, в дальние деревни, а в июне того же года переведен в Березов. Сперва Долгоруковых держали там довольно строго, но потом им удалось задобрить своего пристава, майора Петрова, и березовского воеводу Бобровского, которые начали оказывать им разные послабления. Д. стал заводить дружбу с офицерами местного гарнизона, с местным духовенством и с березовскими обывателями, и вместе с тем вновь втягиваться в прежнюю, разгульную жизнь. В числе его приятелей находился тобольский таможенный подьячий Тишин, которому приглянулась красивая «разрушенная» государыня-невеста, княжна Екатерина. Раз как-то, напившись пьяным, он в грубой форме высказал ей свои желания. Оскорбленная княжна пожаловалась другу своего брата, поручику Овцыну, который жестоко избил Тишина. В отмщение подьячий подал сибирскому губернатору донос, материалом для которого послужили неосторожные выражения Д. В Березов был послан капитан сибирского гарнизона Ушаков, с секретным предписанием проверить заявления Тишина. Когда оно подтвердилось, Д., в 1738 г., был увезен в Тобольск, вместе с двумя его братьями, Бобровским, Петровым, Овцыным и многими другими березовскими обывателями. Следствие, производившееся по современному обычаю «с пристрастием», т. е. с пыткой, продолжалось недолго. Девятнадцать человек из числа арестованных были признаны виновными в разных послаблениях Д. и прикосновенными к «вредительным и злым словам» кн. Д.; Петров был обезглавлен, а остальные биты кнутом и разосланы по дальним городам или записаны в солдаты. Д. во время следствия содержался в ручных и ножных кандалах, прикованным к стене. Нравственно и физически измученный, он впал в состояние, близкое к умопомешательству, бредил наяву и рассказал даже то, чего у него не спрашивали — историю сочинения подложного духовного завещания при кончине Петра II. Неожиданное признание это повлекло за собой новое дело, к которому привлечены были дяди князя Д., Сергей и Иван Григорьевичи и Василий Лукич. 8 ноября 1739 г. И. А. Д. был колесован на Скудельничьем поле, в версте от Новгорода.
 
{{ЭСБЕ/Автор|С. Ш.|Шубинский}}
 
18) ''Сергей Григорьевич'', сын Григория Федоровича, один из выдающихся дипломатов прошлого столетия. Молодость свою провел при посольствах в Париже, Вене и Лондоне. В 1721—25 и 1728—29 гг. был посланником в Варшаве. В 1729 г. был вызван в Петербург своими родственниками, а в 1730 г. разделил их опалу. Высланный с женой и детьми на безвыездное житье в дальние деревни, он через несколько месяцев был сослан в Раненбург (Рязанской губернии) под строгий присмотр, а имения его, кроме одного, конфискованы. В 1735 г., благодаря заступничеству его тестя, П. П. Шафирова, участь Д. была облегчена и ему дозволено жить в одной из его деревень. Через 4 года Д. удалось добиться полного помилования, и он даже был назначен послом в Лондон. Но не успел Д. выехать из Петербурга, как возобновилось дело о Д. (см. Иван Алексеевич Д.). Д., как составитель подложного завещания от имени Петра II, был арестован, подвергнут допросу и казнен в Новгороде 8 ноября 1739 г.
 
{{ЭСБЕ/Автор|Е. К.|Кивлицкий}}
 
19) ''Владимир Сергеевич'' (1717—1803) обучался во Франции, службу начал в 1756 г. «дворянином» посольства в Константинополе, с 1762 по 1789 г. был посланником при прусском дворе.
20) ''Василий Михайлович'' — племянник Василия Владимировича (1722—1782). Опала, постигшая его родичей при императрице Анне Ивановне, коснулась и Д. На тринадцатом году он был записан солдатом в армию, двинутую под начальством фельдмаршала Миниха против Крыма. Отличился при взятии Перекопской крепости (1736), но до кончины Анны Ивановны оставался в полном забвении. При Елизавете Петровне он начал быстро подвигаться в чинах и участвовал с отличием в Семилетней войне. Императрица Екатерина II, в день своего коронования, произвела его в генерал-аншефы. При объявлении первой войны Турции, на князя Д. возложено было охранение наших крымских границ, а в следующем году велено вторгнуться с тридцативосьмитысячным корпусом в Крым. Эта задача была им выполнена блистательно. 4 июля он разбил семидесятитысячную армию хана Селим-Гирея и овладел Перекопом; 29 июля, при Кафе, вторично поразил собранное ханом девяностопятитысячное войско; вслед за тем занял Арабат, Керчь, Еникале, Балаклаву и Тамань, принудил Селима бежать в Константинополь и возвел на его место доброжелателя России, хана Саиб-Гирея. Императрица наградила князя Д. орденом св. Георгия 1 ст. и титулом «Крымского». Обиженный тем, что не получил чина фельдмаршала, Д. вышел в отставку и поселился в деревне. В 1780 г. императрица назначила его главнокомандующим в Москву, где он заслужил общую любовь своей добротой, доступностью и бескорыстием.
 
{{ЭСБЕ/Автор|С. Ш.|Шубинский}}
 
21) ''Юрий Владимирович'' (174 0—1830) отличился в Семилетней войне, был два раза ранен. В начале первой турецкой войны Д. был послан с секретным поручением поднять черногорцев против турок; но, не имея никакого понятия о нравах, обычаях и характере черногорцев, он потерпел полную неудачу и, едва не поплатившись жизнью, уехал в Пизу, где явился к начальнику нашего флота в Архипелаге, графу А. Г. Орлову. Состоя при последнем, князь Д. пытался высадиться около крепости Модоны и овладеть ею, но вынужден был отступить, раненный в руку и ногу. На собранном графом Орловым военном совете Д. вместе с Грейгом настоял, «чтобы флот наш искал турецкий и атаковал его»; перед самой Чесменской битвой принял, по просьбе Грейга, начальство над кораблем «Ростиславом» и, командуя им, содействовал уничтожению турецкого флота. Позже он сражался против турок под начальством Румянцева. Во время второй турецкой войны Д. овладел Аккерманом и Бендерами. Обидевшись, что при формировании армии, предназначавшейся против Пруссии, главнокомандующим был назначен не он, а граф И. П. Салтыков, Д. в 1790 году вышел в отставку. В 1793 г. Екатерина вверила ему начальство над войсками, расположенными в присоединенных от Польши губерниях; но вскоре, поссорившись с фаворитом императрицы, кн. Зубовым, он вынужден был сперва оставить должность, а потом вторично выйти в отставку. По воцарении императора Павла он был назначен главнокомандующим в Москву, но, по наветам недоброжелателей, уволен от службы (1797). Через несколько месяцев государь вызвал его в Петербург, обласкал и спросил: «Чего он хочет?» — «Угодить вашему величеству», — отвечал Д., — и за этот ответ получил звание члена государственного совета, но, вслед за тем, опять неожиданно уволен в отставку. Во время войны 1812 г., при формировании ополчения, Д. был избран начальником седьмой области земского войска. Любопытная автобиография его, в которой подробно описана экспедиция в Черногорию, напечатана в приложении к «Сказаниям о роде князей Долгоруковых», издана книга П. В. Долгоруковым в 1840 г.
 
{{ЭСБЕ/Автор|С. Ш.|Шубинский}}
 
22) ''Иван Михайлович'' (17 64—1823) был сначала на военной службе, затем вице-губернатором в Пензе и губернатором во Владимире. Собрания его стихотворений и сочинений («Бытие моего сердца») выходили в М., 1802, 1808, 1818 и переизданы в 1849 г. Смирдиным. Своими любовными посланиями к Глафирам, Нинам и т. д. Д. приобрел в свое время известность. Он написал также несколько элегий на смерть известных лиц, несколько од, оперу «Любовное волшебство», комедию «Дурылом, или Выбор старшины». Во всех этих произведениях кн. Д. очень мало поэтического, что сознавали уже и современники поэта (напр. Батюшков). Гораздо большего внимания заслуживают оставшиеся после князя Д. отрывки его воспоминаний («Москвитянин», 1844, № 11, 1842, № 2; переп. в изд. Смирд. II), «Капище моего сердца, или словарь всех тех, с коими я был в разных отношениях в течение моей жизни» (изд. с предисловием О. Бодянского в «Чтениях общества истории и древностей», 1872 и в «Русском Архиве», 1890), «Журнал путешествия из Москвы в Нижний в 1813» (в «Чтениях», 1870 и отд.), «Путешествие в Киев в 1817 г.», (там же). Письма кн. Д. к Макарову напечатаны в «Дамском Журнале» (т. 25 и 26). — О кн. Д. см. М. Дмитриева, «Москвитянин», 1851, № 3, и отд. (изд. 2, М., 1863); ст. М. Лонгинова в «Современной Летописи», 1863, № 4; «Сочинения К. HН. Батюшкова», под редакцией Л. Н. Майкова, II.
 
{{ЭСБЕ/Автор|А. Л—нко}}.