Обломов (Гончаров)/Часть 2/Глава 3: различия между версиями

м
Нет описания правки
(Новая: {{Отексте |АВТОР=Иван Александрович Гончаров 18911891 | НАЗВАНИЕ=Обломов | ЧАСТЬ=Часть II, г...)
 
м
}}
 
— Здравствуй, Илья. Как я рад тебя видеть! Ну, что, как ты поживаешь? Здоров ли? — спросил Штольц.
 
Здоров ли? — спросил Штольц.
 
— Ох, нет, плохо, брат Андрей, — вздохнув, сказал Обломов, — какое здоровье!
— Только? — спросил он. — Это ты наспал себе.
 
— Какое «только»: изжога мучит. Ты послушал бы, что давеча доктор сказал. "За границу, говорит, ступайте, а то плохо: удар может быть».
 
"За границу, говорит, ступайте, а то плохо: удар может быть».
 
— Ну, что ж ты?
— Ну, брат Андрей, и ты то же! Один толковый человек и был, и тот с ума спятил. Кто же ездит в Америку и Египет! Англичане: так уж те так господом богом устроены; да и негде им жить-то у себя. А у нас кто поедет? Разве отчаянный какой-нибудь, кому жизнь нипочем.
 
— В самом деле, какие подвиги: садись в коляску или на корабль, дыши чистым воздухом, смотри на чужие страны, города, обычаи, на все чудеса… Ах, ты! Ну, скажи, что твои дела, что в Обломовке?
 
Ну, скажи, что твои дела, что в Обломовке?
 
— Ах!.. — произнес Обломов, махнув рукою.
— Зачем ты пускаешь к себе это животное? — заметил Штольц.
 
— Чего пускать! — вмешался Захар. — Придет словно в свой дом или в трактир. Рубашку и жилет барские взял, да и поминай как звали! Давеча за фраком пожаловал: «дай надеть!» Хоть бы вы, батюшка, Андрей Иваныч, уняли его…
 
Рубашку и жилет барские взял, да и поминай как звали! Давеча за фраком пожаловал: «дай надеть!» Хоть бы вы, батюшка, Андрей Иваныч, уняли его…
 
— Не твое дело, Захар. Подь к себе! — строго заметил Обломов.
— Вот книга! — заметил Обломов, указав на лежавшую на столе книгу.
 
— Что такое? — спросил Штольц, посмотрев книгу. — «Путешествие в Африку». И страница, на которой ты остановился, заплесневела. Ни газеты не видать… Читаешь ли ты газеты?
 
Читаешь ли ты газеты?
 
— Нет, печать мелка, портит глаза… и нет надобности: если есть что-нибудь новое, целый день со всех сторон только и слышишь об этом.
— Ах, Илья, Илья! — сказал Штольц. — Нет, я тебя не оставлю так. Через неделю ты не узнаешь себя. Уже вечером я сообщу тебе подробный план о том, что я намерен делать с собой и с тобой, а теперь одевайся. Постой, я встряхну тебя. Захар! — закричал он. — Одеваться Илье Ильичу!
 
— Куда, помилуй, что ты? Сейчас придет Тарантьев с Алексеевым обедать. Потом хотели было…
 
Потом хотели было…
 
— Захар, — говорил, не слушая его, Штольц, — давай ему одеваться.
— Ты еще сапог не надел! — с изумлением сказал Штольц. — Ну, Илья, скорей же, скорей!
 
— Да куда это? Да зачем? — с тоской говорил Обломов. — Чего я там не видал? Отстал я, не хочется…
 
Отстал я, не хочется…
 
— Скорей, скорей! — торопил Штольц.
40 576

правок