Страница:История торговых кризисов в Европе и Америке (Вирт) 1877.pdf/82: различия между версиями

еще → ещё
[непроверенная версия][непроверенная версия]
(ё)
(еще → ещё)
Тело страницы (будет включаться):Тело страницы (будет включаться):
Строка 6: Строка 6:
При условіяхъ, слагавшихся такимъ образомъ, англійская торговля могла выступить побѣдоносно лишь въ нѣкоторыхъ отдѣльныхъ отрасляхъ, какъ, напримѣръ, въ хлопчатобумажномъ и желѣзномъ дѣлѣ, а также въ отношеніи колоніальныхъ товаровъ, такъ какъ торговымъ флотамъ континентальныхъ госу<noinclude>-</noinclude><includeonly>дарствъ</includeonly>
При условіяхъ, слагавшихся такимъ образомъ, англійская торговля могла выступить побѣдоносно лишь въ нѣкоторыхъ отдѣльныхъ отрасляхъ, какъ, напримѣръ, въ хлопчатобумажномъ и желѣзномъ дѣлѣ, а также въ отношеніи колоніальныхъ товаровъ, такъ какъ торговымъ флотамъ континентальныхъ госу<noinclude>-</noinclude><includeonly>дарствъ</includeonly>
|
|
При этих то условиях торговля Великобритании не только вернула индустрии тот рынок, который ей был нужен для сбыта обыкновенного годового количества её продуктов, но еще, сверх того, открыла Английским мануфактурным произведениям такую обширную новую область для сбыта, что производство последних удвоилось, учетверилось, во многих случаях, даже, удесятерилось, и что английское правительство в годовом доходе страны, возросшем в невероятных размерах, могло находить средства к покрытию своих беспрерывных расходов.
При этих то условиях торговля Великобритании не только вернула индустрии тот рынок, который ей был нужен для сбыта обыкновенного годового количества её продуктов, но ещё, сверх того, открыла Английским мануфактурным произведениям такую обширную новую область для сбыта, что производство последних удвоилось, учетверилось, во многих случаях, даже, удесятерилось, и что английское правительство в годовом доходе страны, возросшем в невероятных размерах, могло находить средства к покрытию своих беспрерывных расходов.


Парижский мир, опрокинувший все расставленные Наполеоном преграды, разом изменил положение дел. Казалось бы, тут-то английской индустрии и наводнить вновь открывшиеся для неё рынки массою своих продуктов; следовало ожидать, что она, благодаря тем усовершенствованиям и развитию, которых, при помощи машин и производства в больших размерах, достигли её продукты среди свободы всемирной торговли, в период изгнания их с европейских рынков, вытеснит и убьет своею дешевизною европейскую индустрию, взращённую под опекою протекционистской политики. В отдельных отраслях индустрии оно так и случилось: некоторые тепличные растения, которым недоставало благоприятных условий, какие были созданы английскою индустрией, напр., железное производство, — некоторые подобные искусственно созданные отрасли промышленности, говорим мы, бесспорно были обречены на погибель. Но, при всём том, те из английских фабрикантов и промышленников, которые спекулировали на возможность выбросить на европейские рынки, по окончании войны, большие массы своих товаров, ошиблись в расчете. Дело в том, что во многих отраслях и европейская индустрия не отставала от английской и успела сделать во время предшествующего периода значительные успехи. Если, с одной стороны, недоступность для неё всемирного рынка и запретительные тарифы стесняли естественное развитие присущих ей сил, то, с другой стороны, снятие пошлинных преград для многих отраслей индустрии в пределах европейского континента открыло сбыту последних больший простор, служа до известной степени вознаграждением за потерю всемирного рынка; в то же время мера эта возбудила конкуренцию в бо&#769;льших размерах, чем то было доселе и побудила фабрикантов обращать большее внимание, чем прежде, на все успехи техники и на все указания природы и искусства, вкуса и потребностей публики, и споспешествовать, таким образом, и с своей стороны поднятию континентальной индустрии на высшую ступень.
Парижский мир, опрокинувший все расставленные Наполеоном преграды, разом изменил положение дел. Казалось бы, тут-то английской индустрии и наводнить вновь открывшиеся для неё рынки массою своих продуктов; следовало ожидать, что она, благодаря тем усовершенствованиям и развитию, которых, при помощи машин и производства в больших размерах, достигли её продукты среди свободы всемирной торговли, в период изгнания их с европейских рынков, вытеснит и убьет своею дешевизною европейскую индустрию, взращённую под опекою протекционистской политики. В отдельных отраслях индустрии оно так и случилось: некоторые тепличные растения, которым недоставало благоприятных условий, какие были созданы английскою индустрией, напр., железное производство, — некоторые подобные искусственно созданные отрасли промышленности, говорим мы, бесспорно были обречены на погибель. Но, при всём том, те из английских фабрикантов и промышленников, которые спекулировали на возможность выбросить на европейские рынки, по окончании войны, большие массы своих товаров, ошиблись в расчете. Дело в том, что во многих отраслях и европейская индустрия не отставала от английской и успела сделать во время предшествующего периода значительные успехи. Если, с одной стороны, недоступность для неё всемирного рынка и запретительные тарифы стесняли естественное развитие присущих ей сил, то, с другой стороны, снятие пошлинных преград для многих отраслей индустрии в пределах европейского континента открыло сбыту последних больший простор, служа до известной степени вознаграждением за потерю всемирного рынка; в то же время мера эта возбудила конкуренцию в бо&#769;льших размерах, чем то было доселе и побудила фабрикантов обращать большее внимание, чем прежде, на все успехи техники и на все указания природы и искусства, вкуса и потребностей публики, и споспешествовать, таким образом, и с своей стороны поднятию континентальной индустрии на высшую ступень.