Открыть главное меню

Изменения

173 байта добавлено ,  8 лет назад
Нет описания правки
Однако если не в прямой защите еврейских интересов, то подчас в вопросах более существенных еврейство занимает в творчестве Г. значительное место. Кроме вышеупомянутых поэтических произведений, к которым должно присоединить еще «Erlauschtes», «Apollon», «Donna Klara» и др., можно указать на главы его «Мемуаров», некролог Л. Маркуса, статью ο тяжком положении евреев в Дамаске и др. Важнее, однако, отдельные мысли Γ. ο еврействе; кровная связь чувствуется в этих разрозненных изречениях с такою же силой, как и проницательность обобщающей мысли. Оценка Шейлока как еврея, данная в «Женщинах Шекспира», принадлежит к наиболее сильному, что сказано о еврействе героя Шекспира. Известно его противоположение эллина и еврея как двух культурно-исторических типов; никто не станет отрицать его убедительности, его выразительности и его блеска, и авторитетный английский критик Мэтью Арнольд положил его даже в основание своей теории культурного развития. Полны плодотворной значительности такие, наприм., обобщения: «Греки — лишь красивые юноши. Евреи же всегда были мужи, могучие, непреклонные мужи, не только некогда, но и по сей день, несмотря на восемнадцать веков преследования и горя. Если бы гордость происхождением не противоречила воину революции, моим демократическим убеждениям, я гордился бы тем, что предки мои происходили из благородного дома Израиля, что я потомок тех мучеников, которые дали миру Бог нравственность и которые всюду и везде страдали и боролись за идеи. Дела евреев и сущность их неизвестны миру. Думают, что знают их, потому что видели их бороды; как в Средние века, так и теперь они — странствующая тайна. Она раскроется, эта тайна, в тот день, о котором говорит пророк, когда будет един пастырь и едино стадо и праведный, понесший муку за благо человечества, получит признание». Сам Гейне склонен был первоначально переоценивать эллинский элемент в свой природе, но Библия и Моисей вызывали в нем полное энтузиазма признание их величия: «Как ничтожен Синай, когда на нем стоит Моисей», «Библия — это отечество еврея, которое он повсюду носит с собою» и т. п. Сложность и значительность еврейства как исторической и моральной индивидуальности определена в знаменитых афоризмах: «еврей, если хорош, лучше христианина, если же плох, то он хуже его»; «евреи сделаны из того теста, из которого делают богов»; «если бы теперь не было евреев и узнали бы, что где-то находится один экземпляр, люди ездили бы за сотни верст, чтобы пожать ему руку» и т. п. Прямой поворот к еврейству видят некоторые исследователи в том обращении от атеистического и адогматического пантеизма к монотеизму, которое нашло себе выражение в знаменитом послесловии к «Романцеро» или в письме к Лаубе 1850 г. («Я отказался от гегелевского Бога, или, вернее, от гегельянского безбожия и на его место поставил догмат ο действительном личном Боге, сущем вне природы и духа человеческого»). В этом смысле и понимают его заявление «Je suis revenu à Jehovah». Но в этой стадии поворот к личному Богу, конечно, не был поворотом к какой бы то ни было из исторических религий, культ и формулы которых — в том числе и иудаизма — были для Г. искони предметом остроумных насмешек. Да и не могло быть обращения к еврейству, от которого внутренне Г. никогда не мог уйти, несмотря на свои внешние шаги, которые кажутся мелкими перед лицом этой глубокой, всепроникающей связи. И оттого даже наиболее националистически настроенные евреи склонны закрывать глаза на «измену» Гейне, и все еврейство охотно присоединяется к словам его друга, глубоко религиозного Александра Вейля, который — в ответ на стихи поэта «Keinen Kadisch wird man sagen… an meinen Sterbetagen» — находит, что евреи могут произнести торжественный «кадиш» по своем поэте, одном из многих великих борцов за человечность, которых евреи дали миру, но единственном — после библейских — великом поэте, которого еврейство дало мировой литературе. Теснейшую связь Г. с еврейством столь же охотно, как и евреи, оттеняют антисемиты, не раз избиравшие его мишенью ожесточенных нападок. Под влиянием антисемитского настроения один из величайших народных поэтов Германии не только похоронен на парижском кладбище, но и до сих пор не удостоен на родине памятника. Городское самоуправление католического Дюссельдорфа не отказалось дать место для такого памятника и лишь под давлением агитации и прямого вмешательства высшего правительства изменило свое решение. Удачная статуя больного поэта работы датского скульптора Гассельриса украшала площадку перед замком Ахиллейон на острове Корфу, пока владельцем замка была покойная императрица австрийская Елизавета, преданная поклонница Г.; но когда поместье купил Вильгельм II, он не замедлил приказать убрать статую, которая была продана старому издателю Г. Кампе. На одной из площадей Нью-Йорка высится «Фонтан Лорелеи» с барельефом ее поэта. — Ср.: Кроме критического издания полного собрания сочинений Г. под ред. Эльстера (1887—90), следует указать первое изд. — Гофмана и Кампе (1861—66), популярные — Карпелеса, Бельше, Лаубе (иллюстр.) и др. Из обширной литературы важны биографии: Strodtmann (1860—67), Prölss (1886), Karpeles, Heine u. seine Zeitgenossen (1888); idem, Heine, Aus seinem Leben u. seiner Zeit (1900); Autobiographie (1888; составлена автором из сочинений и писем Γ.), Α. v. Winterfeldt (1906); W. Holzammer (1906). Характеристики — G. Brandes в Hauptströmungen, B. III; Treitschke, Deutsche Geschichte, B. IV (националистская); A. Bartels, Heinrich Heine. Auch ein Denkmal (1906 год; резко антисемитская); Leo Berg·, в Zwischen zwei Jahrhunderten (1896); Matthew Arnold, в Essays in critizism (1881, vol. II); J. Legras, Henri Heine poète (1897 — выдающийся труд); H. Lichtenberger, H. Heine penseur (1908); W. Bölsche, H. Heine, Analyse seiner Werke und seiner Weltanschauung (1888), Nietzky, Heinrich Heine als Dichter und Mensch (1895). — Из писем и воспоминаний интересны: переписка с Мозером, с семьей (у Embden, Heines Familienleben, 1892); Max Heine, Erinnerungen an H. H. (1886); Hueffer, Aus dem Leben H. Heines (1878); Nassen, Heines Familienleben (1895); собрание писем предпринято издательством Pan. «Мемуары» Γ. существовали в двух рукописях, из которых более полная должна считаться теперь окончательно погибшей; другая редакция, напечатанная в 1884 г. в «Gartenlaube» и с тех пор включаемая в собрания сочинений, охватывает лишь юность поэта. — Отношение Г. к еврейству освещено специально в «Geschichte d. Juden» Греца (пер. в «Восходе», 1881, XI—XII), биографическом труде Штродтмана (из последнего глава «Молодая Палестина» переведена в «Евр. библиотеке», 1871 г., т. 1), у Karpeles, H. Heine und das Judenthum (1890), и Max Jungmann, Heine — ein National-Jude. Обходя обширную литературу статей и брошюр, следует указать брошюру Eckertz, Heine u. sein Witz (1908), где определены еврейские элементы остроумия Гейне. В статье Heine im Hebräischen (Ost und West, 1907, XII) Майзельс рассматривает древнееврейские переводы Гейне и указывает его биографию — El. Schulmann, Mimkor Israël — первую на древнеевр языке биографию иноязычного поэта. — Русская литература ο Γ. богата оценками, характеристиками и биографическими очерками, в общем малосамостоятельными. Два новейших полных русских собрания его сочинений (под ред. П. И. Вейнберга и Π. Β. Быкова) сопровождаются критико-биографическими статьями. На переводах лирики Г. пробовали свои силы чуть не все выдающиеся русские поэты, начиная от Лермонтова, Тютчева, Майкова и кончая Бальмонтом. Из русских работ ο Гейне следует упомянуть: известную яркую характеристику Писарева, Арсеньева («Вестник Евр.», 1891, 3), Чуйко, Шелгунова («Дело», 1870, 10), Аполлона Григорьева (Сочинения Г., I), Е. Маркова, Овсяннико-Куликовского (СПб., 1908), И. Анненского («Книга отражений», II, СПб., 1909). Об отношении Г. к еврейству — «Генр. Γ. ο евр. вопросе» («Евр. записки», 1881, 6: перевод главы ο Шейлоке); Мстиславский, «Возвращенный Гейне» («Нед. хрон. Восхода», 1883, № 48).
 
[[Аркадий Георгиевич Горнфельд|А. Горнфельд]].
 
Раздел6.
 
[[Категория:ЕЭБЕ]]
[[Категория:Словарные статьи Аркадия Георгиевича Горнфельда]]