Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 1.djvu/282: различия между версиями

м
орфография
м (орфография)
Тело страницы (будет включаться):Тело страницы (будет включаться):
Строка 1: Строка 1:
<section begin=VII. Азійскій человѣкъ-l />же основная мысль, одна и та же логика руководствовали ихъ образованіемъ: они развились всѣ изъ одного зародыша, какой бы онъ ни былъ, на различныхъ террасахъ сѣверной оконечностн восточной плоской возвышенности; они всѣ сродны между собою, отличаются одинаковою и весьма рѣзкою физіономіею, и образуютъ одну семью, раздѣленную на четыре главнѣйшія отрасли, Маньджурскую, Монгольскую, Турецкую и Финскую, — семью, которую мы назовемъ, общимъ именемъ, Монгольскою, или точнѣе, семьею языковъ Монгольскаго племени. Финны могутъ быть названы западными Монголами: многія ихъ поколѣнiя, напримѣръ Маджары, были еще въ десятомъ вѣкѣ похожи и лицемъ на Монголовъ; Гунны и Аланы по всей вѣроятности, принадлежали къ ихъ же отрасли. Весь этотъ уголъ былъ занятъ въ древности языками плодовитой Монгольской семьи: нынче одна восточная часть его остается въ ихъ владѣніи; въ западную вторглись языки Европейскіе, преимущественно Славянскій, и онъ-то почти истребилъ многочисленные языки Финской отрасли; толькъ слабые ихъ остатки виднѣются еще, раскиданные на обширномъ пространствѣ, подъ именами языковъ Чухонскаго, Лапландскаго, Олонецкаго, Пермскаго, Самоѣдскаго, Остяцкаго, Вогульскаго, Вотяцкаго, Черемыскаго, Мордовскаго, и проч. Финскіе языки, повидимому, въ самомъ началѣ отдѣлнлись отъ общаго корня, спустились съ террасъ восточной плоской возвышенности, и избрали гнѣздомъ своимъ Уралъ, откуда потомъраз-лялись повсѣму Сѣверу Европы. Исключая одной Маньджурской, всѣ три остальныя отрасли этой семьи, Финская, Турецкая и отчасти собственная Монгольская, поперемѣнно наводняли Европу своими языками: промежутокъ между Ураломъ и Каспiйскимъ Моремъ служилъ для нихъ естественнымъ отверзстіемъ, черезъ которое они выливались изъ Азіи на нашу часть Свѣта. Можно даже полагать, что и четвертая отрасль, самая восточная, хотя мгновенно посѣтила Европу, потому что съ первыми Монголами, которые проникли до Силезіи и потомъ вдругъ воротились на свою плоскую возвышенность, были навѣрное и поколѣнія Маньджурскія.
+
<section begin=VII. Азійскій человѣкъ-l/>же основная мысль, одна и та же логика руководствовали ихъ образованіемъ: они развились всѣ изъ одного зародыша, какой бы онъ ни былъ, на различныхъ террасахъ сѣверной оконечности восточной плоской возвышенности; они всѣ сродны между собою, отличаются одинаковою и весьма рѣзкою физіономіею, и образуютъ одну семью, раздѣленную на четыре главнѣйшія отрасли, Маньджурскую, Монгольскую, Турецкую и Финскую, — семью, которую мы назовемъ, общимъ именемъ, Монгольскою, или точнѣе, семьею языковъ Монгольскаго племени. Финны могутъ быть названы западными Монголами: многія ихъ поколѣнiя, напримѣръ Маджары, были еще въ десятомъ вѣкѣ похожи и лицемъ на Монголовъ; Гунны и Аланы по всей вѣроятности, принадлежали къ ихъ же отрасли. Весь этотъ уголъ былъ занятъ въ древности языками плодовитой Монгольской семьи: нынче одна восточная часть его остается въ ихъ владѣніи; въ западную вторглись языки Европейскіе, преимущественно Славянскій, и онъ-то почти истребилъ многочисленные языки Финской отрасли; толькъ слабые ихъ остатки виднѣются еще, раскиданные на обширномъ пространствѣ, подъ именами языковъ Чухонскаго, Лапландскаго, Олонецкаго, Пермскаго, Самоѣдскаго, Остяцкаго, Вогульскаго, Вотяцкаго, Черемыскаго, Мордовскаго, и проч. Финскіе языки, повидимому, въ самомъ началѣ отдѣлились отъ общаго корня, спустились съ террасъ восточной плоской возвышенности, и избрали гнѣздомъ своимъ Уралъ, откуда потомъ разлились по всѣму Сѣверу Европы. Исключая одной Маньджурской, всѣ три остальныя отрасли этой семьи, Финская, Турецкая и отчасти собственная Монгольская, поперемѣнно наводняли Европу своими языками: промежутокъ между Ураломъ и Каспiйскимъ Моремъ служилъ для нихъ естественнымъ отверзстіемъ, черезъ которое они выливались изъ Азіи на нашу часть Свѣта. Можно даже полагать, что и четвертая отрасль, самая восточная, хотя мгновенно посѣтила Европу, потому что съ первыми Монголами, которые проникли до Силезіи и потомъ вдругъ воротились на свою плоскую возвышенность, были навѣрное и поколѣнія Маньджурскія.
 
Параллельно чертѣ, проложенной оть центра Азіи къ верху Ботническаго Залива, проведемъ другую, отъ сѣвернаго угла Персидскаго <section end=VII. Азійскій человѣкъ-l />
 
   
 
Параллельно чертѣ, проложенной оть центра Азіи къ верху Ботническаго Залива, проведемъ другую, отъ сѣвернаго угла Персидскаго
  +
<section end=VII. Азійскій человѣкъ-l/>
 
----
 
----
   
<section begin=VII. Азійскій человѣкъ-r />Залива къ южной оконечности Англіи. На зтой обширной полосѣ обитала прежде другая семья языковъ, раздѣленныхъ на двѣ главныя отрасли и тоже сродныхъ между собою; но замѣтьте, — совсѣмъ другая основная мысль проявляется въ устройствѣ и расположеніи ихъ звуковъ; слова ихъ дѣйствуютъ и движутся совершенно по другой логикѣ, и, что важнѣе, послѣдняя діаметрально противоположна логикѣ языковъ семьи Монгольской. Полоса эта заключаетъ въ себѣ всю Персію, Малую Азію, юговосточную и среднюю Европу. На ней процвѣтали, — въ Азіи разные языки Персской отрасли, Зендъ, Пеглеви, Парси, Мидійскій, Курдскій и многіе другіе, между которыми ваходился гдѣ-то къ югу и Санскритскій; въ Европѣ языки Европейской отрасли, Греческій, Латинскій, Германскій, Славянскій, Гальскій и прочіе. Нынче не подлежитъ сомнѣнію, что обѣ эти отрасли имѣютъ общее начало и, такъ сказать, составляютъ природное слово Кавказскаго племени, распространеннаго по всей полосѣ; но ннкакъ нельзя допустить, чтобы это слово первовачальво вышло изъ Индіи, какъ того хочется ученымъ Индо-Германцамъ потому только, что одинъ изъ языковъ этой семьи, именно Санскритскій, отысканъ недавно въ Индостанѣ. Изображая физическое устройство Азійскаго материка, мы старались освѣтить особенно одинъ важный пунктъ, — преграды, поставленныя самою Природою выходу племенъ изъ Китая и Индіи, на которую предпріимчнвые завоеватели могутъ нагрянуть съ сѣвера, но изъ которой нельзя выходить массамъ. Да сверхъ того, подвижныя поколѣнія всегда стремятся сами на полуострова: нѣтъ ни какихъ причинъ, которыя бы вытѣсняли оттуда туземцевъ. Поэтому можно заключнть съ нѣкоторою увѣренностью, что древнѣйшая и естественная граница языковъ Персо-Европейскихъ съ юга суть Гималайскія Горы; что Санскритскій языкъ занесенъ въ Индію съ сѣвера, и что онъ нѣкогда господствовалъ въ ней посредствомъ правительства и вѣры только такъ, какъ потомъ языкъ ново-Персидскій, введенный туда Магометанскими завоевателями. Это предположеніе, о которомъ намѣкалъ уже Абелъ-Ремюза, тѣмь правдоподобнѣе, что коренные туземные языки Индѣйскаго полуострова по-сю-пору не имѣютъ ни какого сродства съ Санскритскимъ, хотя и <section end=VII. Азійскій человѣкъ-r />
+
<section begin=VII. Азійскій человѣкъ-r/>Залива къ южной оконечности Англіи. На этой обширной полосѣ обитала прежде другая семья языковъ, раздѣленныхъ на двѣ главныя отрасли и тоже сродныхъ между собою; но замѣтьте, — совсѣмъ другая основная мысль проявляется въ устройствѣ и расположеніи ихъ звуковъ; слова ихъ дѣйствуютъ и движутся совершенно по другой логикѣ, и, что важнѣе, послѣдняя діаметрально противоположна логикѣ языковъ семьи Монгольской. Полоса эта заключаетъ въ себѣ всю Персію, Малую Азію, юговосточную и среднюю Европу. На ней процвѣтали, — въ Азіи разные языки Персской отрасли, Зендъ, Пеглеви, Парси, Мидійскій, Курдскій и многіе другіе, между которыми ваходился гдѣ-то къ югу и Санскритскій; въ Европѣ языки Европейской отрасли, Греческій, Латинскій, Германскій, Славянскій, Гальскій и прочіе. Нынче не подлежитъ сомнѣнію, что обѣ эти отрасли имѣютъ общее начало и, такъ сказать, составляютъ природное слово Кавказскаго племени, распространеннаго по всей полосѣ; но ннкакъ нельзя допустить, чтобы это слово первоначально вышло изъ Индіи, какъ того хочется ученымъ Индо-Германцамъ потому только, что одинъ изъ языковъ этой семьи, именно Санскритскій, отысканъ недавно въ Индостанѣ. Изображая физическое устройство Азійскаго материка, мы старались освѣтить особенно одинъ важный пунктъ, — преграды, поставленныя самою Природою выходу племенъ изъ Китая и Индіи, на которую предпріимчивые завоеватели могутъ нагрянуть съ сѣвера, но изъ которой нельзя выходить массамъ. Да сверхъ того, подвижныя поколѣнія всегда стремятся сами на полуострова: нѣтъ ни какихъ причинъ, которыя бы вытѣсняли оттуда туземцевъ. Поэтому можно заключнть съ нѣкоторою увѣренностью, что древнѣйшая и естественная граница языковъ Персо-Европейскихъ съ юга суть Гималайскія Горы; что Санскритскій языкъ занесенъ въ Индію съ сѣвера, и что онъ нѣкогда господствовалъ въ ней посредствомъ правительства и вѣры только такъ, какъ потомъ языкъ ново-Персидскій, введенный туда Магометанскими завоевателями. Это предположеніе, о которомъ намѣкалъ уже Абелъ-Ремюза, тѣмь правдоподобнѣе, что коренные туземные языки Индѣйскаго полуострова по-сю-пору не имѣютъ ни какого сродства съ Санскритскимъ, хотя и <section end=VII. Азійскій человѣкъ-r/>