Страница:БСЭ-1 Том 64. Электрофор - Эфедрин (1934).pdf/111: различия между версиями

[досмотренная версия][досмотренная версия]
(Бот: автоматизированный импорт статей)
 
Метка: Вычитка
 
Статус страницыСтатус страницы
-
Не вычитана
+
Вычитана
Тело страницы (будет включаться):Тело страницы (будет включаться):
Строка 1: Строка 1:
утверждением естествознания о существовании земли в таком состоянии, когда на ней еще не могло быть ощущающих существ. «Примысливание» наблюдателя, возможность существования к-рого исключена естествознанием, к чему прибегает Авенариус в ответе на вопрос о существовании земли до человека, является преддверием фидеизма, так как можно «примыслить» человека не только к прошлому состоянию земли, но и к будущему ее состоянию, т. е. после его смерти.
утверждением естествознания о существовании земли в таком состоянии, когда на ней еще не могло быть ощущающих существ. «Примысливание» наблюдателя, возможность существования к-рого исключена естествознанием, к чему прибегает Авенариус в ответе на вопрос о существовании земли до человека, является преддверием фидеизма, так как можно «примыслить» человека не только к прошлому состоянию земли, но и к будущему ее состоянию, т. е. после его смерти.


Учение об интроекции Авенариуса противоречит элементарным истинам физиологии, что мысль есть функция мозга, ощущения — функция нервной системы. Уже эти примеры (число их можно увеличить) дают право Ленину заявить, что «физик Мах в своих философских блужданиях ушел совсем в сторону от современного естествознания». — Но Э. не ограничивается утверждением об естественно-научном обосновании своей теории познания. Он претендует также на то, чтобы на основе’ своей теории познания дать естественно-научную методологию, произвести «критическое очищение» естествознания. По мнению самого Маха, влияние его философских взглядов на естествознание сказалось прежде всего в его взгляде па предмет естествознания, на сущность естественно-научной теории, на роль естественнонаучных понятий. Свою новую естественнонаучную методологию махисты противопоставляют устаревшей, по их мнению, материалистической методологии, господствующей в естествознании. При этом Э. упорно ссылается на новую физику. Именно на основе новейших достижений в физике он пытается опровергать материализм и утверждать свою новую методологию естествознания. В физике конца 19 и начала 20 вв. происходит ряд величайших открытий (радиоактивности, электронов и др.), которые вызывают коренную ломку основных принципов физики. Этим пользуются идеалисты в целях антиматериалистической реакции в сфере естествознания. В основе этой идеалистической реакции безусловно лежит классовый интерес буржуазии  — «очень важные житейские соображения» (Ленин), не позволяющие физикам отстаивать материализм. Понятно, что кризис физики лишь облегчает проникновение в нее идей реакционной буржуазной философии.
Учение об интроекции Авенариуса противоречит элементарным истинам физиологии, что мысль есть функция мозга, ощущения — функция нервной системы. Уже эти примеры (число их можно увеличить) дают право Ленину заявить, что «физик Мах в своих философских блужданиях ушел совсем в сторону от современного естествознания». — Но Э. не ограничивается утверждением об естественно-научном обосновании своей теории познания. Он претендует также на то, чтобы на основе своей теории познания дать естественно-научную методологию, произвести «критическое очищение» естествознания. По мнению самого Маха, влияние его философских взглядов на естествознание сказалось прежде всего в его взгляде на предмет естествознания, на сущность естественно-научной теории, на роль естественно-научных понятий. Свою новую естественно-научную методологию махисты противопоставляют устаревшей, по их мнению, материалистической методологии, господствующей в естествознании. При этом Э. упорно ссылается на новую физику. Именно на основе новейших достижений в физике он пытается опровергать материализм и утверждать свою новую методологию естествознания. В физике конца 19 и начала 20 вв. происходит ряд величайших открытий (радиоактивности, электронов и др.), которые вызывают коренную ломку основных принципов физики. Этим пользуются идеалисты в целях антиматериалистической реакции в сфере естествознания. В основе этой идеалистической реакции безусловно лежит классовый интерес буржуазии — «очень важные житейские соображения» ({{razr|Ленин}}), не позволяющие физикам отстаивать материализм. Понятно, что кризис физики лишь облегчает проникновение в нее идей реакционной буржуазной философии.


Главным застрельщиком в распространении в физике конца 19 и начала 20 вв. «физического идеализма», т. е. идеалистических выводов из физических открытий, является Э. Новые открытия в физике, обнаруживающие диалектический характер физических явлений, не укладываются в узкие рамки господствовавшего до сих пор мировоззрения механистического материализма. Махисты ловят слабости механистического материализма и ведут с ним борьбу на почве физики, противопоставляя ему свою естественно-научную методологию. Прежде всего на основе своей теории познания Мах дает такое определение физики, которое сразу показывает, что проблема объективной реальности в ней лишена всякого смысла: «Если пропадает предрассудок, что ощущению соответствует какая-то внешняя, отличная от него вещь, то физика, следовательно, исследует связь между ощущениями». При этом отличие физики от физиологии и психологии заключается только в том, что физика отвлекается от нашего тела, а физиология и психология направляют именно на наше тело главное своевнимание. Мах подчеркивает, что его взгляд на физику укрепляет связь между нею и психологией, в то время как раньше они были отделены пропастью. Этот взгляд на физику Э. считает основанным на новейших открытиях в учении о строении материи, будто бы доказавших, что нет объективной реальности, что «материя исчезла». Разложение атома на более мелкие частицы — электроны и протоны — объявляется «дематериализацией атома», так как на место обычной физической материи ставится электричество, т. е; энергия. Материя оказывается только «символом». Масса, это основное свойство материи, представляет собой не более как математический коэффициент в уравнениях математической физики. Это считается доказанным электронной теорией, которая разрушила старое представление о неизменной массе, открыла ее переход в энергию.
Главным застрельщиком в распространении в физике конца 19 и начала 20 вв. «физического идеализма», т. е. идеалистических выводов из физических открытий, является Э. Новые открытия в физике, обнаруживающие диалектический характер физических явлений, не укладываются в узкие рамки господствовавшего до сих пор мировоззрения механистического материализма. Махисты ловят слабости механистического материализма и ведут с ним борьбу на почве физики, противопоставляя ему свою естественно-научную методологию. Прежде всего на основе своей теории познания Мах дает такое определение физики, которое сразу показывает, что проблема объективной реальности в ней лишена всякого смысла: «Если пропадает предрассудок, что ощущению соответствует какая-то внешняя, отличная от него вещь, то физика, следовательно, исследует связь между ощущениями». При этом отличие физики от физиологии и психологии заключается только в том, что физика отвлекается от нашего тела, а физиология и психология направляют именно на наше тело главное свое внимание. Мах подчеркивает, что его взгляд на физику укрепляет связь между нею и психологией, в то время как раньше они были отделены пропастью. Этот взгляд на физику Э. считает основанным на новейших открытиях в учении о строении материи, будто бы доказавших, что нет объективной реальности, что «материя исчезла». Разложение атома на более мелкие частицы — электроны и протоны — объявляется «дематериализацией атома», так как на место обычной физической материи ставится электричество, т. е. энергия. Материя оказывается только «символом». Масса, это основное свойство материи, представляет собой не более как математический коэффициент в уравнениях математической физики. Это считается доказанным электронной теорией, которая разрушила старое представление о неизменной массе, открыла ее переход в энергию.


Таким образом на основании изменения взглядов в физике на строение материи последняя объявляется вообще несуществующей. В ответ на это Ленин проводит четкое различие между философским определением материи и ее физическим определением. Последнее все время изменяется вслед за успехами физики, но никакие открытия в строении материи не могут уничтожить того единственного свойства, с признанием к-рого связано философское определение материи: быть объективной реальностью.
Таким образом на основании изменения взглядов в физике на строение материи последняя объявляется вообще несуществующей. В ответ на это Ленин проводит четкое различие между философским определением материи и ее физическим определением. Последнее все время изменяется вслед за успехами физики, но никакие открытия в строении материи не могут уничтожить того единственного свойства, с признанием к-рого связано философское определение материи: быть объективной реальностью.


Не из новейшего естествознания, а из учения Беркли почерпнуты мотивы устранения материи как «неизменной сущности». Признание неизменных сущностей вещей связано с метафизическим, антидиалектическим материализмом. Диалектический материализм подчеркивает вечную изменчивость материи, и новейшие выводы из естествознания против неизменных элементов и частиц являются лишь блестящим подтверждением диалектического материализма. Но Э. совершенно игнорирует различие между метафизическим и диалектическим материализмом. Что же касается стремления заменить понятие материи понятием энергии, то это — попытка мыслить движение без материи, без носителя движения.'Такова гносеологическая основа родственного махизму энергетического течения (во главе с Оствальдом) (см. ''{{lsafe|Энергетизм}}'', ''{{lsafe|Оствальд}}''). Но «оторвать движение от материи, — говорит Ленин, — равносильно тому, чтобы оторвать мышление от объективной реальности, оторвать ощущение от внешнего мира, т. е. перейти на сторону идеализма». Действительно для идеалиста неважно, что движется. Происходит смена ощущений и только.
Не из новейшего естествознания, а из учения Беркли почерпнуты мотивы устранения материи как «неизменной сущности». Признание неизменных сущностей вещей связано с метафизическим, антидиалектическим материализмом. Диалектический материализм подчеркивает вечную изменчивость материи, и новейшие выводы из естествознания против неизменных элементов и частиц являются лишь блестящим подтверждением диалектического материализма. Но Э. совершенно игнорирует различие между метафизическим и диалектическим материализмом. Что же касается стремления заменить понятие материи понятием энергии, то это — попытка мыслить движение без материи, без носителя движения. Такова гносеологическая основа родственного махизму энергетического течения (во главе с Оствальдом) (см. ''{{lsafe|Энергетизм}}'', ''{{lsafe|Оствальд, Вильгельм|Оствальд}}''). Но «оторвать движение от материи,— говорит Ленин,— равносильно тому, чтобы оторвать мышление от объективной реальности, оторвать ощущение от внешнего мира, т. е. перейти на сторону идеализма». Действительно для идеалиста неважно, что движется. Происходит смена ощущений и только.


Из того, что предмет физики — связь между ощущениями, из отказа от понятия материи следует, что физика занимается только описанием явлений, а не объяснением их. Точку зрения «чистого описания» Э. противопоставляет стремлению механистического материализма объяснить все явления сведением их к механике. Действительно развитие учения об электричестве ясно показало невозможность сведения всех физических явлений к механическому движению. Мах подчеркивает  — в своем «Учении о теплоте» невозможность «рассматривать физические процессы, как идентичные с механическими». Махизм нащупывает слабое место метафизического материализма в его стремлении найти «последнюю сущность» вещей, в желании «руками взять последние причины вещей». Закостенелости понятий у механистических материалистов, их вечным истинам махисты проти-
Из того, что предмет физики — связь между ощущениями, из отказа от понятия материи следует, что физика занимается только описанием явлений, а не объяснением их. Точку зрения «чистого описания» Э. противопоставляет стремлению механистического материализма объяснить все явления сведением их к механике. Действительно развитие учения об электричестве ясно показало невозможность сведения всех физических явлений к механическому движению. Мах подчеркивает — в своем «Учении о теплоте» невозможность «рассматривать физические процессы, как идентичные с механическими». Махизм нащупывает слабое место метафизического материализма в его стремлении найти «последнюю сущность» вещей, в желании «руками взять последние причины вещей». Закостенелости понятий у механистических материалистов, их вечным истинам махисты {{перенос|проти|вопоставляют}}