ЭСБЕ/Социалистические партии: различия между версиями

м
Нет описания правки
м (ВИКИПЕДИЯ == pagename)
м
<small>Общий обзор. — Германия. — Франция. — Бельгия. — Голландия. — Швейцария. — Австрия и Венгрия. — Англия. — Италия. — Испания и Португалия. — Дания, Швеция и Норвегия. — Болгария, Сербия и Румыния. — Америка. — Австралия. — Япония.</small>
 
Под этим именем разумеются все те политические партии, для которых идеалом общественного устройства является [[../Социализм|социализм (см.)]]. Понятие [[../Социализм|социализма (см.)]], однако, не отличается достаточной определенностью и потому понятие С. партии в широком смысле обнимает самые различные партии; сюда входят также католические, христианские, национальные и другие социалисты, которые имеют мало общего с социал-демократами; сюда вошли бы также государственные или консервативные социалисты и катедер-социалисты, если бы они организовались в самостоятельные партии, вообще все те, которые отводят первенствующее место так называемым социальным реформам в интересах низших классов или в частности пролетариата. Князь Бисмарк тоже называл себя социалистом. В тесном и наиболее правильном смысле слова к С. партиям следует относить лишь те, в идеальном общественном строе которых нет места для частной собственности на орудия производства. Требование обобществления всех тех предметов, которые являются орудиями производства, т. е. капитала (фабрик, железных дорог и пр.) и земли составляет экономический элемент в стремлениях всех С. партий в узком смысле слова. И так как общественный строй без частной собственности на капитал и на землю немыслим в рамках современного государства, то подобное экономическое требование тесно связано с политическим требованием полной реорганизации государства на демократических началах, или с уничтожением государства в его нынешнем виде. Наиболее типичной социалистической партией является социал-демократия, к которой относятся С. партии Бельгии, Германии, Австрии Италии; к тому же типу стремятся С. партии Франции, Испании; тем не менее во Франции, Англии, Голландии, а также в других государствах существуют еще С. партии, не являющиеся в то же время социал-демократическими.
 
Формальным признаком для различения С. партий, в узком смысле этого слова, может служить принимаемое ими участие в периодических социалистических конгрессах; катедер-социалисты, национальные, христианские и всякие иные социалисты, стоящие на почве ныне существующего государства и признающие в его рамках социальные реформы (см. [[../Социальный вопрос|Социальный вопрос]]), не принимают участия в этих конгрессах; не стремятся к участию в социалистических конгрессах и последователи учения Генри Джорджа, т. е. сторонники национализации земли на почве капиталистически организованного государства, хотя многие из них (в особенности А. Р. Уоллес) охотно называют себя социалистами, и хотя эта кличка дается им иногда и защитниками современного строя (преимущественно в политических видах). Не допускаются на социалистические конгрессы (хотя и горячо добиваются этого) также анархисты, даже те из них, которые сами себя называют социалистами, находя, что понятие социализм и анархия не исключают друг друга. Отличие между С. партиями и сторонниками анархизма состоит в том, что первые признают политическую борьбу и считают возможным пользоваться существующими ныне политическими организациями для борьбы за свои идеалы, другими словами — признают возможность действовать в существующем государстве на почве существующих государственных институтов, преимущественно парламента, тогда как анархисты отрицают политическую борьбу и политическую деятельность, почему в точном смысле слова не могут даже составлять настоящей [[ЭСБЕ/Политические партии|политической партии (см.)]].
 
Социализм, как система, отрицающая право частной собственности на землю и на капитал, является идеалом тех общественных групп, которые не обладают ни тем, ни другим; поэтому: 1) С. партия есть по преимуществу партия пролетариата, стремящегося к такой реорганизации существующего ныне общественного строя, при которой господство принадлежало бы ему («диктатура пролетариата»). 2) Осуществление идеала партии требует самой коренной реорганизации всего общественного строя на существенно новых началах; поэтому С. партия — партия революционная, хотя не непременно в смысле стремления к насильственному перевороту. 3) Пролетариат различных государств мира, раз он сознает свои классовые интересы, естественно не находит поводов для вражды между собой и противополагает себя не пролетариату других национальностей, а исключительно буржуазии, землевладельцам, вообще другим общественным классам. Вследствие этого социализм имеет в виду организацию на новых началах не одного какого-либо государства, а всего человечества. Вот почему С. партии являются партиями интернациональными и космополитическими по преимуществу, отрицающими в принципе национальную борьбу. При этих общих чертах С. партии в различных государствах и в различное время отличаются друг от друга весьма значительно; с ними происходит то же самое, что с либеральной и консервативной партиями, т. е. в постепенном историческом развитии они воспринимают иногда элементы, весьма далеко отстоящие от основных принципов социалистического учения. С. партия в различных государствах развивалась различным образом, но, как партия с космополитическим идеалом, она очень рано пыталась организоваться международным путем, раньше даже, чем достигла сколько-нибудь заметного развития в отдельных государствах. До 1848 г. были социалисты (см. Социализм), но не было С. партий. В 1836 г. в Париже немецкие выходцы основали тайную организацию под названием «союз справедливых» («Der Bund der Gerechten»), в 1839 перенесенную в Лондон; союз имел отделения во Франции, Бельгии, Швейцарии и Германии. Виднейшими деятелями этого союза были [[ЭСБЕ/Шаппер, Карл|Шаппер (см.)]], часовщик Молль († в 1849, убит в сражении баденских революционеров с прусскими войсками) и несколько позднее друг и ученик К. Маркса, портной Эккариус; Маркс и Энгельс отказались вступить в союз, несмотря на настойчивые приглашения, и даже строго критиковали «смесь англо-французского социализма с немецкой философией», заключавшуюся в учении Союза. Это было сообщество, ставившее своей задачей подготовление всемирной революции в целях водворения на свете социализма. Большинство Союза составляли немцы; однако, в него не только допускались, но усиленно привлекались иностранцы, ибо союз был безусловно космополитическим по своим стремлениям. Летом 1847 г. был созван в Лондоне конгресс из представителей различных отделений Союза, на котором присутствовал и Энгельс; на нем Союз справедливых был обращен в «Союз коммунистов». Слова «коммунисты», «коммунизм» в то время употреблялись почти так, как ныне слова социалисты, социализм, эти же последние имели оттенок большей умеренности и соответствовали до некоторой степени нынешним социал-реформаторам. В первой статье нового устава Союза, как цель его, было намечено: «Ниспровержение буржуазии, господство пролетариата, уничтожение старого гражданского общества, основанного на классовых различиях, и основание нового общества без классов и частной собственности». Союз должен был представлять собой федерацию из небольших коммунистических кружков в различных государствах и городах. Союз отрекался от своих конспираторских стремлений и обращался в общество, преследовавшее исключительно цели пропаганды в широких размерах. В декабре того же 1847 г., в Лондоне же, состоялся второй конгресс Союза, на котором был принят, как программа Союза, выработанный К. Марксом и Ф. Энгельсом «Манифест коммунистической партии» (см. [[ЭСБЕ/Маркс, Карл Генрих|Маркс]], [[../Социализм|Социализм]] и [[../Экономический материализм|Экономический материализм]]). Самым существенным пунктом отличия этой программы от других социалистических программ того времени было убеждение, что С. революция неизбежно должна быть делом только самого пролетариата; рост его классового сознания, по словам манифеста, неминуемо приведет к лучшей его организации, благодаря которой он наконец приобретет в свои руки власть над падающей буржуазией и реорганизует общество сообразно со своими интересами; интересы же пролетариата — это интересы громадной массы народа. «Пролетариат воспользуется своей политической властью для того, чтобы лишить буржуазию всего её капитала, чтобы сосредоточить все орудия производства в руках государства, т. е. пролетариата, организованного как господствующий класс, и как можно скорее увеличить массу производительных сил. Естественно это может случиться только посредством деспотических вторжений в право собственности и буржуазные производственные отношения. Эти меры будут естественно различными в различных государствах; в наиболее передовых странах могут быть приняты более и менее повсеместно следующие меры: 1) экспроприация поземельной собственности и обращение поземельной ренты на государственные нужды; 2) сильно прогрессивный подоходный налог; 3) отмена права наследства; 4) конфискация собственности всех эмигрантов и бунтовщиков; 5) централизация кредита в руках государства посредством национального банка с государственным капиталом и с правом монополии; 6) централизация в руках государства всех способов перевозки; 7) увеличение фабрик и других орудий производства и улучшение земельных участков по общему плану; 8) обязательный труд для всех, учреждение промышленных армий, в особенности для земледелия». При этом резко подчеркивался интернациональный характер социализма, и прежний девиз союза справедливых «все люди — братья» заменялся призывом: «Пролетарии всех стран — соединяйтесь». Манифест появился в печати на немецком языке (не менее 12 разных изданий в один год) и в переводах на французский, английский, польский и датский в самом начале 1848 г. Он произвел сильное впечатление на всех склонявшихся к С. образу мыслей, и с него можно начинать новую эпоху в истории социализма, хотя он не дал повода к основанию ''C. партии'' в точном смысле этого слова. В 1848 г. «Манифест» был знаменем в борьбе французского и немецкого пролетариата. Первое время рука об руку с пролетариатом шла радикальная буржуазия, но это длилось очень недолго. После подавления революции 1848 г. образование социалистической партий в Европе стало немыслимым и лишь в начале 60-х годов в Германии, преимущественно в Пруссии, под влиянием агитации Лассаля, образовался Всеобщий Рабочий Союз. Вместе с тем воскресли и интернациональные стремления социализма, и в 1864 г. было основано [[ЭСБЕ/Международное общество рабочих|«Международное общество рабочих» (см.)]], преследовавшее С. задачи (более известное под кличкой «Интернационал»). В 1873 г. Интернационал прекратил свое существование, по крайней мере в Европе. Вслед за тем социалистические партии ограничились территориальными границами своих государств. Однако, стремление к объединению их в одну организацию не исчезло; делались различные более или менее неудачные попытки международных социалистических съездов. 14 июля 1889 г., в столетнюю годовщину взятия Бастилии, в Париже, после продолжительных предварительных переговоров между германской и другими С. париями, собрался «Международный социалистический рабочий конгресс», на котором 467 членов представляли 20 государств. В тот же день, однако, и тоже в Париже, собрался другой конгресс, назвавший себя тем же именем, на который также были приглашены иностранцы; но они явились в совершенно ничтожном количестве (из более важных партий только английская Социальная Демократическая Федерация); конгресс созван был по инициативе французской парии «поссибилистов». Между двумя конгрессами шли некоторое время переговоры о слиянии, но они не привели ни к каким последствиям, и конгресс поссибилистов скоро разошелся. Международный рабочий конгресс послужил началом подобных же периодических съездов С. партий. Между прочим, конгресс постановил: 1) созывать время от времени такие же международные С. конгрессы, из делегатов от различных С. организаций; 2) ежегодно повсеместно праздновать 1 мая, производя демонстрацию в пользу 8-часового рабочего дня. В 1890 г. такая демонстрация, действительно, имела место в Германии, Австрии, Франции, Швейцарии, Бельгии, Голландии, в меньшей степени — в Англии и в Италии, отчасти в других странах; громадные массы рабочих не работали, устраивая вместо того процессии по городам со знаменами и различные собрания. Празднование 1-го мая повторилось и в следующем 1891 г.; но в том же году на 2-м международном социалистическом конгрессе в Брюсселе немецкие и английские делегаты, ввиду столкновений с полицией, вызванных в некоторых странах этим празднованием, внесли предложение о перенесении празднования с 1 мая на первое майское воскресение; предложение немцев и англичан было отклонено; однако, конгресс постановил такую уклончивую резолюцию: «Чтобы сохранить за первым мая его определенный экономический характер, а именно характер демонстрации в пользу 8-часового рабочего дня и выражение классовой борьбы, конгресс постановляет: первое мая есть общий праздник рабочих всех стран, на котором рабочие должны свидетельствовать общность своих требований и свою солидарность; этот праздник должен быть днем отдыха, поскольку условия отдельных государств не делают этого невозможным». Несмотря на то, что С. партия наиболее сильна (кроме Бельгии) в [[../Германия|Германии]], но именно благодаря тому, что в этой стране она приобрела наиболее спокойный и практический характер, последние слова резолюции конгресса дали германской социал-демократии основание уклониться от празднования первого мая в том объеме, в каком это было первоначально задумано: на партейтаге германской социал-демократии 1892 г. было постановлено праздновать первое мая только вечером, когда прекращаются работы. Это предложение вызвало горячий протест присутствовавшего на партейтаге вождя австрийской социал-демократии Виктора Адлера, доказывавшего, что 1-ое мая есть одно из лучших орудий для агитации; тем не менее оно, после речей Бебеля и Фольмара в его пользу, было принято большинством 223 против 6 голосов. С тех пор 1-ое мая праздновалось каждый год, в Германии более скромным, в Австрии и Франции более шумным образом, но постепенно распространяясь привлекая к участию все большие и большие массы народа. В 1893 г. состоялся международный социалистический конгресс в Цюрихе. На нем были признаны недействительными полномочия тех делегатов, которые были даны сообществами с более или менее заметной анархистской тенденцией, и постановлено: «к участию в конгрессах допускаются только С. партии и сообщества, которые признают необходимость организации рабочих и политической деятельности. Последняя имеет место тогда, когда рабочие партии по мере сил пользуются своими политическими правами и существующими законодательными машинами, стремятся завоевать таковые в интересах пролетариата, вообще стремятся к завоеванию политической власти». Прибавление о политической деятельности должно было отграничить социалистические партии от несоциалистических или от не признаваемых таковыми большинством социалистов. Оно вызвало протесты со стороны анархистов, «независимых социалистов» и некоторых других, признающих себя социалистами, несмотря на отрицание ими политической деятельности; в особенности горячо протестовал Домела Ниювенгуис, вождь голландских социалистов, бывший ранее депутатом парламента, но признающий парламентаризм простой комедией. Тем не менее, постановление было принято и анархисты принуждены были удалиться; некоторые из них не пожелали подчиниться и были выведены силой, что дало повод к нескольким скандальным сценам. То же самое повторилось в 1896 г. на лондонском конгрессе. На двух последних — цюрихском и лондонском конгрессах — дебатировались некоторые спорные вопросы, назревшие в социалистических партиях. Так, левое крыло партий издавна агитирует за подготовление всемирной и всеобщей стачки, которая охватила бы все промышленные страны и, по возможности, все отрасли производства; проект отвергнут, как неосуществимый. То же крыло партии агитирует за отказ от воинской повинности и за стачку в случае начала какой-либо войны в видах протеста против войны вообще; это предложение было отвергнуто. На лондонском конгрессе 1896 г. поставлен на обсуждение аграрный вопрос, перед тем, в 1894 г., одновременно возбужденный на съездах французской социалистической партии в Нанте и германской во Франкфурте. Ввиду невозможности найти общую почву для соглашения, конгресс пришел к неопределенной резолюции, никого ни к чему не обязывающей. 5-й конгресс, на который 29 национальностей прислали до 700 делегатов, состоялся в Париже во время всемирной выставки 23—27 сентября 1900 г. На него анархисты не явились вовсе. Важнейшим вопросом конгресса было решение спора между французами париями независимых социалистов (Жореса) и социал-демократов (Геда) о праве участия социалиста в буржуазном министерстве (по поводу Мильерана); конгресс после бурных дебатов принял уклончивую резолюцию Каутского, по которой это есть вопрос тактики, а не принципа, допускающий, следовательно, различное решение. Видное место занимал также вопрос о колониальной политике и милитаризме, поставленный на очередь политикой Англии в Южной Африке и Индии, и всех европейских держав в Китае; политика эта встретила полное осуждение. На конгрессе, сверх того, установлено учредить в Брюсселе постоянный международный социалистический комитет из представителей разных национальностей с постоянным секретарем; цель его: издание общеинтересных материалов, собирание необходимых для социалистических партий сведений, подготовление международных конгрессов, облегчение сношений между С. партиями разных стран и т. д. Благодаря этим конгрессам, С. партии Европы, Америки и даже Австралии сблизились между собой гораздо теснее, чем прежде; во Франции различные С. партии явно стремятся обратиться в социал-демократию, подобную немецкой; то же самое, хотя в меньшей степени, заметно и в [[../Великобритания|Англии]]. Вместе с тем более спокойный и умеренный характер немецкой социал-демократии (о его причинах — см. ниже) отразился на С. партиях других стран.
 
''Литература'' предмета весьма обширна; подробный библиографический указатель представляет Stammhammer («Bibliographie des Socialismus», 1893—96; 2-е изд. выйдет в 1901), новее в Elster’s «Wörterbuch der Volkswirthschaft» (Йена, 1898). Полна библиография при слове Socialdemokratie в Conrad’s «Handwörterbuch der Staatswissenschaften»; краткая критическая библиография у Sombart, «Der Socialismus und sociale Bewegung im XIX Jahrh.» (3-е изд., Йена, 1900). Ввиду наличности этих указателей и ввиду того, что важнейшие теоретические сочинения указаны при слове Социализм, здесь указываются лишь важнейшие общие сочинения о развитии социалистических партий в Европе и Америке: Rud. Meyer, «Emancipations Kampf des 4 Standes» (Б., 1874—75; 2 изд., 1882; весьма богатое материалом, написанное в духе консервативного социализма; устарело); Laveleye, «{{lang|fr|Le socialisme contemporain}}» (10 изд., П., 1896; есть русский перевод; враждебно социализму). Литературу об Интернационале см. в соотв. статье. Winterer, «{{lang|fr|Le socialisme international. Coup d’oeil sur le mouvement socialiste de 1885 à 1890}}» (П., 1890); анонимное, «Socialismus und Anarchismus in Europa und Amerika während d. Jahre 1883—86» (Б., 1887); «Jahbücher für Socialpolitik u. Socialwissenschaft», herausg. v. Ludwig Richter» (Цюрих, 1879—80; обзоры развития С. партий во всех странах, слишком панегиристические, но ценные); «Revue internationale de sociolgie», с ежегодным обзором «Mouvement social» (изд. в Париже Вормсом с 1893 г.; враждебно социализму); Геркнер, «Рабочий труд в Западной Европе» (пер. с немецкого, СПб., 1899); Stegman u. Hugo, «Handbuch des Socialismus» (Цюрих, 1897; в форме словаря, много фактов, но с большими пропусками). Важнейшим материалом для истории партий являются протоколы их международных конгрессов, издаваемые, однако, неполно: «Protokoll d. Internationalen Arbeiter-Kongresses zu Paris 1889» (Нюрнберг, 1890); «Verhandlungen und Beschlüsse d. I. A. K. zu Brüssel 1891» (Берлин, 1893); «Protokoll d. I. Socialistischen A. K. zu Zürich 1893» (Цюрих, 1894); «Verhandlungen u. Beschlüsse d. I. S. A. K. zu London 1896» (Б., 1896). Для 5-го конгресса пока только газетные и журнальные отчеты. См. А. Hamon, «{{lang|fr|Le socialisme et le Congrès de Londres}}» ([[../Париж|П.]], 1897).
 
К социалистическим партиям, главным образом в критике существующих экономических отношений, приближаются анархисты. Однако, теории двух учений диаметрально противоположны. Социализм стремится к общественной организации по возможности всего человечества для ведения производства общими организованными силами, следовательно, по необходимости признает принудительную (государственную) власть; противники, как из буржуазного, так и из анархистского лагеря, обвиняют его, что он отрицает свободу (для Г. Спенсера социализм есть «грядущее рабство»). Анархизм, напротив, исходит из требования самой неограниченной свободы личности и отрицает какую бы то ни было принудительную власть; государство для него есть организация меньшинства для эксплуатации масс, и не может быть ничем иным. Впрочем, теория анархизма развивается в двух совершенно различных направлениях. С одной стороны это есть крайнее проведение принципа либерализма в его чистом виде с признанием возможно большей свободы личности и отрицанием государственного вмешательства; для сторонников манчестерской школы и в особенности для Г. Спенсера производство в идеальном обществе (даже такие учреждения, как почта и телеграф) должно вестись свободными промышленными компаниями помимо вмешательства принудительной власти; такое учение выгодно экономически или социально сильным общественным группам и является потому ''буржуазным анархизмом''; философию одной из разновидностей этого анархизма представляет Ницше. Но обыкновенно под анархизмом подразумевается ''анархизм революционный'', или, как он сам себя неправильно называет, ''анархизм социалистический.'' Впервые теория этого анархизма была разработана Прудоном («{{lang|fr|Qu’est ce que la propriété}}», 1840, XXV, 393), который первый также употребил слово анархия для обозначения идеального, по его мнению, общественного строя (ранее анархия была просто безначалием, отсутствием власти). Для Прудона идеальным общественным строем представлялся союз совершенно автономных и свободных общин. Это был анархизм преимущественно крестьянства и мелкой буржуазии. За Прудоном последовал Штирнер (1844, см.). Дальнейшим развитием идея анархии обязана Михаилу Бакунину. Бакунин отрицал государство во всех его проявлениях и основаниях, даже всеобщее голосование; по его мнению, при нынешнем народном невежестве из него извлекают выгоды только лучше организованные зажиточные классы; только насильственный переворот признавал он подходящим орудием для водворения на земле идеального строя, в котором не было бы ни частной собственности, ни власти, ни богатства, ни бедности, ни властелинов, ни рабов; все должны работать по мере сил и получать по потребностям. Дальнейшее развитие теории сделано [[ЭСБЕ/Кропоткин, Петр Алексеевич|Кропоткиным (см.)]], главным образом в книге «La conquête du pain» (Париж, 1890), в которой доказывается, что анархия есть исторически неизбежная дальнейшая ступень общественного развития. По его мнению, и теперь уже многое, что прежде составляло предмет монополии и частной собственности, является предметом всеобщего, совершенно неограниченного пользования; мостами, дорогами, даже публичными библиотеками пользуются все по мере потребности, а не средств или заслуг. Бакунин сделал первую крупную попытку осуществить свое учение в жизни. Он играл важную роль в Интернационале, стараясь склонить его на свою сторону и настаивая на безусловной автономии его секций (меньшей зависимости от центрального генерального совета), но в 1872 г. был исключен из него со своими сторонниками. Верные Бакунину секции Интернационала съехались в 1872 г. на международный рабочий конгресс в С.-Иммер, за которым до 1876 г. последовало еще несколько других. Они основали союз «противогосударственных социалистов», скоро исчезнувший. Несколько секций этого союза, под именем «Юрской федерации» (Fédération jurassienne), играли довольно заметную роль во Франции и Швейцарии до начала 1880-х гг.; руководящим лицом в ней был доктор Поль Брусс. Отрицая безусловно участие в настоящей государственной деятельности, эта федерация признавала лишь «пропаганду действия». За восхваление покушений Геделя и Нобилинга 1878 г. Брусс приговорен к двум месяцам тюрьмы и к изгнанию из Швейцарии. Различные группы анархистов в течение трех последних десятилетий образовывались и скоро исчезали почти во всех европейских и американских странах; во всех народных бунтах и волнениях анархисты принимали видное участие; они же совершили ряд убийств и динамитных взрывов. Социал-демократы всегда вели с ними ожесточенную борьбу, за которую анархисты мстили иногда убийствами (социал-демократ Салуц убит ими в С.-Галлене в 1887 г.), и где они достигали силы, там успевали совершенно их вытеснить; так, в Германии анархисты всегда были крайне слабы, хотя и теперь есть несколько анархистских групп (Ландауэр, Гумплович), время от времени издающие листки. В Австрии анархисты играли роль в 1870-х и 1880-х гг. под руководством Пейкерта, но были совершенно вытеснены социал-демократами. А в Англии и Швейцарии всегда было много анархистов, но почти исключительно иностранцев. Особенно силен анархизм в романских странах: во Франции, Испании и в особенности Италии, анархисты которой нередко совершают анархистские покушения и за пределами родины (убийства Карно в 1894 г. во Франции, Кановаса в 1897 г. в Испании, императрицы австрийской в 1898 г. в Швейцарии и многие другие совершены итальянцами).
 
Важнейшая литература указана в статье об анархизме Георга Адлера в «Handwörterbuch der Staatswissenschaften» (1-й т., 2 изд., Йена, 1898). Серьезнейшая книга об анархизме: Zenker, «Der Anarchismus» (Йена, 1895). Ср. Р. Eltzbacher, «Der Anarchismus» (Б., 1901); Kropotkin, «The autobiography of a revolutionist» (2 т., Л., 1899) и ст. о Кропоткине Георга Брандеса в венской «Die Zeit» (1899).
 
''[[../Германия|Германия]].'' В первой половине XIX в. С. учения встречали в Германии мало сочувствия. С 1830-х гг. начался рост германской промышленности и среди фабричных рабочих, число которых в одной Пруссии к середине 1840-х гг. исчислялось полумиллионом, началось движение. В то время когда рабочие в менее культурных восточных провинциях Пруссии стремились к улучшению своего положения посредством ожесточенных, но стихийных и совершенно бесплодных бунтов (бунт силезских ткачей 1844), на западе Германии рабочие, начиная с 1844 г., основывали «общества самообразования»: эти общества разрешались властями и достигли довольно значительного развития; число членов некоторых превышало тысячу человек. В них С. идеи находили подходящую почву; в общем, социалисты действовали в союзе с радикальной частью буржуазии. В 1847 г. основание союза коммунистов в Лондоне (см. выше) встретило значительное сочувствие среди обществ самообразования и германских рабочих вообще, вызвавшее к жизни до 30 тайных отделений союза в германских городах. Манифест коммунистической партии нашел горячий отклик в массе рабочих, хотя его идеи, как бы упреждавшие историю, были усвоены рабочими плохо. Рабочие в большом числе приняли участие в мартовской революции 1848 г. Революция доставила свободу слова и сходок, которая быстро послужила на пользу С. движению. Уже 26 марта 1848 г. в Берлине произошло большое народное собрание, на котором выставлены следующие требования: учреждение министерства труда, нормальная заработная плата и рабочий день, запрещение детского труда на фабриках; вместе с тем ограничение введения машин. Эти требования представляли соединение требований социалистических с цеховыми. 6 апреля 1848 г. в Берлине основан «Германский союз рабочих», представлявший федерацию профессиональных рабочих союзов различных городов Пруссии, потом всей Германии. Задачами союза были: 1) взаимопомощь разными способами, между прочим, организацией потребительных и производительных ассоциаций; 2) борьба за нормальный рабочий день и нормальную рабочую плату. Союз существовал два года, ведя С. пропаганду и одновременно стремясь к осуществлению своей первой задачи, ничего общего с чистым социализмом не имеющей. Под конец он состоял из 250 отделений с несколькими десятками тысяч членов. Одновременно развивались и возникали в большом числе новые чисто С. союзы рабочих, вдохновителями которых были К. Маркс и [[ЭСБЕ/Энгельс, Фридрих|Ф. Энгельс]]. Главным их органом был «Neue Rheinische Zeitung», издававшийся в Кельне с июня 1848 г. Но наступившая вскоре общая реакция положила конец успехам социализма. В 1849 г. была запрещена «Neue Rheinische Zeitung», в 1850г. был запрещен германский союз рабочих в большей части германских государств; в 1851—52 гг. процесс коммунистов в Кёльне привел к исчезновению германских отделений союза коммунистов, который в 1850 г. распался на организации Шаппера и Виллиха, стремившихся к немедленной революции, и — Маркса и Энгельса, настаивавших на полной противоположности интересов буржуазии и пролетариата и в возможность немедленной революции не веривших. В 1853 г. союз совершенно закрылся. В 1852—60 гг. в Германии не замечается сколько-нибудь значительного социалистического движения. Следующее десятилетие было эпохой чрезвычайно быстрого роста германской промышленности и вместе с тем численного роста германского пролетариата. К началу 1860-х гг. возникло в нем социалистическое движение. Речь, произнесенная в 1862 г. Лассалем в рабочем собрании в Берлине, «Ueber der Zusammenhang der gegenwärtigen Geschichtsperiode mit der Idee des Arbeiterstandes» (изд. впоследствии под заглавием «Arbeiterprogramm», Б., 1862) выдвинула его сразу, как вождя социалистической части рабочих. Когда среди последних возникла идея о созыве в Лейпциге всеобщего германского рабочего конгресса, то образовавшийся с этой целью центральный комитет обратился к Лассалю с предложением высказать свои взгляды на рабочее движение. Лассаль ответил известным «Открытым письмом комитету», которое послужило как бы учредительной грамотой германской социалистической партии (см.) По идеям Лассаля и под его председательством, в 1863 г. был основан в Лейпциге (с отделениями в других городах) всеобщий германский рабочий союз. В § 1 устава, как цель союза, было указано восстановление всеобщего равного и прямого избирательного права посредством завоевания общественного мнения, но исключительно мирными и законными путями. Рабочий союз этот был социалистическим, так как он стремился к замене капиталистического способа производства общественным, и был демократическим, так как стремился к проведению демократической реорганизации государства, но он не был социал-демократическим в современном смысле этого слова, да и не называл себя таковым, потому что промышленные ассоциации, по плану Лассаля, были гораздо ближе к утопическим проектам Фурье, Кабе и др. или по крайней мере к мастерским Луи Блана, чем к системе мер, преобразовывающих способы производства коренным образом, указанным в манифесте коммунистической парии и принятым впоследствии в программу социал-демократической партии. Было и еще одно существенное отличие в направлении союза и социал-демократов: в то время, когда последние были безусловными космополитами, в учении лассальянцев были очень сильны националистические стремления; идея объединения всех немцев в одно сильное государство являлась для них требованием реальной политики минуты. Тем не менее, с основания рабочего союза можно считать начало С. партии в Германии. Агитация Лассаля имела громадное влияние на рабочий класс и послужила первым сильным толчком для всего дальнейшего движения. Однако, вместо 100000 членов, на которых рассчитывал Лассаль, в союзе через три месяца после его основания было всего 900 членов, а еще через год, в момент смерти Лассаля, 4610. Но кроме активных (следовательно, платящих) членов, было немало сочувствующих. После смерти Лассаля в союзе началась мелкая борьба личных честолюбий и тщеславий. Выбранный председателем союза, по указанию самого Лассаля в его завещании, Бернгард Беккер соперничал с более даровитым, но пользующимся еще меньшим уважением Швейцером, а противницей обоих была покровительствовавшая союзу известная подруга Лассаля, графиня Гацфельд. Председатели сменяли один другого, пока в 1867 г. не был избран Швейцер, удержавший это звание до 1871 г. Но уже в 1866 г. графиня Гацфельд со своими сторонниками выделилась из союза и образовала особый рабочий союз, так называемый «союз лассальянцев женской линии»; союз этот скоро погиб, не оставив заметных следов. Перед выборами в учредительный северогерманский рейхстаг лассальянцы выставили следующую программу: 1) устранение всяческой федерации, всякого союза государств; объединение всех германских народов в одну государственную единицу, которая одна может доставить немецкому народу славное национальное будущее: через единство к свободе; 2) всеобщее, прямое и равное избирательное право с тайным голосованием; 3) милиция; 4) разрешение социального вопроса свободными ассоциациями рабочих с государственной помощью по принципам Лассаля. В учредительный рейхстаг лассальянцам проникнуть не удалось, но в первом северогерманском рейхстаге они были представлены двумя депутатами (в том числе Швейцером); кроме того, был избран один представитель «женской линии лассальянцев» (Фёрстерлинг). В 1871 г. Швейцер должен был сложить с себя полномочия президента рабочего союза. Параллельно с лассальянцами развивалась другая С. партия, возникшая в 1863 г., когда большое число различных прогрессистских рабочих сообществ объединилось, во Франкфурте-на-Майне, в один «союз германских рабочих обществ»; постоянными членами его комитета были известный радикальный философ Ланге, прогрессист Макс Гирш и молодой токарь Август Бебель. Однако, недовольство манчестерскими принципами либеральной партии с каждым годом становилось все заметнее и среди этого союза; впереди шел Бебель, находившийся под сильным влиянием вернувшегося из Лондона революционера 1848 г., социалиста Вильгельма Либкнехта. В 1865 г. Бебель был избран президентом союза. В 1866 г. на съезде прогрессистских рабочих обществ в Кемнице Бебель предложил программу, которая хотя и не была еще вполне социалистической, но, тем не менее, очень далеко ушла от принципов прогрессистской партии. Когда в следующем году Бебель был избран на основе этой программы сперва в учредительный, потом в северогерманский рейхстаг, он называл себя там «не принадлежащим ни к какой партии», так же, как и его товарищ [[ЭСБЕ/Либкнехт, Вильгельм|Либкнехт]]. В 1869 г. состоялся рабочий конгресс в Эйзенахе, на который прислали своих делегатов также лассальянские рабочие организации. Там была основана «социал-демократическая рабочая партия» и была выработана ее программа, в которой в 5 пунктах были выражены теоретические принципы партии, а в 10 других ее практические требования. Партия своим идеалом выставила «свободное народное государство», признавала, что "политическая свобода есть необходимое условие экономического освобождения рабочих классов: социальный вопрос неотделим, поэтому, от политического, его разрешение обусловлено разрешением этого последнего и возможно только в демократическом государстве. «Борьба за освобождение рабочих классов не есть борьба за классовые привилегии и преимущества, но за равные права и равные обязанности и за отмену всяческого классового господства». Практические требования программы были почти сплошь чисто политические; сюда входили всеобщее голосование, референдум, милиция, отделение церкви от государства, подоходный налог и т. д. и только в нескольких словах сказано: «введение нормального рабочего дня, ограничение женской и запрещение детской работы», и еще: «государственная помощь товариществам и государственный кредит для свободных производительных ассоциаций при демократических гарантиях». Последний пункт представлял уступку лассальянцам, но она не привлекла их к партии: лассальянцы и «эйзенахцы» остались двумя отдельными организациями с отдельными программами. С объединения Германии для обеих социалистических партий открылось широкое поле деятельности и они обе начали быстро развиваться, притом обе в чисто политическом отношении; к стачечному движению, начавшемуся в широких размерах с 1868 г., обе отнеслись довольно холодно. Лассальянцы сперва шли впереди (в 1871 г. на выборах в рейхстаг они получили 72000 против 41000 голосов, собранных эйзенахцами, в 1874 г. 180000 против 171000 голосов эйзенахцев), но тем не менее в парламенте роль эйзенахцев была гораздо заметнее. Очевидная невозможность добиться при тогдашних условиях осуществления главного требования Лассаля — правительственной субсидии ассоциациям, обрекала лассальянцев на довольно бесплодную роль в парламенте; поэтому они после сложения Швейцером президентских полномочий быстро шли навстречу «эйзенахцам». В 1875 г. последние пригласили их на свой обычный ежегодный конгресс или «партейтаг» в Готе и на нем состоялось слияние двух партий на основе новой программы, несмотря даже на то, что она была лишь дальнейшим развитием программы эйзенахской и окончательно устраняла лассальянское требование государственной помощи промышленным ассоциациям; лассальянцы, таким образом, совершенно отказались от своих особенностей и просто присоединились к социал-демократической рабочей партии. Теоретическая часть готской программы представляла краткое, но гораздо более ясное изложение чисто социалистических принципов партии, чем эйзенахская программа, и приближалась к принципам манифеста коммунистической партии. Тут говорилось, что «труд есть источник всякого богатства и всякой культуры, и так как продуктивный труд возможен только благодаря обществу, то обществу же и принадлежит вся совокупность продуктов труда». «В современном обществе средства труда составляют монополию класса капиталистов». «Освобождение труда требует обращения их в собственность общества». «Освобождение труда должно быть делом рабочего класса». Исходя из этих принципов, «С. рабочая партия» Германии стремится «всеми законными средствами к созданию свободного государства и социалистического общества, к уничтожению действия железного закона заработной платы посредством отмены системы наемного труда» и т. д.; «С. рабочая партия, хотя она действует в национальных рамках, сознает международный характер рабочего движения». Практическая часть программы, сохраняя все прежние чисто политические пункты, значительно расширяет социальные требования, направления к защите рабочего класса; теперь в программу включено требование «законов, охраняющих жизнь и здоровье рабочих, санитарный контроль за жилищами рабочих, избираемые рабочими фабричные инспектора» и т. д. Социал-демократическая партия развивалась очень быстро, как это видно из следующей таблицы:
 
{| class=standard
''Литература'' громадна. Библиографические указатели указаны выше. Теоретические сочинения см. при слове Социализм; важнейшие сочинения, определявшие практическую программу партии, кроме указанных в тексте: все сочинения Маркса (практически важна его статья: «Zur Kritik des socialdemokratischen Parteiprogramms», в «Neue Zeit», 1891, № 18), Энгельса, Лассаля, многие Каутского, в особенности: «Das Erfurter Programm» (Штутгарт, 1892), Бебеля, в особенности: «Unsere Ziele» (1869; 10 изд., Берлин, 1895); Vollmar, «Die nächsten Aufgaben der Socialdemokratie» (Мюнхен, 1891); «Ueber den Staatssocialismus» (Мюнхен, 1891). Книга Бернштейна в русской литературе изложена в «Вестнике Европы» и в «Русском Богатстве» (1899); Kautsky, «Agrarfrage» (Штутгарт, 1899), два русских перевода, Харьков, 1900 и СПб., 1900; оба неполны); написанная в противоположном направлении книга Held, «Die Agrarischen Fragen» (В., 1899; два русских перевода, M. и СПб., 1900, с некоторыми сокращениями). О книге Каутского см. статью Булгакова в «Начале» (1899, №№ 1—3). Большое значение имеет резко враждебное социал-демократической партии с точки зрения «независимых» социалистов (отрицающих парламентаризм и всяческие компромиссы с нынешним государством): Domela Nieuwenhuis, «{{lang|fr|Le socialisme en danger}}» (Париж, 1897; извлечение из нее, имеющее самостоятельное значение: «Die verschiedenen Strömungen in der deutschen Socialdemokratie», Берлин, 1892); его же, «{{lang|fr|Le débacle du marxisme}}» (в «Humanité nouvelle», 1900, № 6); его же, «{{lang|fr|La social-démocratie allemande au congrès de Stuttgart}}» («{{lang|fr|L’Humanité Nouvelle}}», 1899, № 4). C точки зрения независимых социалистов нап. книга: Hans Müller, «Der Klassenkampf in der deutschen Socialdemokratie» (Цюрих); A. Wagner «Das neue socialdemokratisches Programm» (Б., 1892); Масарик, «Философские и социологические основания марксизма» (перевод Николаева, М., 1900). Важнейший материал для истории партии представляют протоколы ее партейтагов, неполные и составляющие большую библиографическую редкость — «Protokoll des Kongresses zu Wyden», 1880, zu Kopenhagen 1883, zu St-Gallen, 1887, и полные и имеющиеся в продаже следующих партейтагов (Берлин, 1890 и сл.); также партейтаги баварских социал-демократов. Все программы партии напечатаны у Spacht, «Die Reichstagswahlen von 1867—97» (Берлин, 1898). Для более ранней истории важны: Engels, «Enthüllungen über den Kommunistenprozess» (1887); «Der Leipziger Hochverratsprozess» (Лейпциг, 1872; нов. изд. с предисловием Либкнехта, Берлин, 1894). Важнейшая газета партии: «Vorwärts», в Берлине с 1890 г. Журналы партии: «Die Neue Zeit», еженедельно в Штутгарте, ред. Каутским при постоянном участии Бернштейна с 1883, «Der socialistische Akademiker», потом переименованный в «Socialistische Monatshefte», Берлин. Оба издания представляют собой журналы для выяснения различных вопросов, волнующих партию (последний первое время специализировался на вопросах, касающихся студенческой жизни), и потому допускают на свои страницы произведения различных оттенков социалистического направления; но с 1899 г., еще более с 1900 г., т. е. с выходом Бернштейна из числа сотрудников «Neue Zeit», этот журнал все более и более делается органом ортодоксальной социал-демократии, второй же — органом критического направления в социал-демократии. Из весьма многочисленных сочинений о немецкой социал-демократии имеют значение написанное с ортодоксально социал-демократической точки зрения Fr. Mehring, «Gesch. d. deutschen Socialdemokratie» (Штутгарт, 1897—98), ценное по массе материала, но без достаточной критики, представляющее один восторженный панегирик; не потеряло своего интереса произведение того же автора, изданное им впервые в 1877 г., когда он не был еще социал-демократом, и написанное враждебно этой партии с точки зрения немецких прогрессистов: «Die deutsche Socialdemocratie», 3 изд., Бремен, 1879 (изложение книги в «Вестнике Европы», 1879, № 1). Обстоятельная история партии у Прокоповича, «Рабочее движение на Западе» (т. I, СПб., 1899); Russel, «German socialdemocraty» (Л., 1896). Для раннего периода см. предисловие Бернштейна к сборнику сочинений Лассаля; Held, «Die deutsche Arbeiterpresse des Gegenwart» (Лейпциг, 1873); Sombart, «Socialismus und die Sociale Bewegung im XIX Jahr.», 3 изд., 1900; русский перевод с 2 изд. в приложении к книге Уоллеса: «Чудесный век», СПб., 1900); Р. Singer, «{{lang|fr|L’action socialiste au conseil municipal de Berlin}}» («Mouvement socialiste», 1900, № 26); Ad. Braun, «{{lang|fr|L’organisation de la démocratie soc. allemande}}» (ib., 1900, № 28); Schmöle, «Die socialdemokratisch. Gewerkschaften in Deutschland» (Йена, 1896—98). Обзор политических партий Германии с точки зрения социал-демократии: Ad. Braun, «Die Parteien des deutschen Reichstages» (Б., 1893). Враждебные социал-демократии характеристики ее в сочинениях Евгения Рихтера (перечень см. в ст. Рихтер, Евгений), в общих обзорах о партиях в Германии и в «Словарях» и «Handbuch’ax» разных партий. См. литературу при ст. Национал-либералы и Свободомыслящие; ценная (резко враждебная) статья в клерикальном Bruder’s «Staatslexikon» (5 т., 1897). Статистика: Neumann-Hofer, «Die Entwickelung der Szd. bei den Wahlen» (2 изд., Б., 1898).
 
''Во [[../Франция|Франции]]'' С. течения существовали и даже представляли значительную силу уже в первой половине XIX в. Перед 1848 г. существовало два главных С. течения: во главе одного стоял Луи Блан (см.); его сторонники называли себя социальными демократами, хотя имели мало общего с социал-демократами позднейшей эпохи; во главе другого — Прудон (см.); оно приближалось во многих отношениях к анархизму. Первое было популярно преимущественно среди рабочих больших городов, в особенности Парижа; второе не имело такого определенного круга распространения и имело многочисленных сторонников и среди рабочих, и среди ремесленников, мелких лавочников и до некоторой степени крестьян. Роль парижского пролетариата в революции 1848 г. была весьма значительна и он получил участие во временном правительстве в лице двух социалистов, Л. Блана и Альбера. Но буржуазные члены правительства сумели подорвать их значение с самого начала. Июньское восстание сломило силы парижского, т. е. почти всего французского пролетариата надолго (подробности см. Революция); во все время второй империи социализм почти не выступал; существовал только прудонизм, да и тот был малозаметен. Но к концу правления Наполеона III стало вновь замечаться распространение С. кружков и групп, которые сыграли вновь крупную роль в восстании парижской коммуны (см.). Подавление его имело те же результаты, что и июньская революция 1848 г. До 1873 г. еще была заметна во Франции деятельность Интернационала, но после его закрытия социализм вновь совершенно исчез с политической арены. Были различные ассоциации рабочих, но они были слабы, действовали разрозненно и политической программы не имели. В 1876 г. в Париже собрался первый рабочий конгресс, избранный различными ассоциациями рабочих; в 1878 г. второй в Лионе: ни тот, ни другой далеко не были социалистическими, так как отличительной чертой их является полное отсутствие единства; конгрессы разошлись без практических результатов, кроме усилившегося желания договориться до какой-нибудь общей программы. С. партия, как известная организация, возникла только в 1879 г. на третьем рабочем конгрессе в Марселе. Среди разноголосицы господствовавших мнений намечалось два главных течения: одно революционно-социалистическое, другое радикально-ассоциационное, отстаивавшее профессиональные ассоциации, как лучший способ борьбы. Тем не менее создалась «коллективистическая рабочая партия», построенная на С. принципах. Наиболее видными деятелями были: Жюль Гед, Лафарг (см.), Малон (см.; † в 1893 г.), Брусс. Союз оказался, однако, весьма непрочным. На гаврском конгрессе 1881 г. дело дошло до разрыва; сторонники профессионально рабочего движения вышли и организовали собственную партию, а в «рабочей партии» остались более чистые социалисты. Но ни в той, ни в другой партии не было единства. Уже в 1882 г. коллективисты вновь распались. Гед и Лафарг, представители последовательного марксизма во Франции, основали в Руане «Рабочую партию», с программой, представляющей дальнейшую переработку программы «коллективистов» 1879 г., довольно близкой к готской программе германских социал-демократов 1875 г. В практической части ее выставлено 5 политических требований: 1) свобода печати, ассоциаций и т. д., 2) отмена бюджета культов и возвращение государству церковных и монастырских имуществ, 3) милиция, 4) децентрализация («община должна быть распорядительницей своей администрации и полиции») и 5) отказ от уплаты государственных долгов; и 13 экономических, куда входит нормальный рабочий день, минимальная заработная плата, призрение стариков и инвалидов труда, ответственность хозяев за несчастные случаи, прогрессивный подоходный налог и т. д. В том же 1882 г., на конгрессе в Этьенне, была основана «федерация социалистических работников Франции» («Fédération des travailleurs socialistes de France»), которая находила программу рабочей партии слишком отвлеченной, слишком малопрактичной; она считала нужным проводить «политику возможного» (politique des possibilités) и получила поэтому наименование поссибилистической; во главе ее стояли Брусс и Аллеман. В 1890 г. поссибилисты вновь распались на аллеманистов, называвшихся «революционно-социалистической рабочей парией», и бруссистов, сохранивших старую кличку. К этим партиям надо присоединить бланкистов, с Вальяном во главе, оправившихся от разгрома коммуны и основавших в начале 1880-х гг. «революционный центральный комитет», и «независимых социалистов», с Малоном во главе. Все эти фракции вели борьбу на выборах более между собой, чем со своими общими врагами. Различия во взглядах между ними были несомненны, но они не превышали разногласий внутри германской социал-демократии, вовсе не мешавших последней действовать общими силами. Эти различия, коренящиеся частью в различии темпераментов (большая или меньшая революционность), частью в различии воззрений, были далеко не всегда ясны, и многие члены фракций беспрестанно колебались, переходя из одной в другую. Значительную роль в дроблении сыграло личное соперничество вождей. В общем, первый период истории С. партии Франции (продолжавшийся от 1879 г. до начала 1890-х гг.) характеризуется глубокой верой в чрезвычайную близость новой великой революции. Во всех фракциях были живы традиции французских баррикадных революций, даже у поссибилистов, сравнительная умеренность которых не помешала выделиться из них фракции с «революционно-социалистической» кличкой. Подобная же частная борьба велась и среди партии профессионального движения, которая в 1884 г. распалась на умеренное и революционное крыло, последнее в 1886 г. подпало под влияние Геда и присоединилось к его партии. Такой характер С. партий был ими унаследован от буржуазных революционных партий Франции, которые тоже всегда вели борьбу с частными клубами и мелкими организациями. Внутренняя борьба не мешала, однако, росту С. партий, хотя и более медленному, чем в Германии. На выборах в 1881 г. С. партии собрали вместе 60000 голосов, в 1885 г. — 30000, в 1889 г. — 176000, в 1893 г. — 440000 и, наконец, в 1898 г. — 840000; с 2 депутатов в 1881 г. социалисты довели их число до 49 в 1893 г. и до 52 в 1898 г. Впрочем, в это число входит и несколько депутатов, социалистический оттенок которых подлежит большому сомнению. Деятельность С. депутатов в парламенте была довольно бесцветна; они обыкновенно являлись лишь одной из радикальных партий, усиливавших шум и разноголосицу во французском парламенте, и не придавали его прениям тот отпечаток борьбы между представителями буржуазии, землевладения и пролетариата, который сообщает германскому рейхстагу присутствие депутатов социалистов. Так было в первый период истории С. партии. В начале 90-х годов панамский скандал, совершенно не затронувший С. партию, создал ей преимущество перед всеми другими партиями и дал ей значительный рост голосов и числа депутатов. Ряды социалистов, и именно независимых, увеличились Жоресом, избранным в парламент в 1892 г. и сразу занявшим место лучшего оратора французской палаты; кроме того, образовалась новая, скоро почти слившаяся с независимыми, С. партия «радикалов-социалистов», выделившаяся из рядов радикалов, с Мильераном (см.) во главе. Началось стремление к сближению, к объединению. Тон речей в парламенте стал определеннее, и вместе с тем С. партии начали практическую работу в муниципалитетах; начиная с 1892 г., они составляли большинство в управлении некоторых из них, и это число значительно выросло в 1896 и 1900 гг. Несмотря на то, что деятельность муниципалитетов находится под строжайшим контролем администрации, социалистам удалось сделать довольно много для проведения своих принципов в управлении такими городами, как Лилль, Рубэ, в особенности Дижон и др. Здесь они выставляли совершенно практическую программу. Сюда входит муниципализация конок, газового и водопроводного дела, но в этой области ни одна серьезная мера не была утверждена; введение подоходного налога для городских надобностей тоже не могло состояться нигде, несмотря на многократные постановления разных муниципалитетов; но городу Дижону удалось, после продолжительной борьбы с министерством Мелина, отменить октруа; многим муниципалитетам удалось значительно поднять народные школы, устроить снабжение бедных учеников даровыми учебниками, завтраками и даже одеждой; поставить на широкую ногу призрение стариков; ввести даровую медицинскую помощь, но муниципальные аптеки систематически запрещались правительством. Все эти меры, конечно, не заключают в себе ничего специфически социалистического и в Англии их проводят либералы; но во Франции они сделались достоянием исключительно С. партий, и именно эта их муниципальная деятельность особенно привлекла на их сторону массу избирателей. Той же цели способствовало принятие на 10 и 12 конгрессах гедистов в Марселе 1892 г. и Нанте 1894 г. (одновременно с возбуждением того же вопроса на франкфуртском партейтаге германской С. демократии 1894 г.), так называемой «аграрной программы»: 1) образование крестьянских товариществ всякого рода, 2) приобретение сельскохозяйственных машин общинами при поддержке государства и даровая выдача их крестьянам в пользование. 5) третейские суды между арендаторами и землевладельцами; вознаграждение арендаторов за мелиорации, 6) расширение сельскохозяйственного образования, 7) понижение железнодорожных тарифов. Программа эта имела целью привлечь те слои населения, на которые обыкновенно опираются С. партии, и действительно создала партии много сторонников в сельском населении. В течение этого периода в истории французских С. партий (до 1899 г.), периода, когда подготовлялось объединение партии, происходили сближения и слияния разных групп; Жорес почти всеми признавался за общего вождя партии, и даже крайне честолюбивый Гед, в 1893—98 гг., в первый и единственный раз бывший депутатом, крайне неохотно, но шел за ним. Рядом с Жоресом стоял Мильеран. В 1896 г., при содействии Жореса, рабочие в департаменте Тарн основали собственный стеклянный завод, который после первых неудач пошел хорошо и существует поныне. Фракция Геда сильно нападала за него на Жореса, видя в подобных учреждениях на капиталистической почве торжество не С., а именно капиталистического принципа. В 1898 г. дело Дрейфуса имело громадное влияние на историю партии. Жорес вместе с Эмилем Зола и Клемансо, т. е. людьми, не имеющими ничего общего с социализмом, выступил одним из самых энергичных агитаторов за пересмотр. Свое поведение он мотивировал тем, что С. партии не должны никогда отделять себя от дела прогресса и культуры, что они должны всегда выступать за справедливость и право, а в данном случае они всецело на стороне Дрейфуса. Жорес при этом действовал в полном согласии с громадным большинством социалистов и находил нравственную поддержку в массе германских социал-демократов. Но против него выступил Гед, доказывая, что дело Дрейфуса есть внутреннее дело буржуазии, которое она же и должна покончить, и что пролетариату мешаться в него нет повода; за Геда стояли немногие члены его партии и из-за границы он получал поддержку от Либкнехта, решительно разошедшегося по этому вопросу со своей партией. Дело Дрейфуса привело к сплочению значительной массы социалистов; но одним из своих последствий оно имело образование (июнь 1899 г.) министерства оппортуниста Вальдека-Руссо с известным своей жестокостью усмирителем коммуны генералом Галлиффе в должности военного министра; в это министерство вступил, не посоветовавшись с партией — Мильеран, получивший портфель министра торговли. Такой поступок был нарушением партийной дисциплины; кроме того, он ставил вопрос для партии чрезвычайно важный: имеет ли право социалист вступать в буржуазное министерство? Это несомненно шло вразрез со всеми принципами партии. Жорес и некоторые другие одобрили поступок Мильерана, но Гед, и на этот раз значительное большинство партии явно высказывались против. Среди различных С. партий возникла мысль созвать для обсуждения этого вопроса общий С. конгресс, который и был созван в декабре 1899 г. в Париже. На него организационным комитетом были приглашены 5 С. партий (гедисты, независимые, аллеманисты, бруссисты, бланкисты) и различные С. ассоциации; все допущенные на конгресс должны были объявить свое согласие с таким принципом: «интернациональная деятельность рабочих, политическая и хозяйственная организация пролетариата как классовой партии для завоевания политической власти и социализирования средств производства и обмена, другими словами, обращение капиталистического общества в коллективистическое». На обсуждение были поставлены 3 вопроса: 1) совместимо ли занятие должностей в буржуазных правительствах с принципом классовой борьбы. 2) Поведение социалистов в борьбе различных буржуазных партий (дело Дрейфуса). 3) Объединение С. партий в одну; теоретические и практические его условия. Успели обсудить только 1-й и 3-й вопросы. Можно было ожидать, что большинство выскажется против Мильерана; но между его вступлением в министерство и конгрессом прошло 6 месяцев в течение которых Мильерану удалось сделать больше, чем С. ждали. Прежде всего, при нем прекратилось стеснение С. муниципалитетов и им удалось шире развить свою деятельность (между прочим, им позволялось даже ассигновать суммы в пользу стачечников); во время стачек правительство не становилось на сторону хозяев, и благодаря этому стачки чаще прежнего оканчивались победой рабочих; в правительственных мастерских сокращено рабочее время; Мильеран подготовил (принятый 31 марта 1900 г.) новый фабричный закон, понижавший рабочий день на большей части фабрик до 10 часов. Рабочие почувствовали улучшение своего положения — и осуждение Мильерана стало немыслимым. При теоретическом обсуждении вопроса небольшое большинство высказалось за то, что социалист не должен вообще вступать в буржуазное министерство, но затем крупное большинство провело резолюцию, что в исключительных обстоятельствах и с безусловными гарантиями сохранения верности знамени это возможно. Затем было решено объединение всех С. партий, но не в единую цельную партию, а в федерацию партий (первый известный пример из истории политических партий) с сохранением самостоятельности всех 5 партий, но с общим управлением и с совместной деятельностью, с ежегодными конгрессами. Таким образом конгресс 1899 г. сыграл роль, сходную с ролью готского партейтага в Германии (1875), хотя слияние, устроенное последним, было гораздо полнее. Второй конгресс в Париже в сентябре 1900 г. закончился выделением из партии группы гедистов, образовавшей особую фракцию. Поводом послужило разногласие по вопросу об участии Мильерана в министерстве Вальдека-Руссо.
 
''Литература.'' Брошюры, листки, газеты и журналы С. партий чрезвычайно многочисленны, но все почти имели лишь минутное значение; важнейшие: Guesde et Lafargue, «{{lang|fr|Le programme du parti ouvrier, son histoire, ses considérants}}» (П., 1883; книга имела бы такое же значение для французской С. партии, как «Erfurter Programm» Каутского для германских, если бы не была выражением мнений одной лишь фракции и не была бы так пристрастна в особенности в исторической части), также сочинения, указанные при именах Лафарга (см.), и Малона (см.). От многочисленных конгрессов разных фракций или вовсе не осталось печатных материалов, кроме газетных заметок, или остались брошюры, представляющие лишь краткие изложения хода прений. Впервые на конгрессе 1899 г. велась стенографическая запись, изданная под заглавием: «Congrès général des organisations socialistes françaises, tenu à Paris du 3—8 décembre 1894. Compte rendu sténographique officiel» (П., 1900). Ни газеты, подобной «Vorwärts», ни журнала, которые были бы официальным органом партии, во Франции нет; из многочисленных газет важнейшая «Petite République Française», в редакции которой близкое участие принимает Мильеран. Из журналов более значительный: «{{lang|fr|Le mouvement socialiste}}», изд. 2 раза в месяц с 1899 г. в Париже, под ред. Hub. Lagardelle, бывшего гедиста; журнал, подобно «Neue Zeit», стремится быть научным органом всех С. партий и свободно допускает на свои страницы полемику. В нем много ценных статей о французских и иностранных (в особенности бельгийской) С. партиях (в редакции журнала принимает участие вождь бельгийских С. Вандервельде). Имеет интерес также «{{lang|fr|La Revue Socialiste}}» основанная (1885) Малоном, выходящая доныне ежемесячно; в ней ценна библиография; точка зрения не выдержана; много научных статей по вопросам социализма. «{{lang|fr|L’Humanité nouvelle}}», ежемесячн. с 1897 г., ред. Hamon. Точка зрения еще менее выдержана, много статей вовсе не социалистических; есть наклонность с одной стороны к антисемитизму, с другой к умеренному анархизму. Серьезных исследований по истории С. партий во Франции вовсе нет, наиболее ценная работа — статья Lagardelle, «Der französische Socialismus» — в «Neue Zeit», 1900, №№ 17, 19, 22. Статья Adler’a в «Handwörterbuch der Staatswissenschaften»; в ней хорошая библиография. Lafargue, «Die Socialistische Bewegung in Frankreich 1876—90» («Neue Zeit», т. VIII; вообще в «N. Z.» много ценных статей о С. партиях во Франции); Zetkin, «Der Socialismus in Frankreich seit der Kommune» (Б., 1889); Seilhac (консерватор), «{{lang|fr|Le monde socialiste, groupes et programmes}}» (П., 1896); его же, «{{lang|fr|Les congrès ouvrières en France}}» (П., 1899), его же, «{{lang|fr|L’évolution du parti syndicale}}» (Париж, 1899); Инсаров, «Современная Франция» (СПб., 1900). Ряд статей о 2-м конгрессе в «Mouvement Soc.» (1900); «Neue Zeit» (XIX, p. 9); «Revue Bleue» (1900) и др.