ЭСБЕ/Юстиниан Великий: различия между версиями

нет описания правки
[досмотренная версия][досмотренная версия]
мНет описания правки
Нет описания правки
Радуясь победе над внутренними врагами, опираясь на обнаруженную силу своего правительства и войска, Ю. решился развернуть обширный план завоевательных предприятий. Он считал делом чести восстановить империю в ее прежних пределах, вновь воссоединить Запад с Востоком. Варварские государи, владевшие Италией, Галлией, Испанией и Африкой, рассматривались в Византии как ставленники императора, его подручники, управляющее по его полномочию. Войны против германских королей являлись, в свете такого воззрения, лишь наказанием их за непокорность: они возвращали под непосредственную власть императора власть над временно отчужденными варварам провинциями. Такое представление разделялось и римским большинством населения варварских государств, даже их королями. Во время Ю. к такому пониманию дела присоединялось еще религиозное побуждение: христианнейший государь обязан, если нужно, силой подчинять себе постепенно все народы, чтобы распространить между ними истинную веру. Уже Евсевий неокесарийский строил такую теорию. В VI веке она получила дальнейшее развитие в политических планах Ю. и его сотрудников, являясь почти предвозвестницей средневековой теории «священной римской империи». Императора поддерживало общественное мнение правящих классов. Даже Прокопий объявлял, что государь с высокой душой должен желать расширить свою территорию и покрыть славой свое царствование. Планы императора направлялись прежде всего против ''вандалов'' Африки и ''остготов'' Италии. Стремясь во что бы то ни стало прекратить войну с персами на востоке, он заключил с Хозроем Ануширваном невыгодный договор, назвав его «вечным миром» (532 г.), и стал собирать силы для войны с вандалами. Дело рисовалось опасным и трудным, вследствие дальности расстояния, отсутствия сухопутной твердой базы, обширности незнакомого театра действий, кажущегося могущества врагов. Но Ю. был непоколебим, и экспедиция против вандалов была решена (533 г.). Армия Восточной римской империи давно уже не пополнялась из среды жителей империи путем равномерного распределения между ними рекрутской повинности, как обязательной службы. Только землевладельцы окраин продолжали служить для защиты границ; основные кадры войска пополнялись волонтерами самого пестрого происхождения. Существовала особая императорская гвардия, предназначавшаяся главным образом для охраны дворца и столицы. Все крупные военачальники имели право держать около себя дружины (ύπασπισταί), иногда довольно многочисленные. Главная масса войска составлялась из групп разных варваров — «федератов», — обученных по римскому образцу. Военное искусство этой армии было хорошее, вооружение — превосходное. Стойкость в бою тяжеловооруженной пехоты бывала несокрушимой; пешему войску помогала набиравшаяся преимущественно из гуннов кавалерия, легкая, подвижная и смелая. Как пехота, так и конница были снабжены луками, являлись отличными стрелками и могли начинать сражение издали. Византийские солдаты отличались удивительной храбростью, но их вдохновляла жажда добычи, а не сознание патриотического долга. Дружным натиском они вырывали у врага победу, но затем разоряли страну, грабили жителей, роптали против продолжительного и трудного похода, теряли дисциплину, готовы были на бунт и измену. При таком положении вещей огромное значение в ходе и направлении войны приобретала личность полководца, его умение заслужить любовь войска и авторитет над ним. Высокие качества армии Ю. обнаруживаются из того факта, что с вандальским королевством справились 15000 человек, с остготским — от 25 до 35 тысяч. В главных своих военных сотрудниках — Велисарии и Нарсесе — Ю. нашел не только блестящих, но вполне подходивших к условиям войны военачальников. Вандальское государство ослаблялось тяжелым положением большинства романизованного населения, обращенного в зависимость, и враждебностью католического духовенства, раздраженного господством ариан. Крепость варваров расшатывалась мирной жизнью среди цивилизованной обстановки и непривычным южным климатом. Последний вандальский король Гелимер не оказался на высоте положения, и скоро (534 г.), после двух победоносных сражений, Велисарий занял всю страну. Карфаген радостно открыл ему ворота, как избавителю от ига. Гелимер и его сокровища попались в руки победителя, Велисарий получил пышный триумф, Ю. прозвал себя «африканским и вандальским»; завоеванная Африка образовала особую (третью) префектуру. Но дела там было еще немало: заняты были лишь Карфагенская провинция, Триполитана, Нумидия и восточная Мавритания. Западная часть Африки осталась не завоеванной, и преемникам Велисария — Соломону и Герману — пришлось напряженно отстаивать новую префектуру от набегов берберских шаек и остатков вандальских вооруженных отрядов.
 
Легкость победы, одержанной над вандалами, придала императору решимость обратиться против ''остготского'' государства. Он вмешался и здесь в споры о престолонаследии. Велисарию приказано было высадиться (с небольшим войском в 7500 человек) в южную Италию, под предлогом наказания готов за гибель {{ЭСБЕ/Ссылка|Амалазунта|Амаласунты}}, дочери {{ЭСБЕ/Ссылка|Теодорих Великий|Теодориха Великого}}. Другой корпус должен был вторгнуться туда же через Далмацию (535 г.). Здесь также империя могла рассчитывать на непрочность связи между туземным мирным населением полуострова и вооруженными готами. Сначала война пошла быстро и успешно: Велисарий занял Сицилию и Неаполь. Неудачи привели неспособного короля остготского Теодагада к падению. Избранный на его место Витигес промедлил на севере в Равенне, чтобы прежде всего справиться с нападавшими и на него франками, а в это время Велисарий овладел Римом. Готы собрались с силами, обложили Рим огромной 150-тысячной армией, и Велисарию пришлось перенести тяжелую осаду. Только через год прибывшие с Востока подкрепления освободили его от серьезной опасности. Готы начали терпеть поражения, несмотря на несогласия между Велисарием и присланным к нему на помощь Нарсесом. После удаления последнего Велисарий подступил к Равенне, которая была сдана ему партией знати, задумавшей, чтобы избавиться от опасности, предложить полководцу Ю. королевскую власть в Италии. Велисарий, однако, остался верен императору, взял в плен Витигеса и отправил его в Константинополь (540 г.). Ю., под предлогом окончания похода против готов, отозвал Велисария из Италии (император всегда с подозрительностью относился к популярности своего знаменитого слуги) и послал его на Восток против персов, с которыми возобновилась война. Но силы готов не были окончательно сломлены. Они сплотились около энергичного и воодушевленного Тотилы (541 г.) и привлекли на свою сторону многих италийцев, недовольных начавшимися притеснениями «греков», т. е. византийских чиновников. Борьба вновь возгорелась, и в продолжение 10 с лишком лет готы мужественно отстаивали свою независимость. Тотила возвратил под свою власть весь полуостров, и на этот раз даже вновь призванный Велисарий (544 г.) долго не мог справиться с врагами: перед патриотическим героизмом варваров как бы поблек гений военачальника, в распоряжение которого недоверчивый император дал, впрочем, ничтожные силы. Слава его померкла, и он должен был уступить место (548 г.) другим. В 550 г. главное начальство над войском в Италии было поручено Герману, которому смерть помешала остановить успехи Тотилы. Тогда Ю., поняв, что всему предпринятому делу грозит катастрофа, сделал решительное усилие: он снарядил значительное, хорошее войско и поставил во главе его Нарсеса, не уступавшего Велисарию в военных талантах. Последний медленно, но превосходно подготовил кампанию и весной 552 г. начал наступление с трех сторон — из Далмации, Сицилии и Адриатики. Тотила сосредоточился в Римской области. Большое сражение произошло при Тагинах (летом 552 г.): Тотила пал, вся северная и средняя Италия попала в руки имперских войск. Остатки готов собрались около последнего избранного короля Тейяса на юге, но упорный бой близ Везувия не спас их от гибели. Далмация и Италия, после почти двадцатилетней борьбы, были воссоединены с империей. Они образовали четвертую префектуру, и Нарсес был назначен ее первым правителем, со званием экзарха и с местопребыванием в Равенне. Все население было разорено продолжительной войной, беспорядками и насилиями. Прагматическая санкция Ю. 554 г. должна была установить правильный порядок во вновь завоеванной стране, но новое правительство покровительствовало лишь земельным магнатам и церкви; благосостояние большинства не могло возродиться при обычно свойственном византийской администрации фискализме; земледелие, промышленность и торговля Италии пали надолго. Надо было еще отразить франков на севере Италии, думавших воспользоваться готской войной, чтобы расширить свои владения к югу от Альп; пришлось справляться с набегом большой вооруженной толпы алеманнов, проникшей до самых южных пределов полуострова. В конце концов страна казалась вновь прочно приросшей к «единой империи».
 
Перебросить свои завоевания за Альпы Ю. не удалось; но уже вслед за войной с вандалами заняты были Корсика, Сардиния и Балеары. Патриций Либерий, вмешавшись во внутренние распри вестготов, завладел юго-восточными берегами Испании, с городами Кордубой, Картагеной и Малагой (начало 50-х годов). На Геркулесовых столпах (Гибралтарский пролив) империи удалось утвердиться еще раньше. Средиземное море реально превратилось почти в византийское озеро (все земли по его берегам, кроме южной Галлии и западной Мавритании, принадлежали Ю.).