РСКД/Thucydides: различия между версиями

47 байт добавлено ,  1 год назад
нет описания правки
Нет описания правки
Нет описания правки
 
}}
 
'''Thucydĭdes,''', {{lang|grc|Θουκιδίδης}}, {{якорь|1}}1) сын Мелесия, из дема алопекского, происходил из хорошего семейства и отличался благородством характера; будучи более государственным человеком и оратором, нежели полководцем, он взял на себя после смерти родственника своего [[РСКД/Кимон|Кимона]] руководство аристократической партией ({{lang|grc|καλοὶ καγαθοί}}) и, желая сделать ее могущественной, сгруппировал вокруг себя всех ее членов, но был побежден [[РСКД/Перикл|Периклом]] и изгнан в 443 г., вероятно, скоро был возвращен, так как в 440 г. между полководцами находился также какой-то Ф. Монография Hoffmann’a (1807). — {{якорь|2}}2) историк, из дема галимунтского, сын сделавшегося афинским гражданином фракийца Олора (4, 104), родился в 464 г. (а по уверению [[РСКД/Памфилы|Памфилы]], в 471 г.) и находился по отцу в родстве с домом [[РСКД/Мильтиад|Мильтиада]] (некоторые думают, что по матери, Гегесипиле?). По происхождению своему, а по некоторым, впрочем, недостаточно достоверным известиям, и по браку, он имел отношения с Фракией, где обладал значительными золотыми рудниками при Скапте Гиле. Первые 40 лет своей жизни он провел, вероятно, то в Афинах, то в своем имении во Фракии, принимая живое участие в управлении Перикла, хотя неизвестно, занимал ли он какие-нибудь государственные должности до 8 года Пелопоннесской войны, когда во время вторжения [[РСКД/Брасид|Брасида]] во Фракию он был поставлен во главе афинского флота при [[РСКД/Фасос|Фасосе]]. Успев отстоять Эионе, он опоздал подать помощь Амфиполю и потому был обвинен в измене ({{lang|grc|προδοσία}}), но уклонился от суда добровольным изгнанием (5, 26). С этих пор он провел 20 лет вне Афин, частью путешествуя и собирая известия о войне, частью проживая в Скапте Гиле. Лишь в 404 г. он возвратился в Афины, как говорят, на основании предложения Энобия (<small>''Paus,''</small> 1, 23, 9. <small>''Plin.''</small> 7, 111), одобренного народом, и умер несколько лет спустя (не позже 395 г.) или в Афинах, или во Фракии насильственной смертью и был похоронен в склепах [[РСКД/Килон|Килона]]. Образование свое Ф. получил под влиянием философских учений и риторической техники, которые тогда распространились в Афинах, но нельзя с достоверностью сказать, пользовался ли он обучением Антифонта, или Горгия, или [[РСКД/Анаксагор|Анаксагора]], как это утверждают некоторые. Предание о том, что Ф. в молодости присутствовал при чтении Геродотом своей истории в Олимпии и проливал слезы умиления и что под влиянием полученного впечатления написал впоследствии свое сочинение, страдает анахронизмом и сочинено, вероятно, позже; скорее чтение какого-нибудь отрывка из истории Геродота в Афинах могло произвести на юношу упомянутое впечатление. Ф. при самом начале борьбы между афинянами и спартанцами понял, что война будет иметь большое значение, и потому тотчас же начал писать свое сочинение: {{lang|grc|συγγραφὴ περί τοῦ πολέμου τῶν Πελοποννησίων καὶ τῶν Ἀθηναίων}}; сначала, однако, он составлял только отдельные заметки о событиях. Пребывание его в Скапте Гиле давало ему время и возможность собирать материал для своего сочинения, которое он начал писать (по Крюгеру и Классену) только по возвращении своем в Афины. Это доказывается ссылками его на окончание войны (1, 93. 97. 2, 65. 100 и в др. м.); возможно также и то, как предполагают некоторые (Ulerich в Beiträge zur Erklärung des Thuc. 1846), что эти ссылки были вставлены Ф. позже в написанную во время изгнания первую часть сочинения. Окончить сочинение помешала Ф. смерть его, и он довел его только до 441 г.; последняя книга, кажется, обработана менее тщательно, нежели предыдущие. Существует предание, что сочинение издано было Ксенофонтом после смерти Ф. Как Ксенофонт, так и [[РСКД/Феопомп|Феопомп]] и [[РСКД/Кратипп|Кратипп]] начали писать историю с того времени, до которого она доведена у Ф. Принятое ныне разделение сочинения Ф. на книги не принадлежит ему, но, вероятно, александрийским грамматикам. Ф., описывая Пелопоннесскую войну, имел в виду составить {{lang|grc|κτῆμα ἐς α̉εί}} для поучения государственных мужей при возникновении подобных же обстоятельств. Достижению этой цели много способствовала объективность Ф., отодвигающая его личность и мнение на задний план, его правдивость и беспристрастие, не допускавшие его, несмотря на его нерасположение к тогдашней демократии, быть несправедливым к отечеству даже после своего изгнания, наконец, его проницательность, с которой он определяет взаимную связь и причину событий, не прибегая при этом к рассуждениям, но делая их ясными посредством точного изложения обстоятельств. В противоположность Геродоту, он излагает события не по {{lang|grc|τόποι}} или {{lang|grc|χρόνοι}}, но группирует их по временам года, лету и зиме (5, 26), что более всего соответствовало тогдашнему способу ведения войны. О благочестии он упоминает, говоря про Никия и других, и указывает на него лишь как на черту характера, а не как на нечто необходимое, доказывает естественную связь сверхъестественных событий (продигий) (7, 50), говорит, что изречения оракулов прилажены к действительности (2, 54. 5, 103), чувствует решительное отвращение и большое недоверие ко всему мифическому, так что его называли даже {{lang|grc|ἄθεος}}. Главнейшее значение он придает политическому могуществу, особенно главным его опорам {{lang|grc|χρήματα}} и {{lang|grc|ναυτικόν. Φ}}. соединял богатое мыслями красноречие Перикла с древнестрогим, художественным слогом [[РСКД/Антифон|Антифона]], язык его, вполне соответствуя выражаемым мыслям, меток и сжат ({{lang|grc|τὸ τάχος τῆς σημασίας}}, [[РСКД/Дионисий|Дионисий]]), прост и естествен, поэтически возвышен под влиянием особенно важных событий; периоды просты и ясны, и вообще вся речь его (в диалекте древнеаттическом) заключает в себе что-то сильное, резко отрывистое (praefractum, <small>''Cic. or.''</small> 39 сл. {{lang|grc|τὸ τραχὺ τῆς α̉ρμονίας}} у Дионисия). Уже древние считали его мастером слога (<small>''Cic. de or.''</small> 2, 13: Thucydides omnes dicendi artificio facile vicit); Дионисий Галикарнасский называет его способ изложения непостижимым верхом искусства; и действительно, сочинение Ф. и со стороны формы является произведением в высшей степени законченным. До нас дошло жизнеописание Ф., составленное Маркеллином (неизвестно, римским ли историком Аммианом Марцеллином), но оно заключает в себе много ошибок и неточностей. Изд.: Ed. pr., 1502; H. Stephanus (с латинским переводом L. Valla), 1564 и ч.; Wasse und Duker, 1731; I. Bekker, 1821; Haake, 1820; Göller, 2-е изд., 1836; Рорро, главн. изд., 1821 слл., малое изд., 1843 слл., 2-е изд., 1866 слл.; Krüger, 3-е изд., 1860; Boehme, 3-е изд., 1871 слл., Classen, 1892 слл. (и отчасти в 3-м изд.) van Herwerden (1877 слл.) и др. Изд. текста: Seebode, Bekker, Stahl, Böhme и др. Roscher: Leben, Werk und Zeitalter des Th., 1842; Krüger, Untersuchungen über das Leben des Th., 1832, с добавлениями, 1839.
 
[[Категория:РСКД:Персоны]]
[[Категория:Фукидид|РСКД]]