Страница:1870, Russkaya starina, Vol 2. №7-12 and table of contents vol. 1-2.pdf/30: различия между версиями

(→‎Не вычитана: Новая: «угоднымъ быть, то тоже тщаніе украшеній, туже роскошъ рождало. И уже престали довольствоваться од...»)
Метки: правка с мобильного устройства правка из мобильной версии Расширенная мобильная правка
 
 
Статус страницыСтатус страницы
-
Не вычитана
+
Вычитана
Тело страницы (будет включаться):Тело страницы (будет включаться):
Строка 1: Строка 1:
 
угоднымъ быть, то тоже тщаніе украшеній, туже роскошъ рождало. И уже престали довольствоваться однимъ или двумя длинными платьями, но многія съ галунами, съ шитьемъ и съ пондеспанами дѣлать начали.
 
угоднымъ быть, то тоже тщаніе украшеній, туже роскошъ рождало. И уже престали довольствоваться однимъ или двумя длинными платьями, но многія съ галунами, съ шитьемъ и съ пондеспанами дѣлать начали.
   
Колико самъ государь ни держался древней простоты нравовъ въ своей одеждѣ, такъ что, кромѣ простыхъ кавтановъ и мундировъ, никогда богатыхъ не нашивалъ, и токмо для коронаціи императрицы Екатерины Алексѣевны, своей супруги, сдѣлалъ голубой гродeтуровой кавтанъ, съ серебрянымъ шитьемъ; да, всказываютъ, еще у него былъ другой кавтанъ дикій, съ золотымъ шитьемъ, не знаю, для какого знатнаго же случая сдѣланный. Протчее все было такъ просто, что и бѣднѣйшій человѣкъ нынѣ того носить не станетъ, какъ видно по оставшимъ его одеждамъ, которыя хранятся въ куншъ-камерѣ при императорской академіи наукъ. Манжетъ онъ не любилъ и не нашивалъ, яко свидѣтельствуютъ его портреты; богатыхъ экипажей не имѣлъ, но обыкновенно ѣзжалъ въ городъ въ одноколкѣ, а въ дальнемъ пути въ качалкѣ. Множества служителей и придворныхъ у него не было, но были у него деньщики, и даже караулу, окромѣ какъ полковника гвардіи, не имѣлъ. Однако при такой собственно особѣ его простотѣ, хотѣлъ онъ, чтобы подданные его нѣкоторое великолѣпіе имѣли. Я думаю, что сей великій государь, который ничего безъ дальновидности не дѣлалъ, имѣлъ себѣ въ предметѣ, чтобъ великолѣпіемъ и роскошью подданныхъ побудить торговлю, фабрики и ремеслы, бывъ увѣренъ, что при жизни его излишнее великолѣпіе и сластолюбіе не утвердитъ престола своего при царскомъ дворѣ <ref>Следующія слова въ подлинникѣ зачеркнуты: «до тѣхъ мѣстъ никогда оно въ подданных до излишности не дойдетъ»</ref>. И тако мы находимъ, что онъ побуждалъ нѣкоторое великолѣпіе въ платьяхъ, какъ видимъ мы, что во время торжественнаго входу, послѣ взятія Азовскаго, генералъ-адмиралъ Лефортъ шелъ въ красномъ кафтанѣ съ галунами по швамъ и другіе генералы также богатые кафтаны имѣли, ибо тогда генералы мундировъ ненашивали. Богатые люди, изъ первосановниковъ его двора, или которые благодѣяніями его были обогащены, какъ Трубецкіе, Шереметевъ и Меншиковъ, въ торжественные дни уже старались богатыя имѣть платья. Парчи и галуны стали какъ у женъ, такъ
+
Колико самъ государь ни держался древней простоты нравовъ въ своей одеждѣ, такъ что кромѣ простыхъ кавтановъ и мундировъ никогда богатыхъ не нашивалъ, и токмо для коронаціи императрицы {{Razr2|Екатерины Алексѣевны}}, своей супруги, сдѣлалъ голубой гродeтуровой кавтанъ съ серебрянымъ шитьемъ; да, всказываютъ, еще у него былъ другой кавтанъ дикій съ золотымъ шитьемъ, не знаю, для какого знатнаго же случая сдѣланный. Протчее все было такъ просто, что и бѣднѣйшій человѣкъ нынѣ того носить не станетъ, какъ видно по оставшимъ его одеждамъ, которыя хранятся въ куншъ-камерѣ при императорской академіи наукъ. Манжетъ онъ не любилъ и не нашивалъ, яко свидѣтельствуютъ его портреты; богатыхъ экипажей не имѣлъ, но обыкновенно ѣзжалъ въ городъ въ одноколкѣ, а въ дальнемъ пути въ качалкѣ. Множества служителей и придворныхъ у него не было, но были у него деньщики, и даже караулу, окромѣ какъ полковника гвардіи, не имѣлъ. Однако при такой собственно особѣ его простотѣ, хотѣлъ онъ, чтобы подданные его нѣкоторое великолѣпіе имѣли. Я думаю, что сей великій государь, который ничего безъ дальновидности не дѣлалъ, имѣлъ себѣ въ предметѣ, чтобъ великолѣпіемъ и роскошію подданныхъ побудить торговлю, фабрики и ремеслы, бывъ увѣренъ, что при жизни его излишнее великолѣпіе и сластолюбіе не утвердитъ престола своего при царскомъ дворѣ<ref>Следующія слова въ подлинникѣ зачеркнуты: «до тѣхъ мѣстъ никогда оно въ подданных до излишности не дойдетъ»</ref>. И тако мы находимъ, что онъ побуждалъ нѣкоторое великолѣпіе въ платьяхъ, какъ видимъ мы, что во время торжественнаго входу, послѣ взятія Азовскаго, генералъ-адмиралъ Лефортъ шелъ въ красномъ кафтанѣ съ галунами по швамъ и другіе генералы также богатые кафтаны имѣли, ибо тогда генералы мундировъ ненашивали. Богатые люди, изъ первосановниковъ его двора, или которые благодѣяніями его были обогащены, какъ Трубецкіе, Шереметевъ и Меншиковъ, въ торжественные дни уже старались богатыя имѣть платья. Парчи и галуны стали какъ у женъ, такъ