Страница:Летопись самовидца о войнах Богдана Хмельницкого (1846).djvu/20: различия между версиями

[досмотренная версия][досмотренная версия]
(→‎Не вычитана: Новая: «розумѣючи оныхъ за войско литовское и якобы то они идутъ на оборону Кодака,(!) а не доставати, и нес…»)
 
 
Статус страницыСтатус страницы
-
Не вычитана
+
Вычитана
Тело страницы (будет включаться):Тело страницы (будет включаться):
Строка 1: Строка 1:
розумѣючи оныхъ за войско литовское и якобы то они идутъ на оборону Кодака,(!) а не доставати, и несподѣванне напавши, нѣкоторые сотнѣ погромили въ Ра(!)шевцѣ за Комышнымъ. Але зась ску(!)пившись тотъ полкъ у Максимовцѣ надъ Днѣпромъ, тое войско розбили, же мало который зъ ихъ увойшолъ, и переправивши Днѣпръ, потягнули подъ Кодакъ, который держачи въ осаду, перезъ килка недѣль онымъ докучали, ажъ му(!)сѣлися здати. Итакъ усѣхъ жолнѣровъ съ Кодаку(!) спровадили въ цѣлости до Чигирина, и тамъ Чигиринцѣ оныхъ пожаловали, а коменданта узяли за сторогу, которого напотомъ Хмелницкій въ Полщу отпустивъ.
{{ВАР|розумѣючи оныхъ за войско литовское и якобы то они идутъ на оборону Кодака{{Акут}}, а не доставати, и несподѣванне напавши, нѣкоторые сотнѣ погромили въ Ра{{Акут}}шевцѣ за Комышнымъ. Але зась ску{{Акут}}пившись тотъ полкъ у Максимовцѣ надъ Днѣпромъ, тое войско розбили, же мало который зъ ихъ увойшолъ, и переправивши Днѣпръ, потягнули подъ Кодакъ, который держачи въ осаду, перезъ килка недѣль онымъ докучали, ажъ му{{Акут}}сѣлися здати. Итакъ усѣхъ жолнѣровъ съ Кодаку{{Акут}} спровадили въ цѣлости до Чигирина, и тамъ Чигиринцѣ оныхъ пожаловали, а коменданта узяли за сторогу, которого напотомъ Хмелницкій въ Полщу отпустивъ.


Того жъ року саранча барзо великая на усей Украи(!)не была и ба(!)рзо шко(!)ды великіе починила, збо(!)же позъѣдала и травы, же не было где сѣна косыти; а зѣма барзо великая была и не было чимъ ста(!)тку кормити. Тая саранча зазѣмовала на Украи(!)нѣ, съ которой знову икры(!) на весну другая уродилася, итакъ великую дорожне(!)ту учинила.
Того жъ року саранча барзо великая на усей Украи{{Акут}}не была и ба{{Акут}}рзо шко{{Акут}}ды великіе починила, збо{{Акут}}же позъѣдала и травы, же не было где сѣна косыти; а зѣма барзо великая была и не было чимъ ста{{Акут}}тку кормити. Тая саранча зазѣмовала на Украи{{Акут}}нѣ, съ которой знову икры{{Акут}} на весну другая уродилася, итакъ великую дорожне{{Акут}}ту учинила.






ВЪ НАЧАЛѢ РОКУ 1649.
<center>'''ВЪ НАЧАЛѢ РОКУ 1649.'''</center>
О Рождествѣ Христовомъ присылаетъ король его милость пословъ своихъ великихъ, то есть князя Четвертинского и пана воеводу кіевского Адама Киселя{{Акут}} съ и{{Акут}}ншими зъ пановъ благочестивыхъ, въ поселство до гетма{{Акут}}на Хмелницкого и усего войска Запорожского, задля которыхъ приходу зложилъ раду гетманъ Хмельницкій въ Переясловлю и тамъ по Рождествѣ Христовомъ приѣхалъ со всѣми полковниками и сотниками. И тамъ въ Переясловлю въ той радѣ отдавали пано{{Акут}}ве посло{{Акут}}ве королевскіе при поселствѣ привилей на волности и булаву, бунчукъ, короговъ, бубны, знаки войсковые отъ короля его милости, хотячи упокоити тую войну. Тамъ же и послове отъ короля венгерского на той же радѣ были: такъ заразъ по усѣхъ земляхъ слава козацкая и Хмелницкого пойшла, же монархи разные отзывалися съ приязню и подарки присылали, бо послове его царского величества зъ Москвы, отъ господарей волоскихъ, мултянского зъ великими подарками почали приходити, що до болшаго заятреня и пыхи гетмана Хмелницкого побужали, и за для того слушной згоды зъ монархою полскимъ, якъ съ паномъ своимъ не чинилъ, по принявши пословъ, великихъ короля его милости... <ref>Тутъ, въ нашемъ спискѣ, пропускъ, который пополняемъ Великорусскимъ переводомъ: „Клейноты войсковые и подарки великіе, отпустилъ тѣхъ пословъ съ честію, обязываясь все пожеланіе Его Королевскаго Величества.“</ref> учинити и тоей войны понехати, тилко жебы при стародавнихъ волностяхъ своихъ козацкихъ зоставали, але тутъ заразъ высылаетъ своихъ пословъ въ Крымъ, вытягаючи самого хана со всѣми ордами въ нашу землю. Въ чемъ ханъ радъ и учинилъ на оного жада{{Акут}}ння со всѣми ордами Крымскими, Бѣлгородскими, Нагайскими, Черкаскими незличо{{Акут}}ными силами вытягнулъ на веснѣ до Хмелницкого на спустоше{{Акут}}ння христіянства.<!--
-->|<!--
-->розумеючи оных за войско литовское и якобы то они идут на оборону Кодака{{Акут}}, а не доставати, и несподеванне напавши, некоторые сотне погромили в Ра{{Акут}}шевце за Комышным. Але зась ску{{Акут}}пившись тот полк у Максимовце над Днепром, тое войско розбили, же мало который з их увойшол, и переправивши Днепр, потягнули под Кодак, который держачи в осаду, перез килка недель оным докучали, аж му{{Акут}}селися здати. Итак усех жолнеров с Кодаку{{Акут}} спровадили в целости до Чигирина, и там Чигиринце оных пожаловали, а коменданта узяли за сторогу, которого напотом Хмелницкий в Полщу отпустив.


Того ж року саранча барзо великая на усей Украи{{Акут}}не была и ба{{Акут}}рзо шко{{Акут}}ды великие починила, збо{{Акут}}же позъедала и травы, же не было где сена косыти; а зема барзо великая была и не было чим ста{{Акут}}тку кормити. Тая саранча заземовала на Украи{{Акут}}не, с которой знову икры{{Акут}} на весну другая уродилася, итак великую дорожне{{Акут}}ту учинила.
О Рождествѣ Христовомъ присылаетъ король его милость пословъ своихъ великихъ, то есть князя Четвертинского и пана воеводу кіевского Адама Киселя(!) съ и(!)ншими зъ пановъ благочестивыхъ, въ поселство до гетма(!)на Хмелницкого и усего войска Запорожского, задля которымъ приходу зложилъ раду гетманъ Хмельницкій въ Пе-

реясловлю и тамъ по Рождествѣ Христовомъ приѣхалъ со всѣми полковниками и сотниками. И тамъ въ Переясловлю въ той радѣ отдавали пано(!)ве посло(!)ве королевскіе при поселствѣ привилей на волности и булаву, бунчукъ, короговъ, бубны, знаки войсковые отъ короля его милости, хотячи упокоити тую войну. Тамъ же и послове отъ короля венгерского на той же радѣ были: такъ заразъ по усѣхъ земляхъ слава козацкая и Хмелницкого пойшла, же монархи разные отзывалися съ приязню и подарки присылали, бо послове его царского величества зъ Москвы, отъ господарей волоскихъ, мултянского зъ великими подарками почали приходити, що до болшаго заятреня и пыхи гетмана Хмелницкого побужали, и за для того слушной згоды зъ монархою полскимъ, якъ съ паномъ своимъ не чинилъ, по принявши пословъ, великихъ короля его милости... 31) учинити и тоей войны понехати, тилко жебы при стародавнихъ волностяхъ своихъ козацкихъ зоставали, але тутъ заразъ высылаетъ своихъ пословъ въ Крымъ, вытягаючи самого хана со всѣми ордами въ нашу землю. Въ чемъ ханъ радъ и учинилъ на оного жада(!)ння со всѣми ордами Крымскими, Бѣлгородскими, Нагайскими, Черкаскими незличо(!)ными силами вытягнулъ на веснѣ до Хмелницкого на спустоше(!)ння христіянства.


<center>'''В НАЧАЛЕ РОКУ 1649.'''</center>
О Рождестве Христовом присылает король его милость послов своих великих, то есть князя Четвертинского и пана воеводу киевского Адама Киселя{{Акут}} с и{{Акут}}ншими з панов благочестивых, в поселство до гетма{{Акут}}на Хмелницкого и усего войска Запорожского, задля которых приходу зложил раду гетман Хмельницкий в Переясловлю и там по Рождестве Христовом приехал со всеми полковниками и сотниками. И там в Переясловлю в той раде отдавали пано{{Акут}}ве посло{{Акут}}ве королевские при поселстве привилей на волности и булаву, бунчук, корогов, бубны, знаки войсковые от короля его милости, хотячи упокоити тую войну. Там же и послове от короля венгерского на той же раде были: так зараз по усех землях слава козацкая и Хмелницкого пойшла, же монархи разные отзывалися с приязню и подарки присылали, бо послове его царского величества з Москвы, от господарей волоских, мултянского з великими подарками почали приходити, що до болшего заятреня и пыхи гетмана Хмелницкого побужали, и за для того слушной згоды з монархою полским, як с паном своим не чинил, по принявши послов, великих короля его милости... <ref>Тут, в нашем списке, пропуск, который пополняем Великорусским переводом: „Клейноты войсковые и подарки великие, отпустил тех послов с честию, обязываясь всё пожелание Его Королевского Величества.“</ref> учинити и тоей войны понехати, тилко жебы при стародавних волностях своих козацких зоставали, але тут зараз высылает своих послов в Крым, вытягаючи самого хана со всеми ордами в нашу землю. В чём хан рад и учинил на оного жада{{Акут}}ння со всеми ордами Крымскими, Белгородскими, Нагайскими, Черкаскими незличо{{Акут}}ными силами вытягнул на весне до Хмелницкого на спустоше{{Акут}}ння християнства.
}}