Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 6, 1879.pdf/207: различия между версиями

м
нет описания правки
[досмотренная версия][досмотренная версия]
м (Бот: автоматизированная замена текста (-(-->\|<!--.*?){{нет ошибки\|раж(д.*?)}} +\1рож\2))
мНет описания правки
 
Тело страницы (будет включаться):Тело страницы (будет включаться):
Строка 2: Строка 2:
|значеніе главныхъ входящихъ въ нее понятій, — именно: что{{гравис}} такое τὸ ἓν ὄν, и что{{гравис}} такое τὰ ἄλλα, или τὰ ἕτερα. Самъ Платонъ нигдѣ точно не опредѣляетъ ихъ, и намъ приходится доискиваться ихъ смысла чрезъ разсмотрѣніе всего содержанія Парменидовыхъ разсужденій.
|значеніе главныхъ входящихъ въ нее понятій, — именно: что{{гравис}} такое τὸ ἓν ὄν, и что{{гравис}} такое τὰ ἄλλα, или τὰ ἕτερα. Самъ Платонъ нигдѣ точно не опредѣляетъ ихъ, и намъ приходится доискиваться ихъ смысла чрезъ разсмотрѣніе всего содержанія Парменидовыхъ разсужденій.


При сравненіи настоящаго разсужденія объ одномъ, поколику оно ''есть,'' съ прежнимъ — {{так в тексте|то же}} объ одномъ, поколику оно разсматривается само по себѣ, ''безъ соединенія съ сущностію,'' ясно открывается различіе между тѣмъ и другимъ. Какъ тамъ одно не терпитъ ни формы, ни свойства, ни закона, ни условія, и потому не можетъ быть ни познаваемымъ, ни ощущаемымъ; такъ здѣсь, по соединеніи съ сущностію, оно принимаетъ безконечное разнообразіе формъ, условій, отношеній, даже взаимно себѣ {{так в тексте|противорѣчущихъ}} и взаимно себя исключающихъ. Такая особенность одного въ послѣднемъ случаѣ происходитъ, конечно, отъ того, что здѣсь оно необходимо поставляется въ различныя сравненія и ограниченія; ибо, какъ скоро мы созерцаемъ не одну безотносительно полагаемую сущность, а представляемъ множество идей, у насъ, по различію возникающихъ въ умѣ формъ, непремѣнно {{нет ошибки|раждаются}} вопросы объ отношеніяхъ между ними и подвергаются обсужденію сообразно логическимъ пріемамъ разсудка, — такъ или иначе, смотря по тому, направляется ли онъ въ область метафизики, или держится въ сферѣ формальныхъ понятій. Такъ думаемъ мы объ одномъ, поколику оно есть, и такъ, вѣроятно, разумѣлъ его Парменидъ. Если вѣрно то, что одно, разсматриваемое само по себѣ, какъ безконечное, и у пиѳагорейцевъ называвшееся τὸ ἄπειρον, Платонъ, въ школьной своей теоріи идей, называлъ τὸ μέγα καὶ τὸ μικρόν, или τὴν ἀόριστον δυάδα; то легко заключить, что τὸ ἓν ὄν, или τὸ ἓν εἰ ἔστι, у него было такое одно, какому пиѳагорейцы давали имя: τὸ πέρας ἔχον, или τὸ πεπερασμένον. Соединяясь съ сущностію, этому одному, безъ сомнѣнія, надлежало имѣть всѣ тѣ свойства, которыя прежде отняты были отъ одного безконечнаго; такъ что<!--
При сравненіи настоящаго разсужденія объ одномъ, поколику оно ''есть,'' съ прежнимъ — {{так в тексте|то же}} объ одномъ, поколику оно разсматривается само по себѣ, ''безъ соединенія съ сущностію,'' ясно открывается различіе между тѣмъ и другимъ. Какъ тамъ одно не терпитъ ни формы, ни свойства, ни закона, ни условія, и потому не можетъ быть ни познаваемымъ, ни ощущаемымъ; такъ здѣсь, по соединеніи съ сущностію, оно принимаетъ безконечное разнообразіе формъ, условій, отношеній, даже взаимно себѣ {{так в тексте|противорѣчущихъ}} и взаимно себя исключающихъ. Такая особенность одного въ послѣднемъ случаѣ происходитъ, конечно, {{так в тексте|отъ того}}, что здѣсь оно необходимо поставляется въ различныя сравненія и ограниченія; ибо, какъ скоро мы созерцаемъ не одну безотносительно полагаемую сущность, а представляемъ множество идей, у насъ, по различію возникающихъ въ умѣ формъ, непремѣнно {{нет ошибки|раждаются}} вопросы объ отношеніяхъ между ними и подвергаются обсужденію сообразно логическимъ пріемамъ разсудка, — такъ или иначе, смотря по тому, направляется ли онъ въ область метафизики, или держится въ сферѣ формальныхъ понятій. Такъ думаемъ мы объ одномъ, поколику оно есть, и такъ, вѣроятно, разумѣлъ его Парменидъ. Если вѣрно то, что одно, разсматриваемое само по себѣ, какъ безконечное, и у пиѳагорейцевъ называвшееся τὸ ἄπειρον, Платонъ, въ школьной своей теоріи идей, называлъ τὸ μέγα καὶ τὸ μικρόν, или τὴν ἀόριστον δυάδα; то легко заключить, что τὸ ἓν ὄν, или τὸ ἓν εἰ ἔστι, у него было такое одно, какому пиѳагорейцы давали имя: τὸ πέρας ἔχον, или τὸ πεπερασμένον. Соединяясь съ сущностію, этому одному, безъ сомнѣнія, надлежало имѣть всѣ тѣ свойства, которыя прежде отняты были отъ одного безконечнаго; такъ что<!--
-->|<!--
-->|<!--
-->значение главных входящих в нее понятий, — именно: что{{гравис}} такое τὸ ἓν ὄν, и что{{гравис}} такое τὰ ἄλλα, или τὰ ἕτερα. Сам Платон нигде точно не определяет их, и нам приходится доискиваться их смысла чрез рассмотрение всего содержания Парменидовых рассуждений.
-->значение главных входящих в нее понятий, — именно: что{{гравис}} такое τὸ ἓν ὄν, и что{{гравис}} такое τὰ ἄλλα, или τὰ ἕτερα. Сам Платон нигде точно не определяет их, и нам приходится доискиваться их смысла чрез рассмотрение всего содержания Парменидовых рассуждений.