Собор во время бури (Бабкин): различия между версиями

Викификация. Снимая шаблон "редактирую".
(Корректура.)
(Викификация. Снимая шаблон "редактирую".)
{{Пишу|19 апреля 2019}}
{{Отексте
| АВТОР = Михаил Анатольевич Бабкин
Понятно, что при возникновении каких-либо (пусть даже незначительных) разногласий между церковной и государственной властями патриарх мог перейти в оппозицию царю. При этом он был бы фактически «недосягаем» для императора: в случае, например, суда над патриархом для рассмотрения его дела следовало бы приглашать «равночестных» тому по сану иерархов Восточных Церквей (как в случае с патриархом [[w:Никон (патриарх Московский)|Никоном]] в 1666 году). И государству грозила бы вероятность церковно-политического раскола, аналогичного расколу XVII века, что в условиях нарастания революционного движения могло послужить катализатором революции.
 
В начале ХХ века российское общество в борьбе с самодержавием добилось созыва [[w:Государственная дума Российской империи|Государственной думы]] и получило определённые гражданские свободы. Но при этом не были учтены интересы Православной церкви, которая осталась практически в одиночестве со своими нерешенными проблемами. Духовенство в силу своего социального положения не могло принять те методы борьбы за реформы, которые использовались обществом: участие в забастовочном движении и применение методов вооруженной борьбы. Однако священнослужители Российской церкви могли оказывать идеологическое воздействие на политическое сознание многомиллионного российского крестьянства. И в период [[w:Февральская революция|Февральской революции]] духовенство широко воспользовалось этой возможностью с целью узаконить в сознании паствы свержение монархии ради достижения своих целей по получению независимости («отдаления») от государства (см. [[«НГР»Народовластие от 07.03.07Бога (Бабкин)|«НГР» от 07.03.07]]).
 
Долгожданный Поместный собор открылся 15 августа. За четыре дня до этого было опубликовано постановление Временного правительства о правах Собора. Выработанный им законопроект «О новом порядке свободного самоуправления Русской Церкви» надлежало представить «на уважение» государственной власти. То есть теоретически [[w:Временное правительство России|Временное правительство]] могло отказать в санкции соборному постановлению о форме внутрицерковного управления. В этом смысле Поместный собор был юридически несвободен.
Открывшийся в Москве 15 августа 1917 года [[w:Поместный собор Православной российской церкви (1917—1918)|Поместный собор]] (высший орган управления в Церкви) привлек к себе внимание общественности. Для участия в нем были избраны и назначены по должности 564 человека: 80 архиереев, 129 священников, 10 дьяконов, 26 псаломщиков, 20 монашествующих (архимандритов, игуменов и иеромонахов) и 299 мирян. Он воспринимался как Церковное Учредительное собрание. Собор работал более года. За этот период состоялись три его сессии: первая – с 15 августа по 9 декабря 1917 года, вторая и третья – в 1918 году: с 20 января (2 февраля) по 7 (20) апреля и с 19 июня (2 июля) по 7 (20) сентября.
 
11 октября 1917 года на Соборе началось обсуждение доклада о форме высшего церковного управления. Мнения участников Собора разделились: одни (в основном епископат) выступали за восстановление патриаршества, другие (рядовые клирики и миряне) были противниками такой идеи, настаивая на необходимости соборности. ПричемПричём на протяжении практически двух недель судьба этого вопроса была неясна. Однако положение изменилось после известий из Петрограда: 25 октября [[w:Временное правительство России|Временное правительство]] было свергнуто большевиками, а на следующий день было сформировано новое – [[w:Совет народных комиссаров|Совет народных комиссаров]]. ПричемПричём Церковь никак не стала защищать Временное правительство, хотя в марте 1917 года она объявила его «благоверным», властью «от Бога» и привела народ к присяге ему.
 
На октябрьский переворот Собор отреагировал, по словам профессора [[w:Санкт-Петербургская духовная академия|Петроградской духовной академии]] [[w:Титлинов, Борис Васильевич|Бориса Титлинова]], «прежде всего ускоренным учреждением патриаршества». Действительно, после схода с политической сцены Временного правительства сама собой отпала и необходимость представлять ему «на уважение» соборное постановление о форме внутрицерковного управления. Интересы же новых правителей государства в те дни были далеки от церковной тематики: перед ними стоял первоочередной вопрос об удержании власти. Временным отсутствием контроля со стороны властей воспользовались представители «епископской партии». На фоне начавшейся на улицах Москвы 28 октября стрельбы, возникшей в результате антисоветского [[w:Октябрьское вооружённое восстание в Москве (1917)#28 октября. Взятие Кремля юнкерами|восстания юнкеров, захвативших Кремль]], мнения участников Собора начали склоняться в пользу [[w:Патриарх (церковный сан)|патриаршества]].
 
28 октября дискуссии были окончены и на голосование поставили вопрос о восстановлении патриаршества. Соответствующее постановление было принято абсолютным большинством голосов. В немнём утверждалось четыре пункта: 1) Поместному Соборусобору, периодически в определенныеопределённые сроки созываемому в составе епископов, клириков и мирян, принадлежит высшая власть в Русской Церквицеркви – законодательная, судебная, административная и контролирующая; 2) вновь восстанавливается патриаршество и патриаршее управление Церковью; 3) Патриарх является первым между равными ему епископами; 4) Патриарх вместе с органами церковного управления подотчетенподотчётен Поместному Соборусобору.
 
30 и 31 октября тайным голосованием были определены три кандидата в Патриархипатриархи: архиепископы Харьковский [[w:Антоний (Храповицкий)|Антоний (Храповицкий)]], Новгородский [[w:Арсений (Стадницкий)|Арсений (Стадницкий)]] и митрополит Московский [[w:Тихон (Белавинпатриарх Московский)|Тихон (Беллавин)]]. 5 ноября 1917 года путем извлечения жребия в [[w:Храм Христа Спасителя|храме Христа Спасителя]] Патриархомпатриархом был избран Тихон. Но лишь через два дня – 8-го числа – Поместным Соборомсобором было принято «Определение о правах и обязанностях Святейшего Патриарха Московского и всея России». В частности, «первый епископ» был облечен полномочиями представителя Церкви перед государством и имел «долг печалования пред государственной властью». То, что Патриархпатриарх был избран, но его права и обязанности при этом были неясны, служит показателем того, что сторонники «епископской партии» спешили с восстановлением патриаршества.
 
Через несколько дней, 21 ноября, состоялась интронизация Патриархапатриарха Тихона. В Российской Церквицеркви появилась, по сути, неограниченная власть «церковного монарха», подотчетного лишь Поместному Соборусобору.
 
Свое видениеви́дение государственно-церковных отношений Собор сформулировал в определении «О правовом положении Православной Российской Церкви», принятом 2 декабря 1917 года. Оно было составлено буквально в повелительной к новой (советской) власти форме. В немнём предлагалось дать Церкви публично-правовой статус «первенствующей» в стране конфессии, обеспечить право на самоопределение и самоуправление, предоставить возможность законотворческой деятельности (в тех случаях, когда постановления правительства затрагивали церковные интересы). Церковное имущество признавалось не подлежащим конфискации и обложению налогами, со стороны государства ожидалось получение ежегодных ассигнований в пределах церковных потребностей. Священнослужителей и штатных церковнослужителей предлагалось освободить от различных повинностей (в первую очередь от воинской), православный календарь возвести в ранг государственного, признать церковные праздники неприсутственными (выходными) днями, оставить за Церковью право ведения метрических книг, сохранить обязательный характер преподавания [[w:Закон Божий (дисциплина)|Закона Божия]] для православных учащихся во всех образовательных учреждениях и т. д. В целом духовенство требовало для себя значительных привилегий, но при этом не прописывало никаких своих обязанностей перед государством.
 
7 декабря 1917 года Собор принял касающееся церковного управления определение «О Священном Синоде и Высшем Церковном Совете». Этим органам совместно с Патриархомпатриархом было присвоено право управления церковными делами. Все они были подотчетныподотчётны периодически созываемым [[w:Поместный собор|Поместным Соборамсоборам]], которым обязаны были представлять отчетотчёт о своей деятельности за междусоборный период.
 
На следующий день, 8 ноября, на Соборе было принято определение «О круге дел, подлежащих ведению органов высшего церковного управления». Согласно ему ведению Святейшего Синодасинода подлежали дела, преимущественно относящиеся к внутренней жизни Церкви, в частности «высший надзор и попечение о нерушимом сохранении догматов веры и правильном их истолковании в смысле учения Православной церкви; охранение текста Богослужебных книг, наблюдение за его исправлением и переводом». До революции же [[w:Основные Законы Российской Империи/Часть первая#Глава седьмая. О вере.|«верховным защитником и хранителем догматов господствующей веры, блюстителем правоверия и всякого в Церкви святой благочиния»]] как помазанник Божий был император. Таким образом, церковные полномочия царя в полной мере перешли к духовенству.
 
Поставив себе Патриархапатриарха – «церковного монарха», возвышающегося своим саном над светским, лишенным сакрального смысла «царством», духовенство добилось своих целей: царская власть была свергнута и вместо нее, по сути, установлена патриаршая.
 
Новая власть, установившаяся в России в октябре 1917 года, начала проводить известную «вероисповедную» политику, направленную на полное отделение Церкви от государства. В декрете советской власти [[w:Декрет СНК РСФСР от 23.01.1918 Об отделении церкви от государства и школы от церкви|«О свободе совести, церковных и религиозных обществах»]] (или «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви»), принятом 20 января (2 февраля) 1918 года, говорилось о лишении Русской Церквицеркви и всех религиозных организаций прав юридического лица и отделении школы от Церкви. Православная Церковьцерковь своим статусом приравнивалась к частным обществам и союзам, ей было отказано в каких-либо субсидиях от государства, еееё собственность объявлялась народным достоянием. Иными словами, ей давалась давно желанная ею «свобода от влияния государства». Однако это была «свобода», возведенная большевиками в абсолют: Церкви было предоставлено не «отдаление» от государства (за что с начала XX века выступало само духовенство), а полное «отделение» от него.
 
== Примечания ==
{{примечания}}
 
</div>