Страница:Дернбург. Пандекты. Т. I (1906).djvu/110: различия между версиями

(→‎Не вычитана: Новая: «— 95 — выводится изъ конкретнаго и реальнаго взгляда на отношеніе, другое же обнаруживаетъ болѣе...»)
 
Статус страницыСтатус страницы
-
Не вычитана
+
Вычитана
Тело страницы (будет включаться):Тело страницы (будет включаться):
Строка 1: Строка 1:
  +
выводится из конкретного и реального взгляда на отношение, другое же обнаруживает более абстрактное и более утонченное мировоззрение. Тогда следует отдать преимущество тому решению, которое лучше согласуется с ''прогрессом'' правового сознания. Сущность исторического согласования не в том состоит, чтобы мнение ''позднейшего юриста'' всегда пользовалось предпочтением перед взглядами ''древнейших''; нередко случается, что даже позднейшие юристы остаются верны старым, уже отвергнутым воззрениям<ref>Нужно всегда иметь в виду время составления данного места. Относительно этого можно ориентироваться благодаря основательному и остроумному сочинению Fitting’a: Ueber das Alter der Schriften römischer Juristen von Hadrian bis Alexander, Basel, 1860; см. далее Lenel: Palingenesia, II, стр. 1245, „auctorum et librorum index chronologicus“.</ref><ref>Следует также обращать внимание, ставить ли себе задачей данное сочинение, из которого взяты выдержки, теоретическую разработку общих положений или только разбор и освещение известных определенных казусов, как это делают, напр., responsa, quaestiones и др. Дадим пример: в l. 68, pr. D. de evict. 21. 2 Папиниан libro 11 responsorum развивает некоторые положения права на тот случай, „cum ea condicione pignus distrahitur, ne quid evictione secuta creditor praestet“. По правильному взгляду те же самые положения должны действовать и в том случае, когда кредитор не отвечает за эвикцию и помимо особого соглашения, на основании определения самого закона. Это оспаривает Moreau в своей статье Eviktion der verkauften Pfandsache, 1878, стр. 10; он говорит: „было бы необъяснимо, зачем Папиниану понадобилось особо упоминать о случае соглашения, раз он допускает указанные последствия на основании общего правила“. Но здесь на первом плане стоит именно случай соглашения, на что{{гравис}} и указывается в данном запросе; только этот случай и рассматривает Папиниан. Вот почему он об этом соглашении упоминает особо.</ref>.
— 95 —
 
выводится изъ конкретнаго и реальнаго взгляда на отношеніе, другое же обнаруживаетъ болѣе абстрактное и болѣе утонченное міровоззрѣніе. Тогда слѣдуетъ отдать преимущество тому рѣшенію, которое лучше согласуется съ прогрессомъ правового сознанія. Сущность историческаго согласованія не въ томъ состоитъ, чтобы мнѣніе позднѣйшаго юриста всегда пользовалось предпочтеніемъ передъ взглядами древнѣйшихъ) нерѣдко случается, что даже позднѣйшіе юристы остаются вѣрны старымъ, уже отвергнутымъ воззрѣніямъ ’7) 18).
 
   
  +
с) Если все эти способы разрешения противоречий неприменимы, то по принятому взгляду противоречивые места друг друга упраздняют. Дело тогда решается согласно общему характеру данного института права или по аналогии, точно так же, как если бы в источниках не оказалось никаких указаний по разбираемому вопросу<ref>Подобного рода противоречие находится, напр., в l. 41. D. de pign. actione. 13. 7 Павла и l. 22. D. de pignoribus. 20. 1 Модестина.</ref><ref>Многие придают значение и тому обстоятельству, что одно из таких противоречащих мест помещено в том титуле, который специально посвящен обсуждению спорного вопроса, а другое в виде так называемой lех fugitiva — в каком нибудь другом титуле. Внесение последних в Corpus juris можно скорее приписать недосмотру, см. между прочим Wächter: Pandekten, т. 1, стр. 122. Однако этот, чисто внешний момент такого важного значения не имеет. Юстиниан снабдил законной силой всякое изречение, независимо от того, под какой рубрикой оно помещено. Что{{гравис}} думали или чего не думали компиляторы при внесении какого-либо места в Corpus juris, и в чем их недосмотры, в настоящее время трудно установить; да оно и не имеет решающего значения.</ref>.
с) Если всѣ эти способы разрѣшенія противорѣчіи не примѣнимы, то по принятому взгляду противорѣчивыя мѣста другъ друга упраздняютъ. Дѣло тогда рѣшается согласно общему характеру даннаго института права или по аналогіи, точно такъ же, какъ если бы въ источникахъ не оказалось никакихъ указаній по разбираемому вопросу ,9) 20).
 
,т) Нѵжпо всегда, имѣть въ виду время составленія даннаго мѣста. Относительно этого можно оріентироваться благодаря основательному и остроумному сочиненію Fitting’a: Ueber das Alter der Schriften romischer Juristen von Hadrian bis Alexander, Basel, 1860; см. далѣе Lenel: Palingenesia, II, стр. 1245, „auctorum et librorum index chronologicus".
 
 
18) Слѣдуетъ также обращать вниманіе, ставить ли себѣ задачей данное сочиненіе, изъ котораго взяты выдержки, теоретическую разработку общихъ положеній или только разборъ и освѣщеніе извѣстныхъ опредѣленныхъ казусовъ, какъ это дѣлаютъ, напр., responsa, quaestiones и др. Дадимъ примѣръ: въ 1. 68, pr. I). de evict. 21. 2 Папиніанъ libro 11 responsorum развиваетъ нѣкоторыя положенія права на тотъ случай, „cum ea condicione pignus distrahitur, ne quid evictione secuta creditor praestet11. По правильному взгляду тѣ же самыя положенія должны дѣйствовать а въ томъ случаѣ, когда кредиторъ не отвѣчаетъ за эвикцію и помимо особаго соглашенія, на основаніи опредѣленія самаго закона. Эго оспариваетъ Могеаи въ своей статьѣ Eviktion der verkauften Pfandsache, 1878, стр. 10; онъ говоритъ: „было бы необъяснимо, зачѣмъ Паииніану понадобилось особо упоминать о случаѣ соглашенія, разъ онъ допускаетъ указанныя послѣдствія на основаніи общаго правила". Но здѣсь на первомъ планѣ стоитъ именно случай соглашенія, на чтб и указывается въ данномъ запросѣ; только этотъ случай и разсматриваетъ Паин-ніанъ. Вотъ почему онъ объ этомъ соглашеніи упоминаетъ особо.
 
 
,9) Подобнаго рода противорѣчіе находится, напр., въ 1. 41. Г), de pign. actione. 13. 7 Павла и 1. 22. D. de pignoribus. 20. 1 Модестпна.
 
 
20) Многіе придаютъ значеніе и тому обстоятельству, что одно изъ такпхі, противорѣчащихъ мѣстъ помѣщено въ томъ титулѣ, который спеціально посвященъ обсужденію спорнаго вопроса, а другое въ видѣ такъ называемой Іех fugitiva—въ какомъ нибудь другомъ титулѣ. Внесеніе послѣднихъ въ Corpus juris можно скорѣе приписать недосмотру, см. между прочимъ WUchter: Pandekten, т. 1, стр. 122. Однако этотъ, чисто внѣшній моментъ такого важнаго значенія не имѣетъ. Юстиніанъ снабдилъ законной силой всякое изреченіе, независимо отъ того, подъ какой рубрикой оно помѣщено. хІг6 думали или чего не думали компиляторы при внесеніи какого-либо мѣста въ Corpus juris, и въ чемъ ихъ недосмотры, въ настоящее время трудно установить; да оно н не имѣетъ рѣшающаго значенія.