Страница:Сочинения Платона (Платон, Карпов). Том 1, 1863.pdf/56: различия между версиями

м
нет описания правки
[досмотренная версия][досмотренная версия]
м (Бот: автоматизированная замена текста (-(-->\|<!--.*?)\b(\w+) нибудь\b +\1\2-нибудь))
мНет описания правки
 
Тело страницы (будет включаться):Тело страницы (будет включаться):
Строка 1: Строка 1:
<section begin="О сочинениях Платона" />{{ВАР
<section begin="О сочинениях Платона" />{{ВАР
|ясно не высказываются послѣдніе результаты изслѣдованія, что они въ философскомъ отношеніи не имѣютъ ни опредѣленнаго начала, ни опредѣленнаго конца<ref>''Cicer.'' acad. quaest. I. B. ''Tennem.'' Syst. d. Platon. Phil. B. I. 5. 139.</ref>. Платонъ вводитъ Сократа въ бесѣду съ любителями философіи и истины. {{так в тексте|Какое нибудь}} маловажное обстоятельство изъ жизни домашней или общественной подаетъ поводъ къ разговору, и разговоръ {{так в тексте|мало по малу}} принимаетъ направленіе философское. Сократъ прикрывается завѣсою совершеннаго невѣденія того дѣла, о которомъ идетъ рѣчь: другіе напротивъ излагаютъ свои мнѣнія почти всегда съ самоувѣренностію и педантскимъ тщеславіемъ. Сократъ сомнѣвается и, предлагая своимъ собесѣдникамъ вопросъ за вопросомъ, кажется не имѣетъ при этомъ никакой особенной цѣли, кромѣ безотчетнаго желанія узнать истину; въ самомъ же дѣлѣ, сообразуясь съ ихъ отвѣтами, онъ ведетъ ихъ къ какому-то результату, котораго они не предусматриваютъ. Наконецъ, изъ свойства ихъ отвѣтовъ, или изъ прежняго ихъ согласія на положенія Сократа, вытекаетъ заключеніе, ясно обнаруживающее ихъ заблужденія. Такимъ образомъ истина освобождается отъ всѣхъ чуждыхъ ей покрововъ, выводится изъ предѣловъ и формъ всѣхъ школъ, становится какъ бы существомъ безплотнымъ, и — мгновенно, какъ существо безплотное, исчезаетъ. Сократъ разоблачилъ ее, приблизилъ къ ней умы собесѣдниковъ, далъ имъ почувствовать ея красоту, величіе и совершенство, но не показалъ ея лицемъ къ лицу, не назвалъ по имени, не выразилъ словомъ, и она осталась только предметомъ внутренняго, глубокаго ощущенія, тайною бесѣдовавшихъ душъ, а не науки, изложенной въ книгѣ. Если же иногда надлежало дать о ней {{так в тексте|какое нибудь}} опредѣленное понятіе; то Сократъ собиралъ отдѣльныя черты ея, какъ разсѣянные обломки разбитаго зеркала, изъ тѣхъ мнѣній, которыя {{перенос|бы|ли}}<!--
|ясно не высказываются послѣдніе результаты изслѣдованія, что они въ философскомъ отношеніи не имѣютъ ни опредѣленнаго начала, ни опредѣленнаго конца<ref>''Cicer.'' acad. quaest. I. B. ''Tennem.'' Syst. d. Platon. Phil. B. I. 5. 139.</ref>. Платонъ вводитъ Сократа въ бесѣду съ любителями философіи и истины. {{так в тексте|Какое нибудь}} маловажное обстоятельство изъ жизни домашней или общественной подаетъ поводъ къ разговору, и разговоръ {{так в тексте|мало по малу}} принимаетъ направленіе философское. Сократъ прикрывается завѣсою совершеннаго невѣденія того дѣла, о которомъ идетъ рѣчь: другіе напротивъ излагаютъ свои мнѣнія почти всегда съ самоувѣренностію и педантскимъ тщеславіемъ. Сократъ сомнѣвается и, предлагая своимъ собесѣдникамъ вопросъ за вопросомъ, кажется не имѣетъ при этомъ никакой особенной цѣли, кромѣ безотчетнаго желанія узнать истину; въ самомъ же дѣлѣ, сообразуясь съ ихъ отвѣтами, онъ ведетъ ихъ къ какому-то результату, котораго они не предусматриваютъ. Наконецъ, изъ свойства ихъ отвѣтовъ, или изъ прежняго ихъ согласія на положенія Сократа, вытекаетъ заключеніе, ясно обнаруживающее ихъ заблужденія. Такимъ образомъ истина освобождается отъ всѣхъ чуждыхъ ей покрововъ, выводится изъ предѣловъ и формъ всѣхъ школъ, становится какъ бы существомъ безплотнымъ, и — мгновенно, какъ существо безплотное, исчезаетъ. Сократъ разоблачилъ ее, приблизилъ къ ней умы собесѣдниковъ, далъ имъ почувствовать ея красоту, величіе и совершенство, но не показалъ ея {{так в тексте|лицемъ}} къ лицу, не назвалъ по имени, не выразилъ словомъ, и она осталась только предметомъ внутренняго, глубокаго ощущенія, тайною бесѣдовавшихъ душъ, а не науки, изложенной въ книгѣ. Если же иногда надлежало дать о ней {{так в тексте|какое нибудь}} опредѣленное понятіе; то Сократъ собиралъ отдѣльныя черты ея, какъ разсѣянные обломки разбитаго зеркала, изъ тѣхъ мнѣній, которыя {{перенос|бы|ли}}<!--
-->|<!--
-->|<!--
-->ясно не высказываются последние результаты исследования, что они в философском отношении не имеют ни определенного начала, ни определенного конца<ref>''Cicer.'' acad. quaest. I. B. ''Tennem.'' Syst. d. Platon. Phil. B. I. 5. 139.</ref>. Платон вводит Сократа в беседу с любителями философии и истины. Какое-нибудь маловажное обстоятельство из жизни домашней или общественной подает повод к разговору, и разговор мало-помалу принимает направление философское. Сократ прикрывается завесою совершенного неведения того дела, о котором идет речь: другие напротив излагают свои мнения почти всегда с самоуверенностью и педантским тщеславием. Сократ сомневается и, предлагая своим собеседникам вопрос за вопросом, кажется не имеет при этом никакой особенной цели, кроме безотчетного желания узнать истину; в самом же деле, сообразуясь с их ответами, он ведет их к какому-то результату, которого они не предусматривают. Наконец, из свойства их ответов, или из прежнего их согласия на положения Сократа, вытекает заключение, ясно обнаруживающее их заблуждения. Таким образом истина освобождается от всех чуждых ей покровов, выводится из пределов и форм всех школ, становится как бы существом бесплотным, и — мгновенно, как существо бесплотное, исчезает. Сократ разоблачил ее, приблизил к ней умы собеседников, дал им почувствовать её красоту, величие и совершенство, но не показал её лицом к лицу, не назвал по имени, не выразил словом, и она осталась только предметом внутреннего, глубокого ощущения, тайною беседовавших душ, а не науки, изложенной в книге. Если же иногда надлежало дать о ней какое-нибудь определенное понятие; то Сократ собирал отдельные черты её, как рассеянные обломки разбитого зеркала, из тех мнений, которые {{перенос|бы|ли}}}}<section end="О сочинениях Платона" />
-->ясно не высказываются последние результаты исследования, что они в философском отношении не имеют ни определенного начала, ни определенного конца<ref>''Cicer.'' acad. quaest. I. B. ''Tennem.'' Syst. d. Platon. Phil. B. I. 5. 139.</ref>. Платон вводит Сократа в беседу с любителями философии и истины. Какое-нибудь маловажное обстоятельство из жизни домашней или общественной подает повод к разговору, и разговор мало-помалу принимает направление философское. Сократ прикрывается завесою совершенного неведения того дела, о котором идет речь: другие напротив излагают свои мнения почти всегда с самоуверенностью и педантским тщеславием. Сократ сомневается и, предлагая своим собеседникам вопрос за вопросом, кажется не имеет при этом никакой особенной цели, кроме безотчетного желания узнать истину; в самом же деле, сообразуясь с их ответами, он ведет их к какому-то результату, которого они не предусматривают. Наконец, из свойства их ответов, или из прежнего их согласия на положения Сократа, вытекает заключение, ясно обнаруживающее их заблуждения. Таким образом истина освобождается от всех чуждых ей покровов, выводится из пределов и форм всех школ, становится как бы существом бесплотным, и — мгновенно, как существо бесплотное, исчезает. Сократ разоблачил ее, приблизил к ней умы собеседников, дал им почувствовать её красоту, величие и совершенство, но не показал её лицом к лицу, не назвал по имени, не выразил словом, и она осталась только предметом внутреннего, глубокого ощущения, тайною беседовавших душ, а не науки, изложенной в книге. Если же иногда надлежало дать о ней какое-нибудь определенное понятие; то Сократ собирал отдельные черты её, как рассеянные обломки разбитого зеркала, из тех мнений, которые {{перенос|бы|ли}}}}<section end="О сочинениях Платона" />