ЕЭБЕ/Имена Божии: различия между версиями

Исправлены опечатки в греческом слове "кюриос"
(Исправлены опечатки в греческом слове "кюриос")
 
'''Имена Божии,''' ''в Библии''. — Как и прочие еврейские собственные имена, имя Божие представляет собою нечто большее, чем простой отличительный признак или титул. Оно содержит в себе еврейскую концепцию природы Божества, а также Его отношения к Своему народу; оно представляет Божество таким, каким Его понимают поклоняющиеся Ему, выдвигая на первый план те Его атрибуты, которые Оно само проявляет в Своих отношениях к человеку и которые обнаруживаются сами собою в Его деятельности. Какое-нибудь новое проявление Его воли может вызвать за собою и новое Его имя. Точно так же и старое Его имя может приобрести новое содержание и характер через новое проявление указанных выше отношений. — Легко понять поэтому, почему божественное имя часто употребляется в виде эквивалента Его присутствия, могущества или славы. В кн. Исх. (23, 20—23) Господь дает обещание Своему народу, что Его ангел пойдет впереди него и даст ему победу, но требует также от народа полного подчинения этому ангелу, ибо, говорит Господь, «Мое имя в нем». Набожный израильтянин даже не смеет произносить имя ложного бога (Исх., 23, 13; Иошуа, 23, 7; Гошеа, 2, 18; Пс., 16, 4); напротив, упоминание или произнесение И.-Б. равносильно признанию Его могущества и бытия и вере в Его всеблагую помощь. Имя Его возбуждает эмоции любви и радости (Пс., 5, 12; 7, 18; 9, 3; 20, 2, 7); оно поэтому особенно тесно слито с жертвенником или святилищем, т. е. с местом, где Господь вспомянет имя Свое (Исх., 20, 24), или местом, «которое избрал Господь Бог ваш из всех колен ваших, чтобы возложить на нем Свое имя» (Второзак., 12, 5; ср. I Цар., 8, 16, 29; 9, 3; Иерем., 7, 12). Храм — это «место имени Господа воинств — гора Сион» (Исаия, 18, 7). В одном или двух случаях само слово «Имя», {{lang|he|השם}}‎, употреблено в абсолютном смысле и является, несомненно, эквивалентом «имени {{lang|he|יהוה}}‎» (Лев., 24, 11, 16; ср. Второзак., 26, 58).
 
''Иегова-Ягве'', {{lang|he|יהוה}}‎ — Из имен Господних чаще всего встречается в Библии (6.823 раза) так называемый «Тетраграмматон», т. е. четырехбуквенное изображение имени Господа; это имя является отличительным личным именем Бога Израиля. Оно в новейших библейских переводах чаще всего представлено формой «Иегова», JHWH, которая, однако, с филологической точки зрения признается недопустимой. Указанная форма возникла из попытки произносить согласные буквы этого имени так, как будто они были снабжены гласными знаками имени «Адонай» ({{lang|he|אדני}}‎ = владыка), что масореты внесли и в текст с указанием, что вместо JHWH следует читать «Адонай» (keri perpetuum). Когда же само имя Адонай предшествует имени {{lang|he|יהוה}}‎, то, чтобы избегнуть повторения этого имени, масореты стали снабжать {{lang|he|יהוה}}‎ гласными имени {{lang|he|אלהים}}‎, так что в этих случаях вместо {{lang|he|יהוה}}‎ читают «Элогим», {{lang|he|אלהים}}‎. Следуя этому масоретскому чтению, некоторые переводы Библии в большинстве случаев переводят имя {{lang|he|יהוה}}‎ словом «Господь». Если базировать на рассказе, изложенном в кн. Исход (3, 1 и сл.), то это имя впервые стало известно Моисею во время божественного видения при Хоребе; из другого, параллельного рассказа (Исх., 6, 2—3) явствует, что это имя действительно еще не было известно патриархам. Позднейшие писатели иногда совершенно избегают употребления этого имени; оно, напр., вполне отсутствует в Экклезиасте. Составитель Хроник отдает явное предпочтение форме «Элогим», {{lang|he|אלהים}}‎, а в Псалмах, 42—83, имя Элогим встречается гораздо чаще, чем {{lang|he|יהוה}}‎, вероятно, потому, что, как полагают некоторые ученые, в одних местах одно имя могло быть сознательно заменено другим (ср. Пс., 14 и 53). — По внешнему виду имя {{lang|he|יהוה}}‎ представляет собою третье лицо единств. числа будущего времени «kal» глагола {{lang|he|היה}}‎ — «быть», означающее, таким образом, «Он есть» или «Он будет», или, как полагают некоторые ученые, «Он жив». Это объяснение вполне совпадает с значением этого имени, данным в кн. Исх. (3, 14), где Господь представлен говорящим от Своего имени и таким образом выражающимся в первом лице — «Я есмь сущий» — {{lang|he|אהיה}}‎ (от {{lang|he|היה}}‎, который является, несомненно, позднейшим эквивалентом архаического корня {{lang|he|הוה}}‎). Ввиду этого выражение {{lang|he|אהיה אשר אהיה}}‎ вероятнее всего означало «Тот, Который жив», так как абстрактная концепция чистого бытия Божия в древности была еще чужда евр. сознанию. Вместе с тем едва ли подлежит сомнению, что уже с древнейших времен идея жизни евреев была тесно связана с именем {{lang|he|יהוה}}‎. Бог израильский есть Бог живущий, в отличие от ложных и мертвых богов языческих, и Он есть источник и творец жизни (ср. Бытие, 2, 7 и др.; I Царств, 18; Исаия, 41, 26—29; 44, 6—20; Иеремия, 10, 10, 14). Эта идея о Боге живом была столь близка душе древнего еврея, что она вошла, как составная часть, в клятвенную формулу — {{lang|he|חי יהוה}}‎, «как жив Господь» (I Сам., 14, 45; Руфь, 3, 13 и др.) — Если данное выше объяснение формулы {{lang|he|יהוה}}‎ признать правильным, то первоначальное произношение этого имени должно было звучать — Jahweh, {{lang|he|יהוה}}‎, или Jahaweh. Отсюда уже возникают те сокращенные формы Jaho ({{lang|he|יהו}}‎) и Jo ({{lang|he|יוֹ}}‎, сокращенное из {{lang|he|יהו}}‎), которые входят в состав многих собственных имен, как первая составная часть их, и Jahu, или Jah ({{lang|he|יהוֹ}}‎ или {{lang|he|יה}}‎), как вторая часть этих имен; точно так же сокращенной формой имени {{lang|he|יהוה}}‎ считается Jah — {{lang|he|יה}}‎. Чрезвычайно характерно, что в самарянской поэзии {{lang|he|יהוה}}‎ рифмуется со словами, сходными по окончанию с именем Jahweh, а Феодорит (Quaestiones 15 in Ekadum) сообщает, что самаряне произносили это имя в виде Ίαβέ То же самое произношение этого имени Епифаний приписывает одной древней христианской секте. Климент Александрийский произносит это имя в виде Ίαυοέ или Ίαυαί, Ориген же — Ίαή. Аквила пишет это имя древними еврейскими буквами; в еврейско-египетских папирусах, трактующих о магии, оно уже появляется под видом Ίαωούηε. В третьем в. до хр. эры имя это, по-видимому, рассматривалось евреями, как «nomen ineffabile», исходившими при этом из крайне ограничительного толкования двух библейских мест (Исх., 20, 7 и Лев., 24, 11; ср. Philo, De vita Mosis, III, 519, 529). Так как они его писали только согласными буквами, то с течением времени забыли истинное и правильное его произношение. Септуагинта, а позднее и Евангелие, неизменно переводит имя {{lang|he|יהוה}}‎ через δ κόριοςκύριος — Господь. — В первейшее время было выдвинуто несколько теорий, пытавшихся установить нееврейское происхождение имени {{lang|he|יהוה}}‎. Одни признают его творцами кенитов, у которых некоторое время жил Моисей; в частности, местом происхождения этого имени считается гора Синай, древнее обиталище JHWH, который, согласно одному весьма древнему преданию, находился в Кенитской стране. Но все это признано наукой недостоверным и неприемлемым. Кроме того, было предложено несколько других толкований этого имени, отличающихся от того, которое приведено выше. Так, образуют его от {{lang|he|הוח}}‎, «дуть», и считают его специальным именем Бога ветра и бури; другие усматривают в нем форму hiphil от глагола {{lang|he|הוה}}‎ — «быть», который должен означать «Тот, который производит бытие», «Творец». Наиболее приемлемым признается, однако, то толкование которое следует Исх., 3, 14.
 
''Элогим'', {{lang|he|אלהים}}‎, является более часто употребительным и древнейшим именем Бога; оно имеет форму множественного числа, но сказуемые и прилагательные, согласованные с ним, употребляются всегда в единственном числе. Вернее всего это явление может быть объяснено, как pluralis majestaticus, для выражения высокого достоинства и величия Божия (ср. аналогичное употребление множеств. числа в словах «baal», хозяин, и «adon», {{lang|he|אדון}}‎, владыка). По-эфиопски множественная форма Amlak — «владыка», также является обычным именем Бога. — Другое имя Бога, родственное {{lang|he|אלהים}}‎, «Элога», {{lang|he|אלוה}}‎, употребляющееся в единственном числе, встречается сравнительно редко и только в поэтических отрывках и в позднейшей прозе (у Иова встречается 41 раз). Это божественное имя находят в арабском и арамейском языках (illah и ellah). Форма единственн. числа этого И. встречается в шести местах для обозначения языческих божеств (Дан., 11, 37, 38; II Хрон., 32, 15 и др.); множественная форма употребляется также для обозначения богов или идолов (Исход, 12, 12; 20, 3 и др.; ср. Быт., 31, 30, 32; Исх., 32, 1 и др.). Однако в большинстве случаев обе формы употребляются в качестве имени Бога Израиля. — Основное значение этого имени неизвестно. Наиболее вероятное толкование его — то, которое связывает его с древнеарабским глаголом «alah», означающим — «быть устрашенным». Таким образом, имена Элога и Элогим, в качестве И.-Б., должны обозначать «Тот, который является предметом страха или почтения» (ср. имя {{lang|he|פחד יצחק}}‎ — «страх или ужас Исаака» в Бытие, 31, 42, 53; а также в Ис., 8 и 13, Пс., 76, 12). Преимущественное употребление этого Божьего имени в позднейших библейских творениях, в сравнении с исключительно национальным еврейским именем {{lang|he|יהוה}}‎, объясняется, главным образом, тем, что уже очень рано с именем {{lang|he|אלהים}}‎ связывалась идея Бога, как универсального и трансцендентного владыки.
Анонимный участник