Наполеон на Эльбе (Пушкин): различия между версиями

Нет описания правки
 
{{Отексте
| АВТОР = [[Александр Сергеевич Пушкин]] (1799—1837)
| НАЗВАНИЕ=Наполеон на Эльбе
| ЧАСТЬ=
| ДАТАПУБЛИКАЦИИ=
| ИСТОЧНИК=
| СОДЕРЖАНИЕ=[[Стихотворения Пушкина 1809-18251809—1825#Стихотворения 1815 г.|Стихотворения 1815]]
| ДРУГОЕ=Датируется апрелем — маем 1815 г. Впервые напечатано в «Сыне Отечества», 1815, ч. 22, № XXV—XXVI, стр. 242— 244, с подписью «1… 14—17». Написано в связи с известием о бегстве Наполеона с острова Эльба и о вступлении его в Париж. «Полнощи царь младой» — Александр I.
| ВИКИПЕДИЯ=
| ОГЛАВЛЕНИЕ=2
| ИЗОБРАЖЕНИЕ=
| ОПИСАНИЕИЗОБРАЖЕНИЯ=
| ПРЕДЫДУЩИЙ=[[Батюшкову (Пушкин)|Батюшкову]]
| СЛЕДУЮЩИЙ=[[К Пущину (Пушкин)|К Пущину (4 мая)]]
}}
 
{{poemxf0|Наполеон на Эльбе|
{{indent|2}}: Вечерняя заря в пучине догорала,
Над мрачной Эльбою носилась тишина,
Сквозь тучи бледные тихонько пробегала
{{indent|6}}::: Туманная луна;
Уже на западе седой, одетый мглою,
С равниной синих вод сливался небосклон.
Один во тьме ночной над дикою скалою
{{indent|6}}::: Сидел Наполеон.
В уме губителя теснились мрачны думы,
Он новую в мечтах Европе цепь ковал
И, к дальним берегам возведши взор угрюмый,
{{indent|6}}::: Свирепо прошептал:
 
{{indent|2}}: «Вокруг меня все мертвым сном почило,
{{indent|2}}: Легла в туман пучина бурных волн,
{{indent|2}}: Не выплывет ни утлый в море челн,
{{indent|2}}: Ни гладный зверь не взвоет над могилой —
{{indent|2}}: Я здесь один, мятежной думы полн…
 
{{indent|2}}: О, скоро ли, напенясь под рулями,
{{indent|2}}: Меня помчит покорная волна,
{{indent|2}}: И спящих вод прервется тишина?..
{{indent|2}}: Волнуйся, ночь, над эльбскими скалами!
{{indent|2}}: Мрачнее тмись за тучами, луна!
 
{{indent|2}}: Там ждут меня бесстрашные дружины.
{{indent|2}}: Уже сошлись, уже сомкнуты в строй!
{{indent|2}}: Уж мир лежит в оковах предо мной!
{{indent|2}}: Прейду я к вам сквозь черные пучины
{{indent|2}}: И гряну вновь погибельной грозой!
 
{{indent|2}}: И вспыхнет брань! за галльскими орлами,
{{indent|2}}: С мечом в руках победа полетит,
{{indent|2}}: Кровавый ток в долинах закипит,
{{indent|2}}: И троны в прах низвергну я громами
{{indent|2}}: И сокрушу Европы дивный щит!..
 
{{indent|2}}: Но вкруг меня все мертвым сном почило,
{{indent|2}}: Легла в туман пучина бурных волн,
{{indent|2}}: Не выплывет ни утлый в море челн,
{{indent|2}}: Ни гладный зверь не взвоет над могилой —
{{indent|2}}: Я здесь один, мятежной думы полн…
 
{{indent|6}}::: О счастье! злобный обольститель,
И ты, как сладкий сон, сокрылось от очей,
{{indent|4}}:: Средь бурей тайный мой хранитель
{{indent|4}}:: И верный пестун с юных дней!
{{indent|4}}:: Давно ль невидимой стезею
{{indent|4}}:: Меня ко трону ты вело
{{indent|4}}:: И скрыло дерзостной рукою
{{indent|4}}:: В венцах лавровое чело!
{{indent|4}}:: Давно ли с трепетом народы
{{indent|4}}:: Несли мне робко дань свободы,
{{indent|4}}:: Знамена чести преклоня;
{{indent|4}}:: Дымились громы вкруг меня,
{{indent|4}}:: И слава в блеске над главою
{{indent|4}}:: Неслась, прикрыв меня крылом?..
Но туча грозная нависла над Москвою,
{{indent|6}}::: И грянул мести гром!..
Полнощи царь младой! ты двигнул ополченья,
И гибель вслед пошла кровавым знаменам,
{{indent|2}}: Отозвалось могущего паденье,
{{indent|2}}: И мир земле, и радость небесам,
{{indent|4}}:: А мне — позор и заточенье!
{{indent|4}}:: И раздроблен мой звонкий щит,
{{indent|4}}:: Не блещет шлем на поле браней;
{{indent|4}}:: В прибрежном злаке меч забыт
{{indent|6}}::: И тускнет на тумане.
И тихо все кругом. В безмолвии ночей
Напрасно чудится мне смерти завыванье,
{{indent|4}}:: И стук блистающих мечей,
{{indent|4}}:: И падших ярое стенанье —
Лишь плещущим волнам внимает жадный слух;
{{indent|4}}:: Умолк сражений клик знакомый,
{{indent|4}}:: Вражды кровавой гаснут громы,
{{indent|4}}:: И факел мщения потух.
Но близок час! грядет минута роковая!
Уже летит ладья, где грозный трон сокрыт;
{{indent|4}}:: Кругом простерта мгла густая,
{{indent|4}}:: И, взором гибели сверкая,
Бледнеющий мятеж на палубе сидит.
Страшись, о Галлия! Европа! мщенье, мщенье!
Рыдай — твой бич восстал — и все падет во прах,
Все сгибнет, и тогда, в всеобщем разрушенье,
{{indent|4}}:: Царем воссяду на гробах!»
 
{{indent|2}}: Умолк. На небесах лежали мрачны тени,
И месяц, дальних туч покинув темны сени,
Дрожащий, слабый свет на запад изливал;
Восточная звезда играла в океане,
И зрелася ладья, бегущая в тумане
{{indent|4}}:: Под сводом эльбских грозных скал.
И Галлия тебя, о хищник, осенила;
Побегли с трепетом законные цари.
Но зришь ли? Гаснет день, мгновенно тьма сокрыла
{{indent|4}}:: Лицо пылающей зари,
Простерлась тишина над бездною седою,
Мрачится неба свод, гроза во мгле висит,
Все смолкло… трепещи! погибель над тобою,
{{indent|4}}:: И жребий твой еще сокрыт!
|<1815>}}