Страница:1870, Russkaya starina, Vol 1. №1-6.pdf/340: различия между версиями

Нет описания правки
(→‎Не вычитана: Новая: «dur) и Маурера (Es-dur, къ которой недоставало альтовой партии и я, разложивъ остпльныя партии по стуль…»)
 
Тело страницы (будет включаться):Тело страницы (будет включаться):
Строка 3: Строка 3:
 
Въ послѣднее время пребывания моего въ Петербургѣ, Мейеръ значительно развилъ мой музыкальны вкусъ. Онъ не ограничился только тѣмъ, то, требуя отъ меня отчетливаго и непринужденнаго исполнения, возставалъ рѣшительно противъ изысканнаго и утонченная выражения въ игрѣ, но такэе по возможности соображаясь съ тогдашними моими понятиями, объяснялъ мнѣ естественно и безъ педанства достоинство пьесъ, отличая классическия отъ хорошихъ, а сии послѣдния отъ плохихъ. О сочинении вообще, о генералъ-басѣ, контрапунктѣ и другихъ условихъ хорошаго способа писать, мои понятия были столь неопредѣленны, что я принимался за перо, не зная ни съ чего начать, ни какъ и куда идти. Я предпринялъ писать сперва Септетъ, потом Adagio и Rondo для оркестра. Если эти пьесы уцѣлѣли между хранящимися в В. П. Энгельгардта моими манускриптами, то могутъ послужить только доказательствомъ моего тогдашняго невѣжества въ музыкѣ*).
 
Въ послѣднее время пребывания моего въ Петербургѣ, Мейеръ значительно развилъ мой музыкальны вкусъ. Онъ не ограничился только тѣмъ, то, требуя отъ меня отчетливаго и непринужденнаго исполнения, возставалъ рѣшительно противъ изысканнаго и утонченная выражения въ игрѣ, но такэе по возможности соображаясь съ тогдашними моими понятиями, объяснялъ мнѣ естественно и безъ педанства достоинство пьесъ, отличая классическия отъ хорошихъ, а сии послѣдния отъ плохихъ. О сочинении вообще, о генералъ-басѣ, контрапунктѣ и другихъ условихъ хорошаго способа писать, мои понятия были столь неопредѣленны, что я принимался за перо, не зная ни съ чего начать, ни какъ и куда идти. Я предпринялъ писать сперва Септетъ, потом Adagio и Rondo для оркестра. Если эти пьесы уцѣлѣли между хранящимися в В. П. Энгельгардта моими манускриптами, то могутъ послужить только доказательствомъ моего тогдашняго невѣжества въ музыкѣ*).
   
Въ мартѣ или апрѣлѣ 1824 год, я возвратился въ Петербургъ, приискавъ квартиру въ Коломнѣ, не спѣшилъ однакожъ опредѣлениемъ на службу. Со мною, кромѣ дядьки Ильи, было двое музыкантовъ: одинъ изъ нихъ Яковъ, впослѣдствии извѣстный всѣмъ по каррикатурамъ Н. А. Степанова, игравший нѣсколько на виолочелѣ, и братъ его Влексѣй, уже довольно порядочный скрипачъ. Сему посллѣднему наняли въ учителя перваго скрипача оркестра В. В. Юшкова; я же съ новымъ рвенимъ принялся за фортеьяно и скрипку.
+
Въ мартѣ или апрѣлѣ 1824 год, я возвратился въ Петербургъ, приискавъ квартиру въ Коломнѣ, не спѣшилъ однакожъ опредѣлениемъ на службу. Со мною, кромѣ дядьки Ильи, было двое музыкантовъ: одинъ изъ нихъ Яковъ, впослѣдствии извѣстный всѣмъ по каррикатурамъ Н. А. Степанова, игравший нѣсколько на виолочелѣ, и братъ его Влексѣй, уже довольно порядочный скрипачъ. Сему посллѣднему наняли въ учителя перваго скрипача оркестра В. В. Юшкова; я же съ новымъ рвенимъ принялся за фортеьяно и скрипку. Карл Мейеръ уже не давал мнѣ уроковъ; онъ сказал однажды: "Vous avez trop de talent pour que je vous donne des lecons. Venez en ami tous les jours et nous ferons de la musique ensemble". Я съ искреннею признательностью вспоминаю объ этихъ дружескихъ выраженияхъ, которыя оправдались на дѣлѣ; я посѣщалъ почти еже-
  +
  +
----
  +
*) Пьесы эти утрачены. Р. В. 1857. № 20, стр. 792.