ЭСБЕ/Шведский язык: различия между версиями

Нет изменений в размере ,  3 года назад
в даже > и даже (ошибка OCR)
(не тот символ (испр. по скану))
(в даже > и даже (ошибка OCR))
 
}}
 
'''Шведский язык''' — Выделение Ш. языка из древнескандинавского или древнесеверного языка начинается в XI в., после окончательного введения [[ЭСБЕ/Христианство|христианства]] в скандинавских землях, когда возникает различие между четырьмя главными древнескандинавскими диалектами, давшими впоследствии начало четырем литературным языкам: исландскому, норвежскому, Ш. и датскому. Два последних, восточно-скандинавских языка отличаются некоторыми общими особенностями от двух первых — западно-скандинавских. Это указывает на первоначальную близость ви даже единство названных парных языков. Восточно-скандинавские особенности: 1) отсутствие перегласовки (в результате процесса аналогии или морфологической ассимиляции): вост.-сканд. 3 л. ед. ''halder'' || зап.-сканд. ''heldr'' = нем. hält «держит»; вост.-сканд. ''vare'' || зап.-сканд. væra = нем. wäre «был бы» и т. д.; 2) вост.-сканд. ''о'' || зап.-сканд. ''ū''; вост.-сканд. ''sö'' || зап.-сканд. ''sú'' = нем. Sau «свинья»; 3) сохранение ''ē, ī, ȳ'' перед гласными, тогда как в зап.-сканд. наблюдается переход в консонансное ''i'': вост.-сканд. ''sēa'' || зап.-сканд. ''sia'' = нем. ''sehen'' «смотреть»; вост.-сканд. ''fīande'' || зап.-сканд. ''fiande'' = нем ''Feind'' «враг»; 4) сохранение древних сочетаний ''mp'', ''nk'', ''nt'', подвергающихся в зап.-сканд. ассимиляции: восточно-сканд. æ''nkia'' || зап.-сканд. ''ekkia'' «вдова»; вост.-сканд. ''bant'' || зап.-сканд. ''batt'' = нем. ''band'' «связал»; 5) именит. и винит. множ. на ''-iar'', ''-ia'' и основ множ. род. на ''-i'' и ''ja''-, например ''dr''æ''ngiar'', ''-а'' || зап.-сканд.''-ir'', ''-i'': ''drengir'', ''-i'' «парни»; 6) образование дат. множ. с суффиксом ''-umin'' (в зап.-сканд. — ''-unum''): вост.-сканд. ''fotumin'' || зап.-сканд. ''fōtunum'' «Füssen»; 7) местоименные формы ''iak'' (редко æ''k'') = нем. ''ich'' «я», ''vi''(''r'') = нем. ''wir'' «мы», ''i''(''r'') = нем. ''Ihr'' «вы» и т. д. || вост.-сканд. ''ek'', ''vér'' (''mér''), ''ér'' и т. д.; 8) замена прошедшего времени на ''r-'' обыкновенным на ''þ''(''ŋ''): вост.-сканд. ''saþe'' || зап.-сканд. ''sere'' = нем. ''saete'' «сеял»; 9) победа медиопассива на ''-s'' над формами с ''-sk'': вост.-сканд. ''kallas'' || зап.-сканд. ''kallask'' «называться». В современных народных говорах эти особенности не всегда выдержаны, но в литературных языках соблюдаются последовательно. Различия древних восточно-скандинавских литературных языков, древнешведского (вместе с древнегутнийским) и древнедатского, в начале были очень незначительны. Из древнейших литературных источников могут быть извлечены лишь следующие главные отличия: 1) окончание имен. ед. ''-r'' сохраняется еще в древнешведском, но исчезает в древнедатском: др.швед. ''kalver'' || др.датск. ''kalf'' = нем. ''Kalb'' «теленок»; 2) древнешведский сохраняет еще спряжение сослагательного наклонения, утраченное в древнедатском; 3) 2-е лицо изъявительного и сослагательного наклонения в древнешведском оканчивается на ''-in'', а в древнедатском совпало с 3 лицом множ. ч.: др.швед. ''vitin'' || древ.датск. ''vit''æ (или ''vita'') = нем. ''Ihr wisset'' «вы знаете»; в более поздних памятниках являются новые черты; 4) ''k'', ''p'', ''t'' после гласных сохраняются, а в древнедатском дают ''g'', ''b'', ''d'': др.швед. ''āka'' || др.датск. ''ag''æ «ехать»; др.швед. ''løpa'' || др.датск. ''løb''æ = нем. ''laufen'' «бегать»; др.швед. æ''ta'' || др.-датск. æ''d''æ = нем. ''essen'' «есть»; 5) спирант ''gh'' сохраняется в древнешведском (в начале и середине), а в древнедатском переходит в неслоговое ''u'': др.швед. ''lagh'' || др.датск. ''lau'', «гильдия». В языковом отношении древнешведский язык является самым важным из древних восточно-скандинавских языков. На нем говорили, кроме Швеции (за исключением ее западной и южной части), в Финляндии, Эстляндии и Лифляндии с прибрежными их островами (а также и в России при дворе варяжских князей). Древнейшими памятниками его служат рунические надписи, рассеянные по всей Швеции (около 2000), особенно в Упланде (около 1000), Сöдерманланде, Эстергöтланде и на острове Готланд (приблизительно по 200 в каждой области). По содержанию это большей частью эпитафии в честь умерших родственников, некоторые стихами (около 160 надписей, все до XIII в.). Относятся они к разным эпохам, но большей частью к XI-XII вв. Другим источником являются рукописи, писанные латинским письмом (существовали и рунические, но до нас не дошли). Древнейшая из них относится к XIII в. (сборник со старым Вестготским законом и некоторыми юридическими и географическими статьями, писанный после 1283 г.). К 1300 г. относится рукопись Упландского закона; затем имеются рукописи 1325, 1327, 1350, 1360, 1367 гг. и т. д. Древнейшие рукописные памятники представляют уже известные уклонения от языка более древних рунических надписей: переход ''sþ'' в ''st'', исчезновение начального ''h'' перед ''l'', ''n'', ''r'' (как в немецком): ''loter'' (др.исланд. ''hlutr''), нем. ''Loos'' «жребий»; ''nakki'' (др.исланд. ''hnakke''), нем. ''Nacken'' «шея, затылок»; ''ringer'' (др.исланд. ''hringr''), нем. ''Ring'' «кольцо»; ударенное ''ia'' дает ''i''æ (уже в XII в.): ''hi''æ''rta'', более древнее ''hiarta'' = нем. ''Herz'' «сердце»; носовые гласные теряют свой носовой оттенок; развиваются вторичные звуки ''b'' и ''d'' в известных сочетаниях согласных: ''hi''æ''lmber'' (древ. ''hialmR'') = нем. ''Helm'' «шлем»; род. множ. ''aldra'' (древнее ''allra'') = нем. ''aller'' «всех» и т. д. Словарь обогащается рядом заимствованных греческих и латинских слов (христианские термины): ''krussa'', нем. ''Kreuz'' «крест», ''brēf'', нем. ''Brief'' «письмо»; ''skōli'' «школа»; ''prester'' = нем. ''Priester'' «священник»; ''almosa'' = нем. ''Almosen'' и т. д. Много важных изменений приносит XIV в. (древние местоимения ''sā'', ''sū'' «этот, эта» заменяются новообразованиями ''þ''æ''n, þe''; краткое ''y'' дает ''ø'': ''børia'' из ''byria''; дат. местоимения ''m''æ''r'', ''s''æ''r'' и т. д. заменяются винит. ''mik'', ''sik'' и т. д.). Около 1350 г. письменный язык, ставший государственным, подвергается коронному преобразованию, отражающемуся и в орфографии (влияние народных диалектов): ударенное ''io'', ''iō'' внутри слов дает ''iø'', ''iǿ'': ''miølk'' из ''miolk'' = нем. ''Milch'' «молоко»; конечные ''-u'' и ''-i'' переходят в ''o'', ''e''; ''g'', ''k'' перед ударенными нёбными гласными палатализуются и переходят в ''dj'', ''tj''; ''k'' в неударном слоге дает ''g''; появляются препозитивные члены ''þ''æ''n'', ''hin'', ''en'' и т. д. Около 1400 г. долгое ''a'' превращается в ''å'', но сам знак его появляется позже (в печати — в 1526 г.). Удлинение кратких гласных в известных условиях, дававшее себя знать уже в XIV в., в XV в. идет еще дальше (в открытых слогах). В это же время ''th'' превращается в ''t'' (''tiggia'' из ''thiggia'' «просить милостыню»); исчезает ''h'' перед консонансными ''i'' и ''u'' (''j''æ''rta'' вместо ''hi''æ''rta'' «сердце»; ''var'' вместо ''hwar'' «каждый»); в родит. падеже везде появляется ''-s'' (''iordhs'' вместо ''iordhar'' «земли»); у известных глаголов появляется в прошедшем времени ''dd'' вместо. ''dh'' (''trodde'' вместо ''trōdhe'' «верил»). Около 1500 г. у существительных среднего рода на ''-e'', ''-i'' появляется множ. число на ''-r'' (''stykker'' = нем. ''Stücke'') и 1 л. множ. числа совпадает с 3 л. множ. (''kalla'' вместо ''kallom'' «зовем»). В XIV и XV вв., вследствие политических и торговых сношений, появляется много нижненемецких лексических заимствований (''hantera'' = ''hantieren'', ''førstinna'' = ''Fürstin'', ''fromhēt'' = ''Frömmigkeit'', ''betala'' = ''bezahlen'', ''klēn'' = ''klein'', ''grōver'' = ''grob'', ''tukt'' = ''Zucht'', ''arbēta'' = ''arbeiten'' и т. д.). В конце средних веков, вследствие политических условий, дает себя сильно знать датское влияние (не только в словаре, но и в формах: замена всех конечных гласных датским ''-е'', замена глухих ''p'', ''t'', ''k'' после гласных посредством ''b'', ''d''(''dh''), ''g''(''gh''); появление окончания ''-r'' во 2 л. множ. числа повелительного наклонения прошедшего времени вместо ''-n''. Первый важный памятник нового Ш. языка — первый полный перевод Библии (изд. братьями Петри в 1541 г.), известный под именем «Библии Густава I». В языке ее и других памятников XVI-XVII вв. наблюдается стремление отделаться от данизмов и употреблять природные, частью древние формы и слова. В это же время происходят и некоторые другие изменения фонетического и морфологического свойства, дающие в конце концов Ш. языку приблизительно его современную физиономию. Изменения эти не всегда заметны в памятниках той эпохи, благодаря консерватизму орфографии. Около 1700 г. древнешведская система флексии уже совершенно выходит из употребления, хотя некоторые памятники (вроде «Библии Карла XII», изданной в 1703 г. Сведбергом) и возвращаются сознательно к архаизмам. Это стремление к старине во второй половине XVII в. вводит в словарь много заимствований из древнешведского и древнеисландского. Кроме того, в XVI-XVII вв. входит в язык много латинских (влияние гуманизма) и немецких слов (влияние реформации и 30-летней войны): ''språk'' = ''Sprache'', ''tapper'' = ''tapfer'', ''prakt'' = ''Pracht'', ''antal'' = ''Anzahl'', ''förlust'' = ''Verlust'', ''gestalt'' = ''Gestalt''. В XVII же веке и особенно в XVIII входит много французских слов (affaire, charmant, respect, talent и т. д.). В XIX в. в литературном языке наблюдается сильное сознательное стремление к пуризму, образованию новых слов и введению в употребление древних и областных слов. Вследствие этого словарь Ш. литературного языка XIX в. значительно отличается от словаря XVII и первой половины XVIII в. Вообще можно сказать, что язык известного историка и писателя Далина, типичный для Ш. литературы середины XVIII в., в звуковом и морфологическом отношениях тождествен с новейшим Ш. языком.
 
{{right|{{ЭСБЕ/Автор|С. Б—ч}}.}}