Страница:Полное собрание сочинений Н. С. Лескова. Т. 18 (1903).pdf/52: различия между версиями

→‎Проверена: упраздн{{ё}}нном
(→‎Проверена: упраздн{{ё}}нном)
Статус страницыСтатус страницы
-
Вычитана
+
Проверена
Тело страницы (будет включаться):Тело страницы (будет включаться):
Строка 1: Строка 1:
{{ВАР|тамъ жили или, по крайней мѣрѣ, являлись тѣни и привидѣнія и говорили что-то такое страшное и, вдобавокъ, еще сбывающееся. Неожиданная внезапность кончины императора Павла, по случаю которой въ обществѣ тотчасъ вспомнили и заговорили о предвѣщательныхъ тѣняхъ, встрѣчавшихъ покойнаго императора въ замкѣ, еще болѣе увеличила мрачную и таинственную репутацію этого угрюмаго дома. Съ тѣхъ поръ домъ утратилъ свое прежнее значеніе жилого дворца, а по народному выраженію — «пошелъ подъ кадетовъ».
+
{{ВАР|тамъ жили или, по крайней мѣрѣ, являлись тѣни и привидѣнія и говорили что-то такое страшное и, вдобавокъ, еще сбывающееся. Неожиданная внезапность кончины императора Павла, по случаю которой въ обществѣ тотчасъ вспомнили и заговорили о предвѣщательныхъ тѣняхъ, встрѣчавшихъ покойнаго императора въ за{{Гравис}}мкѣ, еще болѣе увеличила мрачную и таинственную репутацію этого угрюмаго дома. Съ тѣхъ поръ домъ утратилъ свое прежнее значеніе жилого дворца, а по народному выраженію — «пошелъ подъ кадетовъ».
   
Нынче въ этомъ упраздненномъ дворцѣ помѣщаются юнкера инженернаго вѣдомства, но начали его «обживать» прежніе инженерные кадеты. Это былъ народъ еще болѣе молодой и совсѣмъ еще не освободившійся отъ дѣтскаго суевѣрія, и притомъ рѣзвый и шаловливый, любопытный и отважный. Всѣмъ имъ, разумѣется, болѣе или менѣе были извѣстны страхи, которые разсказывали про ихъ страшный замокъ. Дѣти очень интересовались подробностями страшныхъ разсказовъ и напитывались этими страхами, а тѣ, которые успѣли съ ними достаточно освоиться, очень любили пугать другихъ. Это было въ большомъ ходу между инженерными кадетами, и начальство никакъ не могло вывести этого дурного обычая, пока не произошелъ случай, который сразу отбилъ у всѣхъ охоту къ пуганьямъ и шалостямъ.
+
Нынче въ этомъ упраздненномъ дворцѣ помѣщаются юнкера инженернаго вѣдомства, но начали его «обживать» прежніе инженерные кадеты. Это былъ народъ еще болѣе молодой и совсѣмъ еще не освободившійся отъ дѣтскаго суевѣрія, и притомъ рѣзвый и шаловливый, любопытный и отважный. Всѣмъ имъ, разумѣется, болѣе или менѣе были извѣстны страхи, которые разсказывали про ихъ страшный за{{Гравис}}мокъ. Дѣти очень интересовались подробностями страшныхъ разсказовъ и напитывались этими страхами, а тѣ, которые успѣли съ ними достаточно освоиться, очень любили пугать другихъ. Это было въ большомъ ходу между инженерными кадетами, и начальство никакъ не могло вывести этого дурного обычая, пока не произошелъ случай, который сразу отбилъ у всѣхъ охоту къ пуганьямъ и шалостямъ.
   
 
Объ этомъ случаѣ и будетъ наступающій разсказъ.
 
Объ этомъ случаѣ и будетъ наступающій разсказъ.
Строка 8: Строка 8:
   
 
Особенно было въ модѣ пугать новичковъ или, такъ называемыхъ, «малышей», которые, попадая въ замокъ, вдругъ узнавали такую массу страховъ о за{{Гравис}}мкѣ, что становились суевѣрными и робкими до крайности. Болѣе всего ихъ пугало, что въ одномъ концѣ коридоровъ за{{Гравис}}мка есть комната, служившая спальней покойному императору Павлу, въ которой онъ легъ почивать здоровымъ, а утромъ его оттуда вынесли мертвымъ. «Старики» увѣряли, что духъ императора живетъ въ этой комнатѣ и каждую ночь выходитъ оттуда и осматриваетъ свой любимый за{{Гравис}}мокъ, — а «малыши» этому вѣрили. Комната эта была всегда крѣпко заперта и притомъ не однимъ, а нѣсколькими замками, но для духа, какъ извѣстно, никакіе замки и затворы не имѣютъ значенія. Да и кромѣ того, говорили, будто въ эту комнату
 
Особенно было въ модѣ пугать новичковъ или, такъ называемыхъ, «малышей», которые, попадая въ замокъ, вдругъ узнавали такую массу страховъ о за{{Гравис}}мкѣ, что становились суевѣрными и робкими до крайности. Болѣе всего ихъ пугало, что въ одномъ концѣ коридоровъ за{{Гравис}}мка есть комната, служившая спальней покойному императору Павлу, въ которой онъ легъ почивать здоровымъ, а утромъ его оттуда вынесли мертвымъ. «Старики» увѣряли, что духъ императора живетъ въ этой комнатѣ и каждую ночь выходитъ оттуда и осматриваетъ свой любимый за{{Гравис}}мокъ, — а «малыши» этому вѣрили. Комната эта была всегда крѣпко заперта и притомъ не однимъ, а нѣсколькими замками, но для духа, какъ извѣстно, никакіе замки и затворы не имѣютъ значенія. Да и кромѣ того, говорили, будто въ эту комнату
|там жили или, по крайней мере, являлись тени и привидения и говорили что-то такое страшное и, вдобавок, ещ{{ё}} сбывающееся. Неожиданная внезапность кончины императора Павла, по случаю которой в обществе тотчас вспомнили и заговорили о предвещательных тенях, встречавших покойного императора в замке, ещ{{ё}} более увеличила мрачную и таинственную репутацию этого угрюмого дома. С тех пор дом утратил сво{{ё}} прежнее значение жилого дворца, а по народному выражению — «пош{{ё}}л под кадетов».
+
|там жили или, по крайней мере, являлись тени и привидения и говорили что-то такое страшное и, вдобавок, ещ{{ё}} сбывающееся. Неожиданная внезапность кончины императора Павла, по случаю которой в обществе тотчас вспомнили и заговорили о предвещательных тенях, встречавших покойного императора в за{{Акут}}мке, ещ{{ё}} более увеличила мрачную и таинственную репутацию этого угрюмого дома. С тех пор дом утратил сво{{ё}} прежнее значение жилого дворца, а по народному выражению — «пош{{ё}}л под кадетов».
   
Нынче в этом упраздненном дворце помещаются юнкера инженерного ведомства, но начали его «обживать» прежние инженерные кадеты. Это был народ ещ{{ё}} более молодой и совсем ещ{{ё}} не освободившийся от детского суеверия, и притом резвый и шаловливый, любопытный и отважный. Всем им, разумеется, более или менее были известны страхи, которые рассказывали про их страшный замок. Дети очень интересовались подробностями страшных рассказов и напитывались этими страхами, а те, которые успели с ними достаточно освоиться, очень любили пугать других. Это было в большом ходу между инженерными кадетами, и начальство никак не могло вывести этого дурного обычая, пока не произош{{ё}}л случай, который сразу отбил у всех охоту к пуганьям и шалостям.
+
Нынче в этом упраздн{{ё}}нном дворце помещаются юнкера инженерного ведомства, но начали его «обживать» прежние инженерные кадеты. Это был народ ещ{{ё}} более молодой и совсем ещ{{ё}} не освободившийся от детского суеверия, и притом резвый и шаловливый, любопытный и отважный. Всем им, разумеется, более или менее были известны страхи, которые рассказывали про их страшный за{{Акут}}мок. Дети очень интересовались подробностями страшных рассказов и напитывались этими страхами, а те, которые успели с ними достаточно освоиться, очень любили пугать других. Это было в большом ходу между инженерными кадетами, и начальство никак не могло вывести этого дурного обычая, пока не произош{{ё}}л случай, который сразу отбил у всех охоту к пуганьям и шалостям.
   
 
Об этом случае и будет наступающий рассказ.
 
Об этом случае и будет наступающий рассказ.
Строка 16: Строка 16:
 
{{c|ГЛАВА ВТОРАЯ.}}
 
{{c|ГЛАВА ВТОРАЯ.}}
   
Особенно было в моде пугать новичков или, так называемых, «малышей», которые, попадая в замок, вдруг узнавали такую массу страхов о за{{Акут}}мке, что становились суеверными и робкими до крайности. Более всего их пугало, что в одном конце коридоров за{{Акут}}мка есть комната, служившая спальней покойному императору Павлу, в которой он л{{ё}}г почивать здоровым, а утром его оттуда вынесли м{{ё}}ртвым. «Старики» уверяли, что дух императора жив{{ё}}т в этой комнате и каждую ночь выходит оттуда и осматривает свой любимый за{{Акут}}мок, — а «малыши» этому верили. Комната эта была всегда крепко заперта и притом не одним, а несколькими замками, но для духа, как известно, никакие замки и затворы не имеют значения. Да и кроме того, говорили, будто в эту комнату
+
Особенно было в моде пугать новичков или, так называемых, «малышей», которые, попадая в за{{Акут}}мок, вдруг узнавали такую массу страхов о за{{Акут}}мке, что становились суеверными и робкими до крайности. Более всего их пугало, что в одном конце коридоров за{{Акут}}мка есть комната, служившая спальней покойному императору Павлу, в которой он л{{ё}}г почивать здоровым, а утром его оттуда вынесли м{{ё}}ртвым. «Старики» уверяли, что дух императора жив{{ё}}т в этой комнате и каждую ночь выходит оттуда и осматривает свой любимый за{{Акут}}мок, — а «малыши» этому верили. Комната эта была всегда крепко заперта и притом не одним, а несколькими замками, но для духа, как известно, никакие замки и затворы не имеют значения. Да и кроме того, говорили, будто в эту комнату
 
}}
 
}}
Нижний колонтитул (не включается):Нижний колонтитул (не включается):
Строка 1: Строка 1:
 
<!-- -->
 
<!-- -->
<references /></div>
+
<references />