Капитанская дочка (Пушкин)/Глава VIII: различия между версиями

нет описания правки
(не опечатка, архаизм)
Нет описания правки
{{Капитанская дочка}}
 
<div class='text poem-fixed10'>
=== Глава VIII ===
===={{h3|Глава VIII|Незванный гость ====}}
 
{{эпиграф2|Незваный гость хуже татарина.<br>
<div {{stix|35}}>
::::''|Пословица''<br>}}
Незваный гость хуже татарина.<br>
::::''Пословица''<br>
</div>
 
Площадь опустела. Я все стоял на одном месте и не мог привести в порядок мысли, смущенные столь ужасными впечатлениями.
Необыкновенная картина мне представилась: за столом, накрытым скатертью и установленным штофами и стаканами, Пугачев и человек десять казацких старшин сидели, в шапках и цветных рубашках, разгоряченные вином, с красными рожами и блистающими глазами. Между ими не было ни Швабрина, ни нашего урядника, новобранных изменников. «А, ваше благородие! — сказал Пугачев, увидя меня. — Добро пожаловать; честь и место, милости просим». Собеседники потеснились. Я молча сел на краю стола. Сосед мой, молодой казак, стройный и красивый, налил мне стакан простого вина, до которого я не коснулся. С любопытством стал я рассматривать сборище. Пугачев на первом месте сидел, облокотись на стол и подпирая черную бороду своим широким кулаком. Черты лица его, правильные и довольно приятные, не изъявляли ничего свирепого. Он часто обращался к человеку лет пятидесяти, называя его то графом, то Тимофеичем, а иногда величая его дядюшкою. Все обходились между собою как товарищи и не оказывали никакого особенного предпочтения своему предводителю. Разговор шел об утреннем приступе, об успехе возмущения и о будущих действиях. Каждый хвастал, предлагал свои мнения и свободно оспоривал Пугачева. И на сем-то странном военном совете решено было идти к Оренбургу: движение дерзкое, и которое чуть было не увенчалось бедственным успехом! Поход был объявлен к завтрашнему дню. «Ну, братцы, — сказал Пугачев, — затянем-ка на сон грядущий мою любимую песенку. Чумаков! Начинай!» Сосед мой затянул тонким голоском заунывную бурлацкую песню и все подхватили хором:
 
<poem>
<div {{stix|35}}>
Не шуми, мати зеленая дубровушка,<br>
Не мешай мне доброму молодцу думу думати.<br>
Что заутра мне доброму молодцу в допрос идти<br>
Перед грозного судью, самого царя.<br>
Еще станет государь-царь меня спрашивать:<br>
Ты скажи, скажи, детинушка крестьянский сын,<br>
Уж как с кем ты воровал, с кем разбой держал,<br>
Еще много ли с тобой было товарищей?<br>
Я скажу тебе, надежа православный царь,<br>
Всеё правду скажу тебе, всю истину,<br>
Что товарищей у меня было четверо:<br>
Еще первый мой товарищ темная ночь,<br>
А второй мой товарищ булатный нож,<br>
А как третий-то товарищ, то мой добрый конь,<br>
А четвертый мой товарищ, то тугой лук,<br>
Что рассыльщики мои, то калены стрелы.<br>
Что возговорит надежа православный царь:<br>
Исполать тебе, детинушка крестьянский сын,<br>
Что умел ты воровать, умел ответ держать!<br>
Я за то тебя, детинушка, пожалую<br>
Середи поля хоромами высокими,<br>
Что двумя ли столбами с перекладиной.<br>
</divpoem>
 
Невозможно рассказать, какое действие произвела на меня эта простонародная песня про виселицу, распеваемая людьми, обреченными виселице. Их грозные лица, стройные голоса, унылое выражение, которое придавали они словам и без того выразительным, — все потрясало меня каким-то пиитическим ужасом.
 
Я последовал его совету и, поужинав с большим аппетитом, заснул на голом полу, утомленный душевно и физически.
</div>
 
[[Категория:Капитанская дочка (Пушкин)|Глава 08]]