В Китае (Верещагин): различия между версиями

м
Откат правок De Riban5 (обс.) к версии BotLegger
(wiki)
м (Откат правок De Riban5 (обс.) к версии BotLegger)
— Ну, а как дорога, исправна? — спрашиваю коменданта.
 
— Да ничего, проедете! — утешает он. — Вот только на Яблоновый хребет трудненько подыматься — очень круто. Там вас два паровоза будут тащит, один спереди, другой сзади. — затем продолжает. — Здесь у нас недавно такой случай был. На станции [[w:ru:Седловая (станция)|«Седловая»]], — знаете, проезжали — уклон очень большой. Подходит товарный поезд. Станция стоит как раз на вершине. Право, не знаю, как это можно было ставить станцию на таком месте. К нему было прицеплено несколько вагонов третьего класса и один второго, в котором ехал офицер с семьёй. Только поезд остановился, — под вагоны, по обыкновению, подложили шпалы, чтобы не покатился назад, а локомотив пошёл к водокачке набирать воду. — Набрал, стал подаваться назад и лишь столкнулся слегка с поездом, как у того шпалы из под колёс выскочили, и весь поезд покатил назад. К счастью его, все стрелки стояли на главный путь, — и навстречу никого не было. Поезд пролетел 3 станции, — около 45 вёрст — в 15 минут. Хотя и дали знать по телеграфу об этом несчастье, но на станциях не успевали выбегать на путь, — как уже поезд пролетал мимо. Остановился он уже сам собой, на одном крутом подъёме, причём все буксы у него были в огне. Офицер же с семьёй, во время этой бешеной поездки, всё время стоял в вагоне на коленях и молился Богу, так как каждую секунду все они ожидали смерти.
 
Но вот подходит и наш поезд. Прощаюсь с комендантом, забираю вещи и уезжаю. Опять потянулись знакомые места. Горы, ущелья, обгорелые леса. Онон синеватой лентой, нет-нет, да и мелькнёт у самой дороги. А вот и Яблоновый хребет. Паровоз с трудом тащит поезд. Точно какой старик, сипло охает он и кряхтит… Шипит, свистит, и хотя, и с трудом, но всё-таки втаскивает нас на вершину. Какой странный здесь лес… точно его моль поела, — какой-то ощипанный. — А вот и Китайский разъезд. Здесь Байкальская дорога поворачивает влево на Сретенск, а вправо идёт ветвь на Маньчжурскую дорогу. Отсюда до ст. Маньчжурия вёрст около трёхсот. Характер местности сильно меняется. Начинаются равнины, — жёлтые, песчаные. Леса исчезают. Вон стоит у дороги группа монголов, в своих лохматых шапках, верхами на маленьких приземистых лошадках и пристально смотрит на поезд. Вон один улыбается, щурит узенькие косые глаза и ласково треплет коня своего по широкой короткой шее. Точно он этим хотел сказать ему: «Не бойся, милый, не променяю я тебя на эту огненную колесницу». — Такие картины видал я ещё в Ахал-Теке, когда проводили железную дорогу. И там тоже, Текинцы, сидя верхом на своих драгоценных аргамаках, с удивлением смотрели первое время на поезда и ласково трепали при этом по шее коней своих. Случалось, иной пускался в обгонку с поездом. Скачет, скачет, машет плетью, кричит и, наконец, достаточно натешившись, уносится в сторону.