РСКД/Comoedia: различия между версиями

8 байт убрано ,  3 года назад
м
unicode normalize
м (чистка параметров шаблона)
м (unicode normalize)
}}
 
'''Comoedia,''' κωμωδία, от κω̃μος и ωδήὠδή, первоначальная веселая песня, можно полагать, имела подобное же происхождение как и [[РСКД/Трагедия|трагедия]], хотя о начальных ступенях развития той и другой мы и не имеем определенных и точных сведений. В праздники Диониса, особенно при сборе винограда, соединялись виноградари и поселяне для чествования Диониса. Это собрание было добровольное (так сказать неофициальное) и стояло лишь в отдаленном отношении к самому культу. Может быть, очень рано из такого собрания выделялся хор в 24 человека; он действовал как бы от лица празднующей, одушевленной действием вина общины, которая в силу свободы, подобающей празднующим, пользуется правом на всякого рода шутки и насмешки. Веселые, вольные песни, исполненные острот и насмешек, составляли главную часть этого празднования; причем позволяли себе и другого рода забавы, и особенно дразнили мимо проходивших. Наградой за песни служил мех, наполненный вином. Из этих праздничных обычаев и этих шуток произошла, говорят, в Греции К. и развилась мало-помалу в особенный вид драматической поэзии. Основателем К. в Аттике называют некоего [[РСКД/Сусарион|Сусариона]], жившего будто бы ок. 580 г. до Р. X. Впрочем, говорят, К. раньше уже существовала у мегарян, славившихся своей необузданной веселостью и насмешливостью. Развитию К. в Мегарах могло способствовать и существовавшее там одно время очень свободное государственное устройство. Но если она и достигла у мегарян некоторой степени развития, по всей вероятности, не далеко ушла там от характера импровизированных шуток и фарсов. Впрочем, сведения о мегарской К. крайне скудны и темны. См. v. Wilamowitz в Hermes, т. 9, стр. 319 слл. Дорическая К. была разрабатываема также в Сицилии, особенно [[РСКД/Эпихарм|Эпихармом]] (см. [[РСКД/Epicharmus|Epicharmus]]). Последний брал сюжеты для своих комедий из мифологии. Его хвалят за изобретательность в композиции и за умение придумать веселые мотивы и поразительные контрасты. Ср. о К. дорян: Grysar, de Doriensium comoedia (1828). В Афинах К. начала развиваться из вышеупомянутых мегарских фарсов только со времен Персидских войн. Самые ранние попытки в этом роде приписываются [[РСКД/Хионид|Хиониду]]. В истории художественной К. обыкновенно различаются три периода: 1) древняя К. (ή αρχαίαἀρχαία κωμωδία) процветала до порабощения Афин властью тридцати (404 до Р. X.). Самыми выдающимися из поэтов этого периода, которых мы знаем приблизительно до сорока, были [[РСКД/Кратин|Кратин]], [[РСКД/Кратес|Кратес]], [[РСКД/Евполид|Евполид]], [[РСКД/Ферекрат|Ферекрат]], [[РСКД/Фриних|Фриних]] и особенно [[РСКД/Аристофан|Аристофан]]. Только от последнего дошли до нас цельные драмы (11), по которым можно узнать сущность и особенности этого рода К. Всякая слабость, всякий нравственный порок, всякая политическая нелепость и всякая вредная черта в направлении даже самых почтеннейших и влиятельных лиц предавались в этой К. осмеянию. Она не щадила самих богов и героев, делая предметом карикатурного изображения и самого вольного осмеяния слабости и пороки, которыми наделило их народное верование. Честолюбивых, но неискусных полководцев, беспокойных и наглых демагогов, смешных философов и вредных софистов, поэтов и ораторов — всех она выводила под собственными их именами, воспроизводя даже наружность каждого с помощью масок, особо на каждый случай изготовляемых. Она не давала пощады никому, кто только казался заслуживающим бича насмешники. При этом, конечно, изображение имело характер карикатуры. Грязные образы и сравнения, сальные шутки и выражения не составляют в ней редкости. К. Аристофана имеет вполне общественный характер; она касается всех сторон как политической, так и частной жизни и выводит их беспощадно на сцену, на позор общественный. Таким образом, древняя К. исполняет роль как бы политической цензуры и выражает с неограниченной свободой общественное мнение. Всякая из пьес этой комедии представляет всю жизнь государства в совокупности в какой-нибудь отдельный, но важный момент ее, как бы отражающий в себе общее ее состояние. Но, конечно, не вдруг и только медленно сознала она весь объем этой своей критической задачи. Для своего развития К. должна иметь перед собой современность, исполненную движения и противоречий, т. к. К. живет современностью и на нее действует. А эти условия явились в Афинах в особенности со времен охлократии, которая и доставила комикам обильный неисчерпаемый материал для их изображений. [[РСКД/Охлократия|Охлократия]] в немного лет совершенно потрясла прежние, преданием освященные основы жизни аттического общества. Делу разрушения способствовали не только демагоги, но также фанатические [[РСКД/Жрецы|жрецы]] безверия и туземного или азиатского суеверия, люди науки и представители софистического образования. Это разложение государства и общества древняя К. сделала предметом своих изображений. Поэтому она неустанно бичует превратную политику и анархию в государстве, недальновидность государственных деятелей, несправедливость постановлений веча и судов, проявляющуюся в общественной и семейной жизни испорченность национального характера, разрушение связующих общество начал религии и воспитания, а также уничтожение сословных различий и легкость, с какою получали гражданские права и достигали влияния люди, которых аттическое происхождение было более или менее сомнительно. К. идеализирует людей и их дела в смысле противоположном трагедии, т. е. преувеличивает все дурное и низкое. Между тем как трагедия стремится к гармоническому единству, К. долго еще сохраняет следы своего происхождения из праздничного, никаким законам не подчиняющегося импровизированного разгульного фарса, допуская в своей композиции самые резкие противоречия, нисколько не опасаясь нарушений законов единства времени или места или последовательности в развитии действия и характеров, а, напротив, намеренно пользуясь этими нарушениями как особыми приемами шутки. Как в области характеристик древняя К. далека от рабски точного воспроизведения действительности и постоянно дает карикатуры, так в устройстве сюжета она нимало не заботится о правдоподобии: ее действие имеет чисто фантастический характер. Непристойность шуток и изображений, которая поражает нового читателя в произведениях древней К., объясняется не только отличием современных понятий о приличиях от понятий древних, но и тем еще, что древняя К. развилась из разгульно-веселых обрядов Дионисова праздника. Такой праздник был в своем роде карнавалом, на котором празднующие давали полную волю обнаружениям чувственной стороны человеческой природы. При том нужно заметить, что у древних комиков непристойные шутки и остроты очень часто являются не из пустого желания посмешить публику, а служат серьезной нравственной цели бичевания порока и глупости. Язык древней К. — чистейший аттицизм, как в диалоге так по большей части и в песнях хора, которые также свойственны этому периоду К., как и трагедии. Хор состоял из 24 лиц, которые часто разделялись на два полухора. Пляска комического хора называлась κόρδαξ (см. это слово); она состояла из очень резвых, иногда даже непристойных движений и прыжков. Особенность хоровой лирической части древней К. составляла так называемая παράβασις. Парабаза была нечто вроде интермеццо и, строго говоря, находилась в противоречии с требованиями драматического искусства, т. к. она уничтожала иллюзии и прерывала действие затем, чтобы дать возможность поэту объясниться с публикой. А именно, после того, как положение сюжета (экспозиция) закончилось и тема достаточно была выяснена, наступала пауза в диалоге. Тогда хор, который до того времени стоял лицом к сцене, принимая участие в совершающемся на ней действии, поворачивался в орхестре лицом к зрителям и в этом положении (προς το θέατρον παραβη̃ναι) высказывал желания и жалобы поэта, выставляя на вид его заслуги и т. п. и вместе с тем прославлял богов родной земли, осуждая недостатки общественной жизни и деятельность государственных лиц. В древнейший период К. таких парабаз было обыкновенно по две в каждой пьесе, вторая, как и первая, вставлялась после заключения какого-нибудь значительного отдела драматического действия; являясь отступлением от собственно поэтических целей пьесы в сторону интересов действительности, они служили чем-то вроде программы комика, от лица которого в этом случае обыкновенно говорил предводитель хора. Ср.: Agthe, die Parabase und die Zwischenakte der att. Komödie (1866). Прибавление к этому сочинению (1868) R. Arnoldt. Die Chorpartien bei Aristophanes (1873). Представления происходили в праздники Леней и городских [[РСКД/Дионисий|Дионисий]] и имели форму состязаний, на которые допускалось ведущие времена по 3 поэта, позже по 5. О костюмах древней К. см. [[РСКД/Ludi scaenici|Ludi scaenici]]; 2) средняя К. (ή μέση κωμωδία) составляет собственно только переход от древней к новой. Прежнее прямое, ничем не прикрываемое осмеяние политических деятелей почти вполне прекратилось (μη κομωδει̃ν ονομαστίὀνομαστί); место их заступили философы, поэты, особенно трагические, и типы обыденной жизни: ремесленники, крестьяне, солдаты, [[РСКД/Паразит|паразиты]], [[РСКД/Гетеры|гетеры]] и т. п. Уменьшился также внешний блеск обстановки К., партии хора исчезли почти совершенно. Но за то больше, чем прежде, стали обращать внимание на обработку плана К., с большим искусством стали устраивать завязку к осложнять действие; явилось и большее разнообразие лиц. Язык стал более близок к обыкновенной разговорной и простой речи, но все еще отличался чистотой и изяществом. Представителями этого рода комедии были: Аристофан, как автор комедии Πλου̃τος, затем Евбул, [[РСКД/Анаксандрид|Анаксандрид]], [[РСКД/Антифан|Антифан]] и [[РСКД/Алексид|Алексид]]; 3) новая К. (ή νέα κωμωδία), наконец, была еще умереннее, приличнее; ее композиция была еще выработаннее. Политическая и общественная жизнь совершенно исчезли со сцены; явилась К. характеров. Здесь действие подчинялось единству строго обдуманного плана, последовательно развиваясь от начала до конца. Переход от завязки к развязке делался так, что внимание зрителя оставалось постоянно в напряжении. Искусство состояло в том, чтобы изобразить характер верно, согласно с действительностью, строго провести его и притом соблюсти единство все действие связывающего плана. Главными поэтами в этом роде поэзии были [[РСКД/Менандр|Менандр]], самый знаменитый из всех, затем Филиппид, [[РСКД/Посидипп|Посидипп]], Филимон, [[РСКД/Дифил|Дифил]] и [[РСКД/Аполлодор|Аполлодор]]. Характеры и типы, преимущественно выводимые этими поэтами, те же, какие находим мы у их подражателей — [[РСКД/Плавт|Плавта]] и [[РСКД/Теренция|Теренция]]: leno periurus, amator fervidus, servulus callidus, arnica illudens, sodalis opitulator, miles proeliator, parasitus edax, parentes tenaces, meretices procaces. Хор в таких К. являлся, вероятно, еще реже, чем в средней К. Превосходный сборник сохранившихся отрывков аттических комиков изд. Meineke, fragmenta comicorum Graecorum (4 т., 1839, сл. г.), к нему как 5 том: comicae dictionis index compos. H. Iacobi (1857). Более краткое издание того же сборника в 2 т. (1847). Собрание отрывков с латинским переводом Bothe (1855 и 1868). Новое собрание: Th. Kock, Comicorum Atticorum fragmenta (1 т., 1880). У римлян первые публичные сценические спектакли явились, по свидетельству [[РСКД/Ливия|Ливия]] (7, 2), в 363 г. до Р. Х., по поводу разразившейся в то время заразы, т. к. между другими средствами к умилостивлению гнева богов прибегли также к сценическим играм (ludi scaenici) и для этой цели призвали актеров из Этрурии. Эти актеры исполняли нечто вроде мимической пляски без слов; ее-то прежде всего римляне и ввели у себя. В 241 г. до Р. X. Ливий [[РСКД/Андроник|Андроник]] (см. [[РСКД/Livii|Livii]], 11), вольноотпущенник из греков, сочинил, по греческим образцам, первую пьесу, имевшую определенный план, и исполнил ее под аккомпанемент флейтиста. При представлении подобных пьес в антрактах или в конце спектакля римская молодежь разыгрывала такие шутки и забавные сцены, какие издавна, конечно, служили увеселением и у римского, и у других италийских народов. Позже на место этих шуток, в качестве дивертисмента, стали ателланы. Ср. Exodium и Fabula. Древнейшая художественная К. римлян была подражанием новейшей греческой. Плавт и Теренций, по произведениям которых мы только и знаем римскую К., высказывают, впрочем, уже некоторую самостоятельность в отношениях к своим греческим образцам, но все же недалеко от них отступают. Невий (Naevius) попытался ввести приемы древней греческой К., смело нападая на могущественнейших между римлянами, своими современниками, но поплатился за эту попытку заключением в тюрьму, и не нашел себе подражателей. Сюжеты свои римская К. берет постоянно из области частных отношений между людьми и семейной жизни; общественного и политического характера она никогда не имела. Она слишком низко поставлена была в государстве и в общественной жизни и никогда не была государственным учреждением, как в Афинах. Интерес в зрителях она старалась поддерживать искусным устройством завязки; последней служили обыкновенно или [[РСКД/Свадьба|свадьба]], или прием узнавания (αναγνώρισιςἀναγνώρισις), состоявший в том, напр., что лица, считавшие себя чуждыми друг другу, оказывались ближайшими родственниками, девушка, считавшаяся рабыней, оказывалась свободной гражданкой и т. п. Эта К. располагала небольшим сравнительно запасом типических характеров, повторяя их с небольшими изменениями в разных пьесах, повторяя и самые способы характеристики. Римская К. слагалась из следующих составных частей: [[РСКД/Пролог|пролога]] (prologus), нечто вроде предисловия, которое обыкновенно сообщало о содержании пьесы и рекомендовало ее вниманию публики, диалога (diverbium, т. е. duiverbium) и так называемого canticum, под которым прежде, наверное, разумели только монологи. Исследования Ричля и Бергка, основанные на том факте, что в рукописях комиков переписчики при отдельных сценах ставили знаки DV и С, как [[РСКД/Сокращения|сокращения]] вместо diverbium и canticum, показали, что число [[РСКД/Кантик|кантик]] гораздо больше, чем прежде полагали, т. к. в числе их оказываются, кроме монодий (или соло) еще и перемежающиеся (т. е. двумя лицами попеременно исполняемые) песни, и даже часто партии, исполнявшиеся посредством [[РСКД/Пения|пения]] и под аккомпанемент музыки, берут перевес над диалогом. В этом обнаруживается значительное отступление их от греческих комедий. Хора римская К. не имела. К., следовавшая греческим образцам и представлявшая греческую жизнь и греческие нравы, называлась fabulae palliata; К., в которых изображались римская жизнь и римские нравы и действовавшие лица являлись в римской одежде, назывались fabula togatae. Самые замечательные авторы К. первого рода (f. pall.) были: Невий, Плавт, Енний. Атилий, Стаций Цецилий и Теренций; К. второго рода (f. tog.): Титиний, Квинтий Атта и особенно Л. Афраний. О костюмах актеров см. [[РСКД/Ludi scaenici|Ludi scaenici]], 9 слл. Лучшее собрание отрывков римской К. изд. О. Ribbeck (Comicorum romanorum fragmenta, 2 т. книги Scaenicae romanorum poesis fragmenta, 2-е изд. вышло в 1873 г.).
1 203 329

правок