Открыть главное меню

Изменения

Нет описания правки
{| class=standard
{{trh}} || христиан || евреев
{{trtrc}} 1) Города, в которых не существовало для евреев стеснений в жительстве || 207 || 231
{{trtrc}} 2) Города, в которых отдельные части были недоступны для водворения евреев || 205 || {{n|0|83}}
{{trtrc}} 3) Города, пользовавшиеся правом не допускать к себе евреев или отводившие для последних лишь определенные улицы || 134 || {{n|0|70}}
{{trtrc}} 4) Города, лежавшие в пограничной полосе || 117 || 102
{{trtrc}} Всего || 663 || 486
|}
 
{| class=standard
|+ Таблица № 1.
{{trh|3}} Типы поселений {{th||3}} К янв. 1910 г. в абсол. числах {{th||4}} В %% ко всему <br />городскому населению
{{trh|2|5=6}} Всего <br />насе­-<br />ления {{th|2||6}} Като­-<br />ликов {{th|2||6}} Евреев {{th||2|6}} Като­ликиКатолики {{th||2|6}} Евреи
{{trh|5=6}} К <br />1 янв. <br />1907 г. {{th|||6}} К <br />1 янв. <br />1910 г. {{th|||6}} К <br />1 янв. <br />1907 г. {{th|||6}} К <br />1 янв. <br />1910 г.
{{tr}} {{lineupshift|I.|4III.|rightr}} {{shift|До&nbsp;|10—|r}} {{n||10|0}} тыс. жит. || 458700 || 172683 || 259259 || 37,50 || 37,65 || 58,00 || 56,59
{{tr}} {{lineupshift|II.|4III.|rightr}} 10—{{n||30|0}} {{ditto|тыс. |жит.}} || 519681 || 209617 || 271050 || 37,96 || 40,33 || 50,34 || 52,16
{{tr}} {{lineup|III.|4|right}} 30—{{n||50|0}} {{ditto|тыс. |жит.}} || 352683 || 19154 || 132760 || 54,70 || 54,31 || 34,96 || 37,64
{{tr}} {{lineupshift|IV.|4III.|rightr}} 50—100 {{ditto|тыс. |жит.}} || 227296 || 146880 || 70111 || 62,60 || 64,62 || 30,56 || 30,85
{{tr}} {{lineupshift|V.|4III.|rightr}} Свыше 100 тыс. || 1191083 || 741939 || 401046 || 55,18 || 62,29 || 31,21 || 33,67
{{trr|||shadow}} Все города || 2749443 || 1462663 || 1134226 || 49,30 || 53,20 || 40,10 || 41,26
|}
{| class=standard
|+ Таблица № 2.
{{trh|2}} Группы {{th||2|6}} Абсолютн. <br />большин. {{th||2|6}} Относ. <br />большин. {{th||2|6}} Меньшинство {{th||2|6}} Всего <br />городов
{{trh|5=6}} К <br />1 янв. <br />1907 г. {{th|||6}} К <br />1 янв. <br />1910 г. {{th|||6}} К <br />1 янв. <br />1907 г. {{th|||6}} К <br />1 янв. <br />1910 г. {{th|||6}} К <br />1 янв. <br />1907 г. {{th|||6}} К <br />1 янв. <br />1910 г. {{th|||6}} К <br />1 янв. <br />1907 г. {{th|||6}} К <br />1 янв. <br />1910 г.
{{tr}} {{lineupshift|I|4III|rightr}} {{ditto|группа}} || 55 || 49 || 8 || 4 || 13 || 15 || 76 || 68
{{tr}} {{lineupshift|II|4III|rightr}} {{ditto|группа}} || 15 || 20 || 5 || 5 || 7 || 9 || 27 || 34
{{tr}} {{lineup|III|4|right}} {{ditto|группа}} {{td-}} || 2 || 1 {{td-}} || 7 || 7 || 8 || 9
{{tr}} {{lineupshift|IV|4III|rightr}} {{ditto|группа}} {{td-}} || 1 || 1 {{td-}} || 2 || 2 || 3 || 3
{{tr}} {{lineupshift|V|4III|rightr}} {{ditto|группа}} {{td-|4}} || 2 || 2 || 2 || 2
{{trr|||shadow}} Все города || 70 || 72 || 15 || 9 || 31 || 35 || 116 || 116
|}
{| class=standard
{{trh}} {{th|||6}} К началу 1907 г. {{th|||6}} К началу 1910 г.
{{tr}} В {{lineupshift|I|4III|rightr}} группе || 2921 || 2285
{{tr}} » {{lineupshift|II|4III|rightr}} {{ditto|группе}} || 2042 || 2390
{{tr}} » {{lineup|III|4|right}} {{ditto|группе}} || 975 || 1171
{{tr}} » {{lineupshift|IV|4III|rightr}} {{ditto|группе}} || 593 || 618
{{tr}} » {{lineupshift|V|4III|rightr}} {{ditto|группе}} || 3469 || 3536
|}
 
Более всего уплотнились группы II и III, на которые приходится свыше 83% выходцев из мелких городов. О землевладении — см. [[ЕЭБЕ/Землевладение по русскому законодательству|Евр. Энц., VII, 735]]. — Ср.: М. Вишницер, «Проекты реформы еврейского быта», сборник «Пережитое», т. I; Ю. Гессен, «К истории коробочного сбора» (гл. VI), СПб., 1912 (также «Еврейская Старина», 1911 г.); «Рассвет», 1909 г. № 48 (стат. данные); «Еврейские Известия», 1911 г. № 3 (стат. данные); «Материалы комиссии по устройству быта евреев» (по Царству Польскому), СПб., 1874; Мыш, «Руководство к русским законам ο евреях».
 
{{ЕЭБЕ/Подпись|8.}}
 
''1861—1863 гг''. В 1861 г. началось политическое движение в Ц.-П., закончившееся восстанием 1863 года. Режим, господствовавший в Ц.-П. после 1831 г., давил не только поляков, но и польских евреев. Положение евреев, было тягостно. Бесправие евреев сближало их с польским населением, к тому же весь предшествовавший период подготовил возможность слияния еврейской интеллигенции с польским обществом на почве сочувствия стремлениям поляков. Массы населения польского еврейства стояли в стороне от движения. Тем не менее, участие евреев в движении 1861—1863 гг. выразилось в целом ряде эпизодов. Когда в Варшаве, взволнованной расстрелом участников манифестации 27 февр. 1861 г. («пять погибших»), образовалась гражданская делегация, в нее вошли: главный раввин Майзельс (см.), Кроненберг и М. Розен, а впоследствии и химик Яков Натанзон. 2 марта толпы евреев с духовенством во главе приняли участие в грандиозной национальной манифестации — на похоронах пяти жертв расстрела 27 февраля. Единение вызвало всеобщий энтузиазм. Делегация внесла предложение ο принятии еврейских купцов в купеческие общества, а еврейских ремесленников в цеха. Еврейское духовенство Варшавы, руководимое раввином Майзельсом, обратилось к евреям с призывом быть солидарными с польским населением. Когда, после арестов в костеле Св. Яна, в виде протеста католическое духовенство закрыло все храмы, закрылись и синагоги. Однако и те евреи, которые проявляли интерес к движению, выделялись своим нeреволюционным настроением. Это сказалось в 1863 г., когда движение сошло с пути открытого и легального протеста и превратилось в вооруженную борьбу. В повстанческих отрядах евреев было очень мало — отдельные единицы. Правительство, желая идти на уступку, передало власть маркизу Велепольскому, который и провел в 1862 году указ ο даровании прав евреям (см. Правовое положение).
 
''Период 1863—1907 гг.'' — см. [[ЕЭБЕ/Антисемитизм в Царстве Польском|Антисемитизм]], Евр. Энц., т. II, стр. 755—763]], [[ЕЭБЕ/Варшава|Варшава]], Евр. Энц., т. V]].
 
''Художественная литература.'' Романтический период польской художественной литературы богат поэтическими воплощениями евреев в произведениях польских корифеев — А. Мицкевича, Словацкого, Красинского и др. [[ЕЭБЕ/Мицкевич, Адам|Мицкевич]] (см.) воплотил в цимбалисте Янкеле свои мечты ο польском еврействе, преданном польской патриотической идее; в «Пане Тадеуше» Янкель является активным деятелем 1812 г., когда польский народ ожидал завоевания независимости, как участник Наполеоновского похода. В своих прозаических сочинениях («Literatura Słowianska» и др.) Мицкевич ратовал за евреев, как за избранный народ, которому суждено выполнить великую мировую миссию. [[ЕЭБЕ/Словацкий, Юлий|Н. Словацкий]] (см.) дал в драме «Кsiądz Маrеk» титанический образ еврейской героини, символизирующей романтический идеал поэта. Понятно, что романтическая поэзия не отражала реально-бытовых отношений или отражала их в слабой степени. Еврейство мыслилось, как политическая или философская концепция; в произведениях Мицкевича и Словацкого мы видим романтическую идеализацию, Красинский же, романтик католицизма и аристократической Польши, представил евреев в «Небожественной Комедии», как мирового врага современного общества, как злую историческую силу. В этом отношении Красинский был так же далек от стремления быть реалистом, как другие романтики. Как бы то ни было, романтическая поэзия положила начало той литературе, которая трактовала евреев с высоты мировых начал и идеалов. — Тем не менее, непосредственно после эпохи великих романтиков еврейская жизнь в польской литературе, бытовой и реалистической, не сразу завоевала себе право на правдивое художественное воспроизведение. Фарс и комедия облюбовали шаржированные фигуры евреев для забавы и подчас для проникнутой презрением насмешки. Прозаики-бытописатели освещали еврейскую жизнь односторонне и предвзято, как, напр., Фредро (Geldhab). Другой бытовой писатель, Немцевич, автор повести «Lejbe, Siora czyli listy dwόch Kochankόw», наряду с насмешливым и полупренебрежительным отношением к евреям, пытался, однако, дать посильное, хотя тенденциозное разрешение еврейского вопроса. Свою задачу автор так определяет: «Возврат евреев к свету излечит их от предрассудков, укажет им, что, держась нечеловеческих предписаний своей старины, они сами погружаются в нужду и вырождаются, сами тормозят себе путь ко всем благам человеческого общества». Наряду с отрицательными и смешными, Немцевич выводит в этой повести положительные типы (Лейба и Сиора, старик Абраам, дочь Рахиль). Другой крупный писатель Коржениовский в своем произведении «Zydzi» выводит «честного, правдивого ростовщика Арона Леве», человека, который, занимаясь ради денег своей профессией, тем не менее, выгодно отличается на общем фоне своими положительными чертами. Изображая личность Арона — ростовщика, как положительный тип, — Коржениовский как бы подтвердил, что он не мог бы решиться на идеализацию еврея с общечеловеческой точки зрения, не прибегая к обычным представлениям ο еврее. Значительный шаг вперед делают Игнатий Ходзько, поэт Владислав Сырокомля («Księgarz uliczny», «Tandecjarz») и Иосиф Крашевский. Ходзько («Литовские картины»; «Пустынник в Пронконах» [1858]; «Новые записки собирателя милостыни») в изображенных им еврейских типах (Авраам Ильский, друг ксендза Даниеля, воложинский мудрец Соломон) чужд той окраски, которая свидетельствует ο шаблонной трактовке евреев в литературе. Значительный вклад в литературу ο евреях сделал [[../Крашевский, Иосиф|Иосиф Крашевский (см.)]]. В рассказе «Сфинкс» фигурирует еврей живописец, идейный человек, стоящий много выше окружающей его среды. Его устами Крашевский высказывает те возвышенные взгляды, которыми был проникнут сам автор. Как «Сфинкс», так и «Волшебный фонарь» (1842), «Повесть без заглавия», «Жид» и публицистические статьи Крашевского («Gazeta Codzienna») послужили толчком для более правильного отношения к евреям в польской литературе. Крашевский был сторонником ассимиляции. Его положительные типы — это не ортодоксальные евреи, а люди, воспитанные в условиях новейшей цивилизации. Тем не менее, Крашевский — что характерно для тогдашнего понимания идеи ассимиляции — как в лице Ионы («Сфинкс»), так и в лице Иакова («Жид») изображает не людей, отрекшихся от своего народа, а горячих, гордых своими национальными традициями евреев, которых сближает с поляками европейское просвещение, гражданское чувство, преданность интересам края и его населения. Восстание 1863 г. породило особую литературу патриотического характера. Эта патриотическая литература была выражением солидарности ополяченных евреев с поляками на почве общей борьбы и общих целей. Накануне восстания евр. интеллигенция Варшавы концентрировалась вокруг группы евреев-патриотов, имевших связи в провинции, — журнал «Jutrzenka» был органом этого течения. Братание некоторых еврейских групп с поляками породило ряд лирических произведений, воспевавших эту польско-еврейскую солидарность. Таковы стихотворения И. А. Кона («Głos Żyda do dzieci Żydòwskich», Gwiazdka, 1863); Киприана Норвида «Żydzi polscy w 1861 г.»; безымянная «Modlitwa Żydòw warszawskich»; Теофила Ленартовича «Krzyk Starego Izraela» и др. Все эти произведения заключают в себе призыв к евреям соединиться с поляками-повстанцами. — Разгром 1863 г. поселил отчаяние и пессимизм в сердцах поляков. Лучшие люди стали проповедовать «органическую работу» над материальным и культурным возрождением народа; позитивная философия начинает господствовать над умами, вытесняя политический романтизм и идейную сентиментальность. Стремление к осуществлению передовых идей Запада породило также богатую художественную литературу ο евреях, созданную лучшими писателями Польши. Действительное познание изображаемой жизни, а заодно демократически-передовые взгляды на еврейство стали отличительными чертами этой литературы, корифеями которой являются А. Свентоховский («Сhawa Rubin»), Элиза Ожешко (см.), Мария Конопницкая (см.). У других писателей, примыкавших к этому литературному направлению, еврейские сюжеты встречаются спорадически, но, тем не менее, в общем, польская художественная литература содержит в себе немало ценных произведений ο евреях. Taковы стихотворения «El mole rachmim», «Głos zelżonеgо», «Сhаlасаrz» поэта В. Гомулицкого; «Mosiek» поэма Вл. Вольского; «О Żydzie Boruchu» В. Шимановского; «Dziecie Simchy» Х. Бродовского; «Реrlа» Казимира Здеховского; «Nowy Abraham» В. Далецкой; «Srul z Lubartowa» Шиманского и мн. др. (сборник «Z jednego Strumienia», 1895; «Żydzi w poezii polskiej» Вл. Белзы, Львов, 1906). Из крупных писателей Болеслав Прус и Юнόша становятся на точку зрения, обособляющую их от филосемитской группы. Прус, как художник, изображал евреев попутно (напр. в «Кукле»), но, как публицист, он в 80-х и 90-х годах проводит взгляды ο необходимости борьбы с евреями во имя культурно-экономической самостоятельности поляков. Юнόша (Шанявский), оставивший после себя также несколько нетенденциозных произведений о евреях (перевод «Клячи» Абрамовича на польском языке, рассказы «Lacjarz», «Cud na kirkucje» и др.), создает один за другим повести, рассказы, романы из еврейской жизни, проникнутые не только враждебными евреям тенденциями, но местами и явным глумлением («Pająki», «Czarne błoto» и др.). В конце 70-х годов появляется драма Асныка «Żyd» — отголосок обострившихся отношений. Один из героев пьесы, ополяченный еврей, говорит: «С детства пятно моего происхождения обрекло меня на ваше презрение и смех. Ваша земля была моей мачехой. Не для меня — дружба, любовь, положение работающего для блага страны гражданина. В глазах моего племени — я ренегат и преступник, в ваших глазах — я только жид и скиталец». Ассимилятор Асныка — это не только еврей-европеец, вроде героев повестей Крашевского, а человек, ушедший от евреев, отрекшийся от еврейства, как нации. Евреев также изображали Габриэла Запольская (комедии: «Малка Шварценкопф», «Иойна Цирулькес», рассказы: «Pеri i raj», «We krwi» и др.), Вл. Реймонт («Ziemia obiecana»), Гавалевич («Mechesi») — в большинстве случаев с отрицательной стороны, а также А. Грушецкий (см.). В 80-х и 90-х гг. появился ряд малоценных в литерат. отношении, но скандальных по содержанию и юдофобских по духу пьес, рассказов и романов. Таковы: «Brzyfwa» M. Воловского; «Zloty Cieliec» Добржанского (см.); «Zięciowie domu Kon» гр. Лося и т. д. Отдельно стоит Станислав Выспянский. Этот гениальный поэт, воскресивший символический романтизм на рубеже 19-го и 20-го столетий, изобразил евреев в драмах «Свадьба» («Wesele») и «Судьи». В символическом участии евреев в национальной польской свадьбе Выспянский дал свое освещение вопроса об отношении польских евреев к проблеме национального воскресения Польши. В этой символической драме выведена Рахиль — тип ассимилированный, и ее отец — старозаветный еврей. В «Судьях» Выспянский выводит двух братьев — светлую, одухотворяющую личность, Иоаса, одаренного душой пророка, борца за мировую правду, и Натана, воплощающего в себе моральное зло, и их отца Самуэля. По концепции Выспянского, еврейство — это синтез двух стихий, народ, несмотря на содержащееся в нем зло, рождающий глашатаев мировой совести и пророков.
 
Из среды евреев Ц.-П. выдвинулись: ''Писатели:'' [[ЕЭБЕ/Клячко, Юлиан|Юлиан Клячко]] (см.), [[ЕЭБЕ/Фельдман, Вильгельм|Вильгельм Фельдман]] (см.), [[ЕЭБЕ/Кемпнер, Станислав Александр|Ст. Кемпнер]] (см.), [[ЕЭБЕ/Носсиг, Альфред|Альфред Носсиг]] (см.), Альфред Кэнар (псев.), Януш Корчак (псев.), [[ЕЭБЕ/Бельмонт, Лео|Лео Бельмонт]] (см.), [[ЕЭБЕ/Арнштейн, Франциска|Франциска Арнштейн]] (см.), Марион (см. [[ЕЭБЕ/Гликсман, Цецилия|Гликсман]]), Цезарь Елента (см. [[ЕЭБЕ/Гиршбанд, Наполеон|Гиршбанд]]), Савитри (псев.), Чеслав Галич (псев.), Андрей Марек (М. Арнштейн), Аванти (Гласс), Остап Ортвин (см.) и др. ''Историки и социологи:'' [[ЕЭБЕ/Аскинази, Шимон|Шимон Аскинази]] (см.), [[ЕЭБЕ/Краусгар, Александр|Александр Краусгаар]] (см.), [[ЕЭБЕ/Гумплович, Людвиг|Людвиг Гумплович]] (см.), Станислав Познер (см.), М. Гандельсман, [[ЕЭБЕ/Нусбаум, Гилярий|Гил. Нуссбаум]] (см.). ''Художники и скульпторы:'' [[ЕЭБЕ/Готтлиб, Маврикий|Готлиб]] (см.), бр. Бухбиндеры, [[ЕЭБЕ/Гиршенберг, Самуил|Гиршенберг]] (см.), [[ЕЭБЕ/Пилиховский, Леопольд|Пилиховский]] (см.), Трембач, Кауфман, Габович, [[ЕЭБЕ/Глиценштейн, Генрих|Глиценштейн]] (см.), Вейнлес и др. ''Композиторы и виртуозы:'' Венявские (см.), Соненфельд, Ландовская, Гросман, Вертгейм, Минхгеймер. ''Издатели и библиографы:'' Мерцбахи, Гликсберги, Оргельбранд, Левенталь, Окрент, Центнершвер, Морткович, Леопольд Мейер. ''Ученые:'' анатом [[ЕЭБЕ/Гиршфельд, Людовик|Людвиг Гиршфельд]] (см.), юрист Киршрот-Правницкий, Иосиф Нуссбаум-Гиларович, Яков Натансон, Владислав Крамштык, математик [[ЕЭБЕ/Дикштейн, Самуил|С. Дикштейн]] (см.), [[ЕЭБЕ/Заменгоф, Лазарь Людвиг|Л. Заменгоф]] (см.), медики Флятшау, Гольдфлям, Т. Геринг, Сигизмунд Крамштык, естествовед Станислав Крамштык, философы Левиту, И. Левкович. — Ср.: Лентовский, О Żydach w Polsce, 1816; Брониковский, Myłli wzgląd em reformy Żydόw, Варшава, 1819; Иосиф Вышинский, О reformie ludu Izraela, 1818; соч. Валериана Лукасинского (см.), гр. Викентия Красинского (см.); Леон Голлендерский, Les Israélites de Pologne, Пар., 1846; Эрнест Лунинский, Berek Joselewicz i jego syn, Варшава, 1909; Ан. Островский, Pomysły о potrzebie reformy etc., Париж, 1834; Ян Чинский, Question de juifs polonais, 1833; Israél en Pologne, 1861; Людвиг Люблинер, Des juifs en Pologne, Брюссель, 1839; Przegląd rzeczy polskich, 1858; Przegląd Narodowy, 1913 — см. статью Wojna Żydowska; Болеслав Лимановский, Historja powstania, Львов, 1909; C. Цинберг, «Предтечи еврейской журналистики», сборн. «Пережитое», т. ΙV; Юлий Гессен, из сороковых годов, сборн. «Пережитое», т. IV; Kwartalnik Żydόw w Polsce, т. Ι, 1912 (ст. Давида Канделя, 95—113 стр.); Kwartalnik, т. II, 1913; С. Мстиславская, «Евреи в польском восстании», «Еврейская Старина», 1911; А. Краусгаар, Туру i originały warszawskie; Гиларий Нуссбаум, Szkice historyczne, 1881; Z teki starego weterana, 1880; См. Евр. Энц., т. V, [[ЕЭБЕ/Варшава|Варшава]], стр. 318—328.
 
{{ЕЭБЕ/Подпись|И. Клейнман.|8.}}
 
 
{| class=standard
{{trh|2}} Род занятий {{th||2}} Из 100 душ евр. насе-<br />­ления занято: {{th|2||12}} % отно­-<br />шение евр. <br />ко всему <br />само­стоя­-<br />тель­ному <br />насе­лению
{{trh|5=12}} в Ц.-П. {{th|||12}} во всей <br />черт.
{{tr}} Сельское хозяйство || 2,33 || 3,60 || 0,5
{{tr}} Промышленность || 34,89 || 35,16 || 23,3
 
В развитии Ц.-П. из страны земледельческой в страну индустриальную евреи играли очень видную роль. Фабричная промышленность Ц.-П. основана главным образом трудом выходцев из Германии, которые усиленно приглашались в Ц.-П. правительством в период 1816—20 гг. Этими выходцами заложены фабрики, являющиеся и в настоящее время крупнейшими в крае. Но рука об руку с немецкими колонистами работали над развитием польского капитализма еврейские торговцы, обеспечивавшие вновь возникавшие фабрики и сырьем, и рынками сбыта. В торговле шерстью, игравшей в начале прошлого века роль главного материала, евреи пользовались первенствующим значением. От торговли шерстью и раздачи ее кустарям евреи мало-помалу перешли к скупке готового материала, а затем и к постройке собственных фабрик. В 1820 г. мы уж видим несколько евр. суконных фабрик. Одно важное обстоятельство увеличивало торгово-промышленное значение евреев. Для польской промышленности местный рынок, при господстве натурального хозяйства, был сравнительно невелик, и она все время стремилась овладеть русским рынком. Евреи в этом отношении оказывали Ц.-П. громадную помощь, так как находились в тесной связи со своими единоплеменниками из России. Собственник Томашова гр. Островский писал ο евреях (Pensées sur la réforme des juifs), которые «помогают капиталами и его фабрикам, и фабрикам всего королевства»: «Наши сукна, наши льняные ткани пользуются широкой известностью во всей Империи, проникая даже до самой Кяхты, и этим мы обязаны исключительно евреям» (Hollaenderski, 210). С отменой в 1851 г. таможенной границы между Ц.-П. и Россией и с установлением высоких пошлин на германско-польской границе, связь Ц.-П. с русским рынком стала особенно тесной, и развитие польско-еврейской промышленности пошло вперед очень быстро. В частности развитию польской промышленности много содействовала иммиграция в Ц.-П. массы высланных из Москвы евреев, ведущих там обширную торговлю. Однако участие евреев в крупном фабричном производстве выражалось больше в форме предпринимательской деятельности, нежели в форме участия трудом, хотя в особенности в последнее время усилилось стремление евреев в ряды фабричных рабочих. Уже неполные данные ЕКО говорят нам ο 12380 фабричных рабочих Ц.-П., с того времени количество это, несомненно, значительно возросло. Почти вся эта масса рабочих (11944) была сосредоточена на еврейских фабриках, причем в общем числе рабочих было 6984 мужч., 2345 женщин, 867 мальч. и 962 дев. Главными центрами еврейского фабричного производства служат: Варшава, Лодзь с окрестностями, Калиш, Ченстохов. Главной сферой применения еврейского фабричного труда является обработка волокнистых веществ, где еврейских фабрик было по подсчету ЕКО 305 с 19060 рабочими; причем евреи больше представлены в области ручного труда и в области переработки шерсти (см. Лодзь). Особо необходимо отметить фабрики вышивок и прошивок, сосредоточенные в Калише. Число их еще в 1909 г. достигало всего 15, в 1911 г. оно, по данным инспекции, поднялось до 44. Число занятых рабочих превышает 2000, производительность — 2 млн. руб. Значительное большинство фабрик принадлежит евреям. В металлургической промышленности, как и в каменноугольной, евреи представлены слабо. Более значительно их участие в производстве по изготовлению различных мелких металлических изделий, так как эта отрасль не требует больших капиталов и сложного оборудования. К тому же в этих производствах играет особенно важную роль сбыт на внутренние русские рынки, к которым евреи имеют более легкий доступ. Укажем на производства металлической посуды, кроватей, бронзовых изделий, предметов роскоши и т. д. Особенный интерес представляет производство игрушек, развившееся в крупный промысел, с Ченстоховом в качестве центра. Первоначально евреи работали для удовлетворения спроса сотен тысяч богомольцев, стекавшихся в Ченстохов, и производили различные предметы христианского культа. Потом, когда законодательные ограничения стеснили право евреев на производство таких предметов, фабриканты приспособили свои заведения для производства игрушек. Некоторые из этих фабрик в настоящее время достигли значительных размеров (св. 100 раб.). Другая группа механических фабрик, принадлежащих евреям, имеется в Лодзи и обслуживает текстильные фабрики, изготовляя различные орудия производства. Значительного развития достигло производство по обработке дерева; изделия из дерева, особенно мебельные фабрики, занимают несколько тысяч рабочих. Производство бумажное и гильзовое является одной из тех сфер, где евреи решительно преобладают над прочими. Важную роль играет кожевенное производство, представленное большим числом мелких заводов, разбросанных по всему краю, но особенно по Сувалкской и Келецкой губ. В связи с кожевенным производством стоит обувное, которое в последнее время дало очень широко развитую отрасль производства механической обуви. Из 12 крупных фабрик механической обуви, находящихся в Варшаве и занимающих каждая от 50 до 800 рабочих, 10 принадлежит евреям, а средние фабрики в числе 12, занимающие от 30 до 50 рабочих, все принадлежат евреям. Все эти фабрики работают высшие сорта обуви. Судьба этого производства характерна для целого ряда отраслей польско-еврейской промышленности. До 1905 г. в производстве замечалось сильное концентрационное движение. Все производство было сосредоточено на 43 фабриках с 1½ тыс. рабочих. Но, начиная с этого момента, обувная промышленность в Варшаве стала испытывать все больший гнет конкуренции со стороны Риги и Петербурга и, чтобы выдержать борьбу, прибегла к крайнему дроблению промысла: число предприятий увеличилось в три раза (до 125), не считая посредников, число же рабочих скорее уменьшилось. Вместе с тем ухудшились и условия труда. Рабочие все были переведены на поштучную плату, и заработная плата понижена более чем в два раза (с 18—20 руб. в неделю до 7—10). Крупные фабрики перешли к машинному труду, но евреев принимают крайне неохотно. К фабричным производствам следует также отнести щетинное, работающее по преимуществу на экспорт. Оно сосредоточено в Сувалкской губернии и разбросано по целому ряду местечек. В производстве заняты исключительно евреи, причем широко применяется детский труд. Положение щетинщиков хуже, чем в губерниях Северо-Западного края. Ремесло в Ц.-П., в особенности в крупных городах, также потеряло характер работ на местный рынок. Сбыт в Россию играет и здесь очень важную роль. Ремесло поэтому утратило свою самостоятельность и все больше превращается в домашнюю промышленность. Между производителем и потребителем становится магазин или скупщик который, по большей части, поставляет ремесленникам и сырье, иногда оказывая и кредит. Общее число ремесленников-евреев в Ц.-П. — 119 тыс., что по отношению к еврейскому населению городов и посадов составляет 10,8%. Большая часть ремесленников (около 70 тыс.) сосредоточена в западной части Ц.-П. (Варшавская, Калишская, Петроковская, Келецкая и Радомская губ.). Из общего числа ремесленников, по данным ЕКО, мастеров — 49,4%, подмастерьев — 27,7%, учеников — 22,9%. Женщин в ремеслах 15 тыс. Мастерские, принадлежащие женщинам, в общем крупнее, нежели мужские мастерские. Наиболее крупной отраслью является изготовление одежды. Число портных и портних определялось в 35 тыс. чел. Наиболее значительная часть изделий сбывается с помощью ярмарок и магазинов на местных и ближайших рынках, причем в особенности портные посадов и мелких городов работают, главным образом, для удовлетворения спроса окрестного крестьянства. Но вместе с тем все больше развивается работа, рассчитанная на спрос из Империи. В некоторые города за покупкой готового платья ежегодно приезжают купцы и комиссионеры из отдаленных мест, как Кавказ и Закавказье. Особое место занимает чулочное производство с числом рабочих более тысячи (мужской труд находит в этой области большее применение, чем женский). Главным центром сбыта является Варшава, которая, в свою очередь, переправляет большие партии товара на внутренние рынки России. Важной отраслью домашней промышленности является ручное ткачество, занимающее больше 4000 человек. Конкуренция механических станков оттесняет это производство в отдаленные мелкие городишки, где труд, за отсутствием других промыслов и бедностью жизни, исключительно дешев. В Лодзи же и других крупных центрах ручное ткачество пришло в полный упадок. Ткачи находятся в полной зависимости от раздатчиков основы и получают мизерное вознаграждение при самой напряженной работе, в которую к тому же втягивают всю семью. Столярное, слесарное и сапожное ремесла также наполовину превратились в фабричные промыслы, наполовину опустились до степени домашней промышленности. В общем и целом положение еврейских ремесленников настолько плачевно, что они не в состоянии существовать своим промыслом и вынуждены прибегать к побочным заработкам, как мелочная торговля или аренда садов и огородов. Ремесленники дают главную массу эмигрирующих из Ц.-П. евреев, причем эмиграция эта абсолютно очень велика (см. Эмиграция). Евреи выезжают из Ц.-П. даже в Россию, где положение их не лучше. Бойкот евреев, особенно усилившийся со времени выборов в четвертую думу, ведет к дальнейшему ухудшению положения. Евреи-торговцы встречают все большие затруднения от народившейся конкуренции христиан-купцов и от разросшегося кооперативного движения. Индустриализация же еврейского населения, которая при данных условиях является прямым выходом из создавшегося положения, задерживается целым рядом неблагоприятных факторов, в числе которых на первом месте следует поставить правовые ограничения, мешающие свободному расселению евреев. Отсталые формы еврейской промышленности с преобладанием так назыв. потогонной системы черпают свою жизненность, между прочим, именно в этих ограничениях. — Ср.: К. Г. Воблый, «Очерки по истории польской промышленности»; Блиох, «Сравнение матер. и нравств. благосостояния и задолженность землевладения в Ц.-П.»; Hollaenderski, Les juifs en Pologne; Л. Скаржинский, «Свод трудов местных комитетов 10 губерний Ц.-П.»; «Обзор губерний в прил. к Всеподд. отчетам губ.»; П. И. Лященко, «Хлебная торговля на внутр. рынках России»; Б. Бруцкус, «Професс. состав евр. населения России», СПб., 1908.
 
{{ЕЭБЕ/Подпись|А. М. Гинзбург.|8.}}