Рождественская лодка (Балобанова): различия между версиями

м
Оформление
м (Оформление)
 
{{Необходим перевод|br|fr}}
{{О тексте
| АВТОР = [[Екатерина Вячеславовна Балобанова]] (1847—1927)
Она распахнула окошко, едва справившись с сильным порывом ветра, удары вёсел стали сильнее, и можно было ясно различить грубые голоса и ругательства…
 
Но вдруг среди грубых мужских голосов и бретонской речи послышался тонкий молодой голос, и слова «{{lang|fr|adieu mère!}}»<ref name="adieu mère!">{{lang-fr|Adieu mère!}} — «Прощай, мать!»}} Прим. ред.</ref> отчётливо прозвучали по-французски.
 
Все вздрогнули и побледнели. Мария выпустила из рук раму, и бешеный ветер мигом сорвал её с петель и ворвался в комнату, задул свечу, а вместе с ним словно ворвались и те же звуки, мерные удары вёсел «плик-плок, плик-плок»…
 
Когда все пришли в себя, старая кормилица принцессы подняла руку и печальным и торжественным голосом начала читать «{{lang|la|De profundis}}»<ref>{{lang-la|De profundis}} — [[w:Псалом 129|Из глубины]] — [[Псалтирь#.D0.9F.D1.81.D0.B0.D0.BB.D0.BE.D0.BC_129|129-й псалом]]. Прим. ред.</ref>.
 
— Как тебе не стыдно пугать нас, Тулузана! — сказала Мария. — Поди-ка лучше, распорядись, чтобы в окнах башен зажгли огни: это, вероятно, идёт сюда лодка с какого-нибудь погибающего корабля, и надо, чтобы они правили на наш свет: тут берег пологий и удобный для выхода; вели развести огонь в кухне, чтобы несчастные нашли здесь тёплую пищу.