ЕЭБЕ/Податное обложение: различия между версиями

м
→‎top: ЕЭБЕ с помощью AWB
м (качество статьи)
м (→‎top: ЕЭБЕ с помощью AWB)
Подати в библейскую эпоху, {{lang|he|מסים}}‎, {{lang|he|משא}}‎, {{lang|he|תרומה}}‎: 1) Сакральные. Самое общее название этого рода податей есть {{lang|he|תרומה}}‎ («возношение»), т. е. часть, отчисляемая от целого посредством отделения («поднятия»). Это слово применяется, прежде всего, к подати «возношения» в собственном смысле, т. е. к частям мучных жертв, жертвоприношений за грех и повинной жертвы, которые отдавались священникам, особенно же — к так называемому «бедру возношения» ({{lang|he|שוק התרומה}}‎; Исх., 29, 27 и сл.; Лев., 7, 34, и др.) и к «подати возношения», отчислявшейся в пользу священников от урожая и от десятины, получаемой левитами (см. Маасер). Затем этим же словом обозначались и общие добровольные приношения в пользу святилища, как, например, для постройки скинии во время Моисея (Исх., 25, 2, и др.), и вообще всякое приношение в пользу священнослужителей и храма (Лев., 22, 12). Сюда же относятся перваки от скота, первинки, десятина, которые надо было отчислять в пользу культа и его служителей (см. соответствующие статьи). Согласно II Цар., 12, 5, денежные доходы храма состояли из выкупа людей, посвященных Богу, и из добровольных пожертвований. На основании предписания Моисея, что перепись народа должна производиться не путем счета людей, а посредством сбора полусиклей (см. Перепись), сбор превратился по возвращении из Вавилонии в ежегодный денежный налог в пользу храма. О взимании этого налога в эпоху первого храма нет никаких сообщений. Во время Нехемии евреи в торжественном акте «поставили себе в закон давать по 1/3 сикля в год в пользу храмовой службы» (Hex., 10, 33). По-видимому, вскоре перешли к П. в размере 1/2 сикля. 2) Гражданские П. Определяя права царя, Самуил упоминает между прочими П. «десятины», которую царь может взимать с полей, виноградников и мелкого скота граждан (I Сам., 8, 15). Из обещания объявить род того героя, который победит великана Голиафа, «свободным» во Израиле, вытекает, что во время царей народ действительно платил в пользу двора разные повинности, причем эти повинности налагались на роды. Упоминаются в Библии еще торговые пошлины, которые во время Соломона платили, по-видимому, купцы за ввоз товаров (I Цар., 10, 15). О налогах в собственном смысле слова рассказывает Библия определенно опять-таки из времени Соломона. Так как Соломон, любивший роскошь и сооружение грандиозных построек, нуждался в огромных денежных средствах и в рабочих руках, он разделил Палестину на 12 округов, поставив во главе каждого из них по наместнику, которые по очереди должны были каждый доставлять один месяц в году продовольствие к царскому двору (I Цар., 4, 7 и сл.). По этому же разделению страны на области производилось также привлечение подданных (также евреев; ср., однако, I Цар., 9, 22) к работам по сооружению царских построек (ib., 5, 27, 28). Эта натуральная повинность обозначается в Библии преимущественно словом {{lang|he|מס}}‎ (ср. Иcx., 1, 11; полнее: {{lang|he|מס עבד}}‎). Все эти повинности ложились тяжелым бременем на народ и были главной причиной отпадения десяти колен от Давидовой династии. О других царях мы не слышим, чтобы они обременяли народ повинностями, — это бывало только в исключительных случаях для удовлетворения требований победителей (II Цар., 15, 20; 23, 35). Под властью персов евреи не всегда одинаково чувствовали тяжесть налогов. Артаксеркс освободил служителей при храме от П. (Эзра, 7, 24). Самаряне запугивали персидских царей тем, что, если Иерусалим будет укреплен, евреи не будут платить П. (Эзр., 4, 13; поименованные там роды П. — следующие: {{lang|he|מנדה}}‎ — подать; {{lang|he|בלו}}‎ — сбор с продуктов; {{lang|he|הלךּ}}‎ — сбор с проезжающих). Евреи платили и денежные налоги (Hex., 5, 4). — Ср.: Riehm, HBA, I, 6 и сл., PRE, I, 89 и сл.; археологии Nowack’a и Benzinger’a.
 
{{ЕЭБЕ/Подпись|А. С. К.|1.}}
A. C. К.
 
Раздел1.
 
Податное обложение в побиблейское время. Некоторые данные о податях, взимавшихся с евреев при Птолемеях и Селевкидах, встречаем у Флавия. Первосвященник Оний II, — рассказывает он, — был человек корыстолюбивый, и поэтому не внес подати, которую предки его обыкновенно платили из собственных средств в размере 20 талантов серебра. Некий Иосиф, сын Тобия, получил за высокую цену право на откуп подати с областей Самарии, Келесирии, Финикии и Иудеи; эту подать царь ежегодно предоставлял наиболее влиятельным лицам в городе (Иуд. древн., XII, 4, § 1). Селевкид Антиох III Великий, завладев Иудеей, постановил «пусть совет старейшин, священнослужители, ученые при храме и певчие будут освобождены от подушной, коронной и всякой другой подати. A для того чтобы город (Иерусалим) скорее успел отстроиться, я освобождаю постоянных жителей от всех повинностей в течение трех лет. Равным образом, и впредь мы освобождаем от третьей части всех налогов, пока жители не оправятся от понесенных ими убытков» (Иуд. древн., XII, 3, § 3). Дмитрий, сын Селевка, желая снискать дружбу Ионатана Хасмонея, обещал ему за верность следующие льготы: «Я освобожу вас от большинства налогов и сборов, которые вы платили прежним царям и мне, и слагаю с вас теперь все налоги, которые вы обыкновенно платили. Кроме того, я с вас слагаю сборы за соль и государственный налог в пользу короны, также освобождаю вас с сего дня от платежа третьей части злаков и половинной части древесных плодов. Равным образом, я отныне и навеки слагаю с вас подушную П., которую каждый из жителей Иудеи, равно и жители трех топархий, Самарии, Галилеи и Переи, обязаны были платить мне. Город Иерусалим я объявляю… свободным… от десятины и от всех прочих поборов» (Иуд. древн., XIII, 2, § 2). Параллельно с Флавием, то же самое сообщает нам более древний источник, I кн. Маккавеев (10, 29; ср. 11, 34—35; 13, 37—39), но некоторые ученые считают это место в кн. Маккавеев вставкой позднейшего автора, для которого образцом служила организация податей в Римской империи (подробно об этом см. у Schürer’a, Gesch., I, 229, прим. 14). Во время римского владычества евреи наравне с прочими подданными империи должны были носить бремя различных податей: подушной подоходной, поземельной, так назыв. census, а равно сборов с домов, плодов, привозимых на рынок, и прочих платежей. Это было особенно тяжело для евреев, которые, кроме того, должны были давать на содержание храма и священнослужителей в Иерусалиме. К этому следует еще прибавить косвенные налоги в виде пошлины, неправильно и жестоко взимавшиеся с населения. Но евреи часто освобождались от подати, в целом или в части ее; сложение подати обыкновенно служило орудием в руках властителя для политических целей. Помпей — рассказывает Флавий — наложил дань на Иудею и Иерусалим (Иуд. война, I, 7, § 6; Древн., ХIV, 4, § 4). Но Гай Цезарь, с согласия римского сената, предоставил разные льготы евреям в податном отношении. Заключив союз с Гирканом, он издал следующий эдикт: «Пусть будут иудеи освобождены в каждый второй податной год от взноса одного кора (пшеницы) и освобождены от других повинностей» (Иуд. древн., ΧΙV, 10, §§ 5, 6). Император Антоний, при назначении Ирода царем, наложил на него дань (Appian, Civ., V, 75). Не установлено, однако, продолжал ли Ирод платить дань и при преемниках Антония (Schürer, Gesch., I, 529, прим. 89). Во всяком случае, подати, взимавшиеся в Иудее при Ироде, не были общеимперскими, так как Ирод мог увеличить их или уменьшить по своему усмотрению. С целью вернуть себе утраченное расположение граждан Ирод однажды освободил своих подданных от третьей части подати под предлогом, чтобы люди оправились от неурожая (Иудейские древности, ХV, 10, § 4). Вообще же Ирод облагал народ обременительными налогами. Агриппа Великий и его сын, Агриппа II, истощили сборами население области Батанеи, раньше освобожденной Иродом от подати. Но все они уступали в жестокости римлянам, которые чрезвычайно обременяли народ налогами (Иудейские древности, ХVII, 2, § 2). Подати, взыскивавшиеся в Иудее римской властью, были общего характера, а не специально-еврейские. Иудея лишь выделялась как особая административная единица. С разрушением Иерусалима римским императором был введен первый специально-еврейский налог, известный под названием «fiscus judaicus». На евреев во всех местах их жительства была наложена поголовная подать в размере двух драхм в год в пользу храма Юпитера Капитолийского — это тот налог, который прежде взимался на нужды иерусалимского храма (Иуд. война, VII, 6, § 6; Дион Каcсий, LXVI, 7). Налог строго взыскивался Домицианом (Светоний, Domit., 12). Преемник его, Нерва, хотя и не уничтожил этого налога, но не принимал никаких заявлений, доносов и жалоб на евреев по поводу fisci judaici (Дион Кассий, LXVIII, 1; Schürer, l. с., II, 260). Этот налог существовал еще долгое время (Ориген, Epist. ad African., § 14). В эпоху первых веков христианства евреи подлежали, наравне с прочими подданными, общим государственным законам о подати как в Палестине, так и в Вавилонии. — Способ взимания подати в разные периоды был различный. При Птолемеях в Палестине существовала система отдачи подати в откуп, в римском императорском периоде подушная и поземельная подать взимались имперскими чиновниками: в сенатских провинциях квестором, а в императорских — прокуратором (Marquardt, Staatsverwalt., II, 303). Иудея, входившая в состав последних, платила подать прокуратору, и только пошлины отдавались в откуп (см. Мытари). По предположении Шюрера, иерусалимский синедрион был ответствен за поступление подати. Так, при Агриппе II представители народа и члены совета разделили между собой деревни и начали собирать дань; вскоре были собраны недостававшие еще к уплате 40 талантов (Иуд. война, II, 17, § 1).
Ср.: Schürer, Gesch., Index, s. v. Steuerwesen, там указана обширная литература; Goldschmid, Les impôts et droits de douane en Judée sous les Romains, Rev. Et. Juiv., ХХХIV, 192—217.
 
{{ЕЭБЕ/Подпись|А. К.|3.}}
А. К.
 
Раздел3.
 
Податное обложение евреев в Западной Европе и Польше. Евреи вступают в средние века как cives Romani; после ассимиляции романских и германских племен они становятся чужими, выброшенными за пределы племенных законов, дающих защиту жизни и имущества. Они — «vogelfrei» и должны искать специальной «защиты» (Frieden), чтобы избегнуть роковых последствий своего публично-правового положения. Они уходят тогда под покровительство территориального властителя, признают его патронат над собой и приобретают таким образом право на жизнь. Еврей обязан платить своему патрону за предоставленную ему охрану известные годовые пошлины. По размерам своим они имеют только символическое значение подданства (они сравнительно незначительны); однако это имеет и принципиальное значение, что делается заметным при обращении еврея в христианство, когда в пользу прежнего патрона переходит, как вознаграждение за потерянные пошлины, все имущество или наследство, которое должно было бы принадлежать вновь обращенному. Такова была теория П. О. евреев в Европе вообще; другой характер оно имело в Испании во время арабского владычества. Податная система исходила здесь из религиозной точки зрения. Евреи — иноверцы и не пользуются, следовательно, покровительством ни Аллаха, ни его земного наместника. Но они могут приобрести это покровительство, купив его ценой личной подати. И уже Магомет устанавливает, что каждый взрослый еврей (или христианин) без различия пола и состояния (и свободный, и раб) обязан платить за упомянутое покровительство полный динарий с головы. Податное обложение еврейского имущества (преимущественно земельного), так называемый charabsch, точно так же основано на взгляде, что всякая земельная собственность принадлежит, по Корану, Аллаху и его земному наместнику, халифу; «харач» должен быть знаком признания этого верховного права собственности. — С развитием феодальной системы в христианской Европе публично-правовое положение евреев становится более сложным. Вследствие усиливающихся религиозных притеснений, защита, в форме так называемого «права гостеприимства», недостаточна, и, вместе с тем, становятся недостаточными те пошлины, которые до сих пор имели только символическое значение. Истощаемые постоянными войнами из-за верховной власти, короли и князья нуждаются в средствах. Еврей становится servus camerae, подданным сокровищницы своего патрона, он — королевская или княжеская регалия, эксплуатируемая наравне с другими регалиями (монополия казны). Вот как это обосновывает теория Фомы Аквината: «Евреи являются предметом свободного распоряжения со стороны патрона, который может поступать с ними как с рабами, будучи ограничен только обязанностью оставить им средства к жизни. Евреи не имеют никаких прав на свое имущество, так как оно возникло из ростовщичества и должно быть возвращено должникам. Князь или король, позволяя евреям жить ростовщичеством, принимает на себя обязанность вернуть потерпевшим должникам их имущество (restitutio in integrum), и для выполнения этого он вправе извлекать от евреев чрезвычайные доходы» (De regimine Judaeorum). Но фактически не было случая, чтобы патроны думали об обязанности вернуть своим христианским подданным взятые у евреев деньги. Вернее соответствуют действительности те взгляды, лежащие в основе податного обложения евреев, которые высказали, ничем их не прикрывая, Людовик Баварский в 1343 г. и бранденбургский маркграф Альбрехт III Ахилл в 1462 г. Согласно их заявлениям, еврейские подати являются как бы вознаграждением за то, что патрон не пользуется своим правом убивать и грабить евреев. Так рассуждали светские владетели. Церковные магнаты, с одной стороны, желали специальными еврейскими податями подчеркнуть блеск христианства, с другой же стороны, они заботились о том, чтобы евреи платили десятину в том случае, если приобретают от христиан владения, на которых лежала эта церковная подать (67-й канон Латеранского собора 1215 г.). Как евреи сами смотрели на эти подати, видно из слов Исаака Царфати в его окружном послании 1454 г. «К чему еврею все его сокровища? — Он их хранит разве только на случай несчастия. Придет день — и они будут разграблены».
Ср.: кроме указанных в тексте сочинений, Областной архив в Кракове (Archiwum Kraj. Krakowskie), Varia 23a и 21; Castrensia Leopol. 1593 (т. 348, стр. 1392); Volumina legum, passim; Русско-еврейский Арх. Ι, II и III; Регесты, I, II и III (печатается); Областной пинкос Ваада главных еврейских общин Литвы; Zródła dziejowe, VIII и IX; Bersohn, Dyplomataryusz Żydów w Polsce; Balaban, Żydzi lwowscy na przełomie XVI и XVII w., 1906; Lewin, Gesch. d. Jud. in Lissa, 98—117 (о разных податях; особый интерес представляет так назыв. Pardonsteuer — подать с товаров, взимавшаяся особым сборщиком); A. Harkavy, Chadaschim gam Jeschanim, приложение к VII т. евр. перевода Греца (между прочим здесь приводится постановление Ваада четырех стран 1606 г. о денежном подношении королю под названием Szpilkowe); Nusbaum, Hystorya Żydów, V, 68—69; Smoleński, Stan i sprawa Zydów w Polsce w XVIII wieku; J. Buzek, Wpływ polityki źydowskiej rządu austryackiego w latach 1772—1788 etc., в Czasopismo prawniczne i ekonomiczne, 1903, 91—13; см. еще литературу в ст. Англия, Германия, Франция, Богемия.
 
{{ЕЭБЕ/Подпись|И. Шиппер.|5.}}
 
Раздел5.
 
В России. В первое время по переходе Белоруссии от Польши к России (1772 г.) евреи составляли группу подданных, не входивших в состав других сословий. Поэтому для них была установлена подать в особом размере. Когда же евреи были включены в купечество и мещанство, они стали платить подать в том же размере, что и прочие, о чем и последовал указ 3 мая 1783 г.: мещане платили подушную подать, а купцы известный процент с объявленного капитала. Русское купечество вместо натуральной воинской повинности уплачивало за каждого причитавшегося рекрута по 500 руб.; такая же сумма была наложена на еврейское купечество, а равным образом и на евреев-мещан, не отбывавших натуральной воинской повинности. Правда, в 1794 г. для евреев была введена подать в двойном сравнительно с христианами размере, по-видимому, с той целью, чтобы неимущие евреи направились в пустынную Новороссию, где существовали льготы, но около 15 лет спустя двойной размер был отменен. Подать с евреев взимали кагалы (правила 1781 г. о приходно-расходных книгах, § 7), которые были ответственны за правильное поступление денег. Когда же евреи, в качестве мещан и купцов, превратились (1783) в равноправных членов городского торгово-промышленного сословия, подать с евреев стала поступать в общие учреждения, минуя кагалы, и тогда еврейское население освободилось от круговой поруки. То было смутное время: религиозная борьба между хасидами и миснагдами отражалась на различных сторонах еврейской жизни. Утрата кагалом права раскладки подати, права, которым он подчас злоупотреблял и пользовался для преследования противников, грозила его могуществу; между прочим, кагал лишался средств, необходимых для борьбы. И потому представители белорусского господствовавшего еврейского класса стали хлопотать о предоставлении кагалу права раскладки подати. Просьба была удовлетворена (Полн. собр. зак., № 16391). Возвращенное кагалам право раскладки подати, несомненно, сыграло роль в религиозной борьбе, с особой силой разгоревшейся в конце XVIII в.; иллюстрацией в этом отношении могут служить неурядицы в виленском кагале, где был сосредоточен главный штаб миснагдим; кагал, истратив много средств на религиозную борьбу, не доплатил казне тринадцать тысяч злотых; этот недобор был сначала наложен на кагальных старшин, но потом, по просьбе последних, перенесен на все население; тогда хасиды пообещали, по-видимому, что если в кагал будут избраны хасиды, они добьются того, что недостающие деньги будут взысканы с прежних старшин; хасидам удалось ввести в виленский кагал нескольких из своих сторонников, а дело о 13000 злотых завершилось тем, что сенат постановил взыскать их с виновных старшин. Кагалы взимали подать в виде прямого налога; но порой прибегали и к косвенным налогам, пользуясь коробочным сбором (см.). Так, в 1797 г. минский кагал обратил коробочный сбор на уплату государственных повинностей; вскоре коробочный сбор был увеличен, так как не хватало средств, чтобы платить подати за неимущих. В Шклове часть коробочного сбора также обращалась на уплату податей. Хотя коробочный сбор, тяжким бременем ложившийся на народную массу, достигал значительных сумм, все же за еврейским населением числились недоимки, все более возраставшие; это объясняется тем, что, помимо злоупотреблений, внутренние нужды общин (культ, благотворительность) были велики. Следует отметить, что евреи, жившие во владельческих имениях, сильно страдали от поборов помещиков; дошло до того, что император Павел I приказал (1800) принять меры, чтобы евреи «не были отягощаемы излишними поборами и налогами от владельцев». Непомерные сборы привели массу в бедственное состояние — кагалы и состоятельные классы должны были поэтому стремиться к тому, чтобы неимущие не попадали в ревизские сказки. Правительство это знало, и после 7-й ревизии, «приняв в уважение бедное состояние евреев, не показанных в ревизских сказках», государь, возложив на кагалы обязанность привести в известность численность еврейского населения, повелел освободить евреев от взысканий, установленных за утайку, а также выпустить евреев, взятых под стражу за прописку (1817). Тогда обнаружилось новое явление — чтобы не нести излишнего податного бремени, кагалы стали отказывать дряхлым и убогим в приписке, вследствие чего сенат потребовал (1819), чтобы дряхлые и убогие причислялись к тем обществам, «к коим они по родству принадлежат». Это еще больше обременяло еврейские общества, к которым теперь было вновь приписано свыше 130 тысяч лиц, неспособных к заработку. Подольский губернатор свидетельствовал в это время (1825), что «еврейские общества находятся вообще в весьма бедном положении, а особливо живущие во владельческих местечках». Несмотря, однако, на то что бедность еврейского населения была очевидна, принимались меры для обеспечения правильного поступления подати. В 1827 г., при введении для евреев натуральной воинской повинности, еврейским обществам было предоставлено сдавать в рекруты всякого неисправного в уплате подати (что открыло простор для злоупотреблений). — Так как купцы-евреи были свободны от подушных податей, то за правильное поступление таковых они официально не несли ответственности; но фактически, хотя бы путем коробочного сбора, они уплачивали подать за неимущих, а правительство, ссылаясь на то, что «еврейские купцы и мещане по учению их веры составляют одно общество», обязало (1831) евреев-купцов участвовать в платеже податей и повинностей за мещан того города, к которому приписаны, если уплачиваемые ими гильдейские повинности меньше той суммы, которую приходится платить мещанам, ответственным за неимущих (позже отменено). — В 20-х годах в правительственных кругах возникла мысль воспользоваться коробочным сбором в целях взимания подати с евреев; был даже издан закон (1826), сейчас же, однако, отмененный, чтобы коробочные сборы шли на уплату подати не только за неимущих и дряхлых, но, если окажется остаток, то и за состоятельных. Подати, впрочем, не всюду уплачивались из коробочного сбора; так, из 135 общин Подольской губернии в 130 кагалах для указанной цели прибегали к подушной раскладке; то же было и в Волынской губернии, где позже, наоборот, сбор был обращен преимущественно на уплату подати. По подсчету, произведенному в начале 30-х годов, земские повинности и другие казенные сборы с евреев составляли около 3500000 руб.; частью коробочного сбора, достигавшего суммы в 3200000 руб., погашались казенные подати, но и при этом внешние и внутренние сборы достигали около шести миллионов рублей; некоторые данные позволяют думать, что работоспособный глава семьи в среднем уплачивал около 65 руб. в год. — В начале 30-х годов министр финансов Канкрин приступил к разработке Положения о коробочном сборе в целях «вящего обеспечения следующих казне с евреев податей, столько и для самого облегчения их в уплате оных»; в связи с этим было предположено обратить суммы коробочного сбора, главным образом, на уплату подати; с другой стороны, министр внутренних дел Блудов находил, что евреи должны уплачивать подать на тех же основаниях, как и прочее население, не прибегая к коробочному сбору. В это время известный общественный деятель Штерн (Одесса) представил правительству записку, в которой указывал, что евреи издавна выплачивают подати и выполняют повинности только путем косвенных (коробочный сбор), а отнюдь не прямых налогов, благодаря чему евреи не подвергаются суровым принудительным мерам, сопровождающим обычно взимание подати. В результате было постановлено (Положение о коробочном сборе 1844 г.), что подать и повинности выплачиваются в известной мере суммами коробочного сбора. Указанное правило привело к тому, что хотя евреи, в своей значительной части принадлежавшие к мещанству, облагались личной податью, наравне с мещанами-христианами, еврейское население, благодаря коробочному сбору, оказалось как бы в льготных условиях в отношении способа уплаты П. Пользуясь правом обращать суммы коробочного сбора на пополнение податных недоимок за неимущих и убылых, а в случае образования остатков (закон 27 декабря 1847 г.) — оплачивать ими подать за целые общества, евреи, не исключая зажиточных кругов, часто погашали путем раскладки, т. е. личными взносами, лишь незначительную часть казенных сборов, остальную же часть подати обращали в недоимку, надеясь покрыть ее суммами коробочного сбора, упадавшего своей тяжестью преимущественно на народную массу. Таким путем на еврейских обществах накоплялись недоимки (в середине 50-х годов недоимки достигли восьми с половиной млн. руб.). Ввиду этого последовало Высочайшее повеление (27 декабря 1850 г.) с тех обществ, которые в течение года не покроют недоимок, брать за каждые две тысячи рублей новых недоимок по одному взрослому рекруту, не делая никаких вычетов из суммы недоимок, а взимая ее полностью; если же в течение ближайшего года недоимка не будет погашена, брать нового рекрута (сенатский указ 16 апреля 1852 г.; отменено в 1856 г.). — В 1863 г. подушная подать с городских обывателей была отменена; остались лишь подушные земские повинности, которые покрывались, главным образом, суммами коробочного сбора (в 1868 г. по Киевской губернии земский сбор с евреев был исчислен в сумме ста тысяч рублей; в это время из коробочного сбора было ассигновано на покрытие земского сбора около 80 тысяч руб., часть 10%-ных отчислений на губернские надобности и часть остатков коробочного сбора); в конце 80-х годов последовала отмена взимания подушной П. со всех разрядов населения Империи. См. Гелейт-цолль, Коробочный сбор, Кошерный сбор.
Ср.: Ю. Гессен, Евреи в России, стр. 167, 205, 212, 362 и сл.; его же, К истории коробочного сбора в России, СПб., 1912; Леванда, хронологический сборник законов etc.
 
{{ЕЭБЕ/Подпись|Ю. Г.|8.}}
Ю. Г.
 
Раздел8.
 
[[Категория:ЕЭБЕ]]