ЕЭБЕ/Ковна: различия между версиями

15 байт добавлено ,  6 лет назад
м
→‎top: ЕЭБЕ с помощью AWB
м (качество статьи)
м (→‎top: ЕЭБЕ с помощью AWB)
'''Ковна''' — в эпоху Речи Посполитой город Полоцкого воеводства, Ровенск. повета. В эпоху позднего средневековья здесь находилась контора Ганзейского союза. К. вела тогда оживленную торговлю с Данцигом, и в этой торговле евреи принимали деятельное участие. Общение с Ганз. союзом, не терпевшим в своих областях евреев, отразилось, по-видимому, на отношении к ним ковенских мещан. Этим, быть может, объясняется то, что вел. кн. Александр запретил в 1472 г. впускать евреев в К. Тем не менее, евреи и впредь — в 16 в. приезжали для торговли в К., хотя постоянно встречали недоброжелательство со стороны ков. купцов, о чем свидетельствуют многие документы той эпохи. Кроме хлеба, важным предметом торговли был, между прочим, лес. Является ли упоминаемый в документе 1559 г. ковенский аптекарь Давид жителем К., более чем сомнительно, ибо других следов существования в К. евр. поселения нет. Наоборот, известно, что в 1579 г. троцкие жители римского и греческого закона, «а также войт еврейский со всеми евреями и татары троцкие» жаловались Стефану Баторию на то, что ков. мещане запретили им приезжать в К. и заниматься торговыми делами, хотя издавна троцкие евреи пользуются этим правом; король приказал тогда не чинить евреям препятствий, но в 1589 г. такая жалоба была повторена войтом троцких евреев Ароном Шоломовичем от себя «и от всей братии своей, жидов троцких». Что евреям было запрещено селиться в К. еще в конце 17 в., видно из того, что Ян III Собеский, согласно старинным привилегиям К., строго запретил (1682) евреям жить в К., а тем более заниматься торговлей. Только в начале 18 в. состоялось соглашение между евреями и мещанами К., в силу которого первые, получив право жить и заниматься торговлей, взяли на себя обязанность уплачивать пятнадцатую часть городских налогов и сборов. После, однако, договорные документы были утрачены, и мещане стали притеснять евреев. — Ср.: Baliński-Lipiński, Starożytna Polska, IV; «Регесты», I; «Русско-Еврейский Арх.», Ι — II; Keneset Israel, 1886, 57.
 
{{ЕЭБЕ/Подпись|М. В.|5.}}
М. В.
 
Раздел5.
 
Со времени перехода К. под русскую власть. — Присоединенная к России в 1795 г., К. была назначена в 1796 г. уездным городом Виленской губернии (с 1797 по 1802 гг., Литовской губернии), а в 1842 г. губернским городом вновь образованной губернии. — В К. издавна происходила борьба христиан с евреями (см. выше). По жалобе христиан литовский надворный суд декретом 14 сентября 1753 г. предписал «очистить от жительства евреев все городские земли и места, кому бы они ни принадлежали». При этом декрет гласил, что его сила не распространяется на старостинские замковые дома, вследствие чего староста «по выводе евреев из города, поселил их на грунтах старостинских», находившихся в городе, и христианское общество не выразило против этого протеста. Но в 1761 г. оно выгнало евреев со старостинской земли (В 1766 г. в ков. кагале числилось 969 плательщиков подушной подати). Однако в 1782 г. надворный асессорский суд предоставил старосте вернуть изгнанных евреев и постановил, чтобы христиане возвратили евреям отнятые у них дома, присудив в пользу евреев с христиан за убытки 15000 польских злотых. Одновременно суд подтвердил, что евреи, живущие на старостинской земле, имеют право во время торгов покупать в городе К. на рынке съестные припасы для собственной надобности, а во время ярмарок вести торг, содержать лавки и шинки. В силу этого декрета в 1783 г. еврейские дома, занимавшие две улицы: Замковую и Повилейскую, «со всей их окрестностью, обширностью, со строением и огородами» были переданы обратно евреям. В память этого события некий Самуил га-Катан, виленский уроженец, написал «мегиллу», датированную 1 Адара II 5543 (1783). В ней сообщается, что когда в 1753 г. евреи были удалены из К., они нашли убежище в слободке Ви(о)льямполь; братья р. Моисей и Аарон Соловейчики построили тогда здесь большую синагогу. По словам автора, изгнание евреев в 1761 г. со старостинской земли сопровождалось погромом евреев и сожжением их домов; виновником этого несчастья был городской голова Прозер, не дозволявший городскому населению защищать евреев от погромщиков. — Уже вскоре по возвращении на старые места евреи перешли границы Замковой и Повилейской улиц и стали владеть домами в разных местах города; такое нарушение запрета вызывалось как потребностями окрестных евреев, так и интересами христиан, связанных с евреями деловыми сношениями. И в этом случае бессильны были как декреты судов, так и «протестация» кагала (31 октября 1792 г.) в земском ковенском суде, имевшего, очевидно, причины быть недовольным тем, что христиане отдавали евреям дома в запретных улицах.