ЕЭБЕ/Италия: различия между версиями

31 байт добавлено ,  6 лет назад
м
→‎top: ЕЭБЕ с помощью AWB
м (качество статьи)
м (→‎top: ЕЭБЕ с помощью AWB)
— Ср.: Hausrath, Neutestamentliche Zeitgeschichte, 2-е изд., 1875, 383—91; Berliner, Gesch. d Jud. in Rom.; Vogelstein-Rieger, Gfesch. d. Jud. in Rom; Güdemann, Erziehungswesen, т. II; S. Bernfeld, Kämpfende Geister im Judentum (для 16, 17 и 18 вв.), Берлин, 1907.
 
{{ЕЭБЕ/Подпись|С. Бернфельд.|5.}}
 
Раздел5.
 
''Италия с 1815 по 1910 г.'' — Дарованная Наполеоном эмансипация оказалась крайне непродолжительной, и Венский конгресс, реставрировав старые европейские правительства, лишил и евреев всего того, что им было даровано французским императором. И. снова превратилась в ряд самостоятельных и отдельных государств; она сделалась лишь географическим обозначением многих государств и даже провинций различных государств вне Апеннинского полуострова (Австрия). Возврат к прошлому в общем отразился крайне печально на положении итальянских евреев; однако нельзя утверждать, чтобы временное уравнение их в правах прошло совершенно бесследно. Как правительства отдельных государств, так и народные массы, на опыте убедившись в полной возможности предоставления евреям всех прав без всякого ущерба для интересов государства, стали считать, что вопрос об уравнении евреев должен быть поставлен на очередь дня. Отдельные правительства шли по пути частичной эмансипации даже довольно смело. Так, возвращенные к власти великие герцоги Тосканы, где и раньше евреям жилось сравнительно легко, теперь стали относиться к ним еще мягче, допуская их ко многим занятиям и закрыв евреям лишь доступ к военной и государственной службе. Не только врачам была предоставлена возможность жить вне гетто, но даже лавочникам разрешалось открывать всякого рода магазины вне черты гетто; им запрещалось лишь проживать вне гетто. Такие факты, в виде исключения, имели место и ранее революции, теперь же это сделалось явлением обыденным, притом не только в крупных центрах, но и в мелких городах Тосканы. Евреям не чинилось также никаких препятствий в смысле отправления богослужения; особенно благоприятно было их положение в Ливорно, где никогда не было отдельного гетто и где теперь евреи даже заседали в торговой палате. Даже в великом герцогстве Пармском, столь враждебно относившемся некогда к евреям, их положение после Реставрации стало сравнительно весьма благоприятным, и великая герцогиня Мария-Луиза предоставила им право постоянного жительства, хотя ранее они могли пребывать лишь в течение 24 часов. В той части И., которая находилась под властью Австрии (в Ломбардо-Венецианской области), евреи также не были лишены всех благ, полученных ими от Наполеона I. Миланское правительство (евреи снова стали жить в пределах Милана со времени его перехода к Австрии в 1714 г.) опубликовало в 1817 г. декрет, подтверждавший распоряжение итальянского правительства от 1803 г., коим запрещалось обращать в христианство еврейских детей. В королевстве Обеих Сицилий (т. е. в Неаполе и Сицилии), в эпоху Наполеона, поселилось около двух тысяч евреев, которые с падением Наполеона стали скрывать свое евр. происхождение и таким путем имели возможность спокойно проживать даже в период господства Бурбонов, хотя, конечно, не могли образовать отдельные общины. Напротив, в Сардинском королевстве (Лемонт, Генуя и Сардиния) положение евреев с 1815 г. было крайне печально. Король Виктор-Иммануил (1814—1821) восстановил почти целиком все ограничительные относительно евреев меры, которые существовали здесь до революции, за исключением, впрочем, ношения особого отличительного знака, уничтоженного в силу закона 1816 г. Тогда же король разрешил евреям занятие различными ремеслами, строго запретив им, однако, даже временное проживание вне гетто, покупку недвижимого имущества, посещение университетов и общественных школ, а также государственную и общественную службу, причем было определенно указано, что евреи не могут быть приняты ни на какую коммунальную должность. Еще хуже было положение евреев в Папской области, где им ставились на каждом шагу всевозможные затруднения. Уже папа Пий VII (1814—1823) снова устроил в Риме гетто и заставил всех евреев, имевших лавки вне пределов гетто, немедленно закрыть их. Дальнейшие репрессивные меры были изданы при папе Льве XII (1823—1829), который думал путем систематической травли евреев положить конец тому сильному брожению умов, которое охватило Папскую область в дни правления Льва XII. Он был одним из тех гонителей свободы, которые путем ограничения евреев в правах рассчитывали задушить и самую свободу; в связи с этим Лев XII отождествлял борцов за свободу с евреями, на которых воздвигались теперь всевозможного рода гонения уже за их сочувствие делу борьбы за осуществление прогресса в ходе истории. Лев XII возобновил все средневековые предписания пап, проникнутые грубым фанатизмом, теперь тем более тяжелым, что он не мог найти себе оправдания даже в настроении окружающей среды. Евреи были подчинены католическому духовенству, судившему их тем судом, который надолго остался в памяти народа, как явная насмешка над делом справедливости и правды. Папа запретил евреям не только держать христианскую прислугу, но и поручать христианину тушить в евр. доме свечу в субботу; евреям нельзя было владеть никакой недвижимой собственностью. Затем Лев XII расширил пределы римского гетто с тем, чтобы временно проживающие в Риме провинциальные евреи также жили в нем, потому что он лишил их права останавливаться где-либо за его пределами. В Ферраре и в Анконе евреев в 1826 году заперли в гетто. В 1827 году Лев XII восстановил давно забытую обязанность евреев присутствовать при произнесении монахами проповедей во время обращения какого-либо еврея в христианство. Политика Льва XII вызвала сильную эмиграцию евреев из Рима, и наиболее богатые из них поселились в тосканских и ломбардо-венецианских городах, где положение евреев было сравнительно благоприятно. Краткое правление Пия VIII (1829—1830) было ознаменовано рядом мер (июль 1829), еще более ограничивших ту сферу деятельности, где евреи и христиане могли сообща работать. Однако все эти ограничения евреев, сопровождавшиеся, впрочем, реакционными мерами и по отношению к христианам, не могли совлечь народное сознание с пути прогресса и направить по руслу религиозной ненависти. Итальянцы знали, что папа, борясь с евреями, в действительности намеревается нанести смертельные удары делу свободы, и с удвоенной энергией продолжали отстаивать дело национальной свободы, усматривая в евреях жертву клерикально-реакционной политики правительств раздробленной Италии. После смерти Пия VIII (10 декабря 1830 г.) в Риме возникли крупные беспорядки, свидетельствовавшие о стремлении народа вернуть стране те дни свободы, когда не было ни национальных ограничений, ни реакционной политики правящих пап. В крови удалось потопить первые беспорядки со времени Реставрации, но в 1831 г. возникли еще более крупные волнения, притом почти одновременно в различных местах Папской области и землях, находившихся под косвенным влиянием папского правления. В этом освободительном движении, плодами которого могли бы воспользоваться и евреи, последние естественно приняли горячее участие, и имя Сальватора Цаббака в Синигалии было тогда очень популярно в среде борцов за освобождение И. из-под ига папы. Временные правительства, провозглашенные во многих местах И., отменили, между прочим, старые законы о гетто и даровали евреям полную эмансипацию. Но торжество временных правительств было крайне непродолжительно; с помощью австрийских солдат во всей И. снова удалось восстановить старый режим, а вместе с ним и все старые о евреях ограничения, причем, как это всегда бывает при торжестве старого режима, начались усиленные репрессии, жертвой которых сделались и евреи. Впрочем, новых ограничительных мер против них не принималось. Папа Григорий XVI (1831—1846), нуждаясь в деньгах и желая получить от Ротшильда крупную ссуду, стал относиться к евреям с меньшим фанатизмом и в отдельных случаях обнаружил даже большую толерантность. Однако это не мешало ему изгнать евреев из Болоньи, где некоторые из них недавно поселились. В 40-х гг. положение евреев в Сардинском королевстве все еще было печально; евреям было запрещено принимать участие в финансовых операциях открытого в 1844 г. в Генуе банка. В тех же государствах, где их положение сейчас после Реставрации было сравнительно хорошее, оно и в 40-х гг. нисколько не ухудшилось. Так, великий герцог тосканский издал в 1847 г. особое распоряжение, что евреи имеют право пользоваться в школах теми субсидиями, которые выдаются некоторым студентам медицинского факультета; еще лучше было отношение к евреям со стороны австрийского правительства в Ломбардо-Венецианской области, где им разрешалось жить и вне пределов гетто, владеть всякого рода имуществом, заниматься всеми ремеслами и профессиями; лишь аптекарское дело было закрыто евреям. Постепенное улучшение в положении евреев вызывалось тем, что общественное мнение явно стояло на их стороне и требовало гражданской и политической эмансипации всех евреев. В 1836 г. Каттанео выпустил книгу под заглавием «Экономические исследования в связи с ограничениями евреев в правах», где доказывалось, что христианское общество терпит большой ущерб от существования всякого рода ограничений евреев и что с отменой этих ограничений выиграет прежде всего само христианское общество. — Влияние общественного мнения отразилось на политике папы Пия IX (1846—1878), который в начале своего правления обнаружил значительную толерантность по отношению к евреям. Он отменил ряд ограничений, разрешил наиболее видным членам римской общины проживать вне стен гетто и собирался даже совершенно уничтожить особый еврейский участок. В 1847 году, в виде опыта отмены гетто, он разрешил всем евреям жить в некоторых участках, расположенных недалеко от гетто; в то же время евреи были допущены в гражданскую гвардию и были освобождены от особой еврейской присяги. Широкие круги общества с большим сочувствием встретили мероприятия Пия IX, и евреи в Папской области, не говоря уже о других итальянских государствах, принимались в члены всяких общественных клубов и казино; правда, простой народ не всегда доброжелательно относился к тем евреям, которым удавалось занять более или менее видное положение либо в национальной гвардии, либо в других учреждениях, и даже нередко выражал свое неодобрение путем нападений на отдельных евреев; в общем, однако, папа поддерживался в своей толерантной политике всеми либеральными и образованными кругами общества, которые тогда держали в своих руках всю прессу и руководили общественными симпатиями и антипатиями. Огромное влияние на всю интеллигентную часть И. произвела книга Массимо д’Азельо «О гражданском равноправии евреев», написанная в 1847 г. и выпущенная в свет в 1848 г., накануне революционных событий этого года. В горячо и талантливо написанной книге своей д’Азельо от имени христианской религии, долженствующей проповедовать любовь, требует уравнения евреев в правах. Пример д’Азельо оказался заразительным, и вслед за ним появились другие писатели и политические деятели, энергично выступившие в защиту еврейской эмансипации. В 1848 г. даже один католический священник выпустил посвященную эмансипации книгу, где с большой горячностью защищалось дело освобождения евреев из-под гнета средневековых ограничений. В то же время в Риме на грандиозном народном митинге было высказано пожелание о даровании евреям равноправия. 17 апреля 1848 г. папа распорядился о снесении стен римского гетто, и толпа, руководимая демагогом Cicernacchio, первая бросилась исполнять волю папы. Однако и тогда в низах общества происходила агитация против евреев, принявшая формы незначительного евр. погрома, совпавшего с первым днем праздника Пасхи. Когда в 1849 г. в Риме была провозглашена республика, евреи получили все права, и два еврея (один от Феррары, другой от Болоньи) заседали в учредительном собрании. Это собрание уравнило евреев в правах, и факты из жизни придали этому официальному провозглашению эмансипации евреев серьезный характер, ибо немедленно на некоторые ответственные и почетные должности были избраны лица еврейск. происхождения; в римском муниципалитете в 1849 г. заседало 3 еврея, в феррарском — 4. В Тосканском великом герцогстве Леопольд II опубликовал 17 февраля 1848 г. «основной статут», коим евреям было даровано равноправие. В опубликованном сардинским королем Карлом-Альбертом 4 марта 1848 г. «основном статуте» говорилось, что помимо католической государственной религии, и остальные религии допустимы (tolerées) в стране, но о гражданских и политических правах евреев в этом законе ничего не говорилось. Однако вскоре благодаря отчасти агитации Роберта д’Азельо (брат Массимо д’Азельо, о котором говорилось выше) права евреев стали все более и более расширяться: 29 марта 1848 г. королевский декрет предоставил им гражданские права, а также возможность приобретения всех академических титулов; 15 апреля того же года они были допущены к военной службе, а 8 июня им были предоставлены и все политические права. Эмансипированные и пользовавшиеся в действительности всеми правами гражданства, евреи с большим воодушевлением вступали в ряды итальянских войск, боровшихся за свободу общества против Австрии. Большими группами они вступают как в национальную гвардию, так и в действовавшую на театре войны армию, и там, и здесь обнаруживают, одновременно с большой преданностью делу свободы Италии, удивительные мужество и храбрость. Кровью купили итальянские евреи свою свободу, но кровь эта была пролита не в грязных закоулках гетто, а на полях сражения; не от дубины изувера-фанатика пали первые свободные евреи Италии, а от вражеских пуль, идя плечо о плечо с братьями христианами и жертвуя жизнью за новую родину. В то же время евреи играли и крупную политическую роль, будучи избираемы на наиболее ответственные и трудные должности. Во временном правительстве в Венеции 1848 г. заседало два еврея: Леон Пинкерле был министром торговли, а Исаак Пезаро Маурогонато — финансов; много евреев было среди помощников членов временного правительства и министров и в других государствах И. Когда Карл-Альберт, вследствие понесенных поражений, отрекся от престола, который после него занял Виктор-Иммануил II, евреи храбро защищали от атаки австрийцев оставшуюся еще в руках итальянцев Венецию, причем павший в сражении Исаак Финци снискал славу одного из храбрейших итальянских воинов. Евреи Жак и Исаак Трев пожертвовали на военные нужды 100 тысяч франков. В обоих венецианских собраниях 1848 и 1849 гг. заседало 8 евреев-депутатов (среди них два раввина: Авраам Латтес и Соломон Ольнер). В то время в Венеции играл значительную роль Чезаре Леви, издававший смелую радикальную газету «II Liberto Italiano». В других местах И. евреи также принимали горячее участие, всюду выступая в защиту национальной свободы И. против Австрии и остальных чужеземных правительств, желавших силою навязать итальянским государствам такой режим, при котором объединение И. было бы невозможным. Когда Рим в 1849 году был осажден французами, желавшими вернуть власть над ним бежавшему в Гаэту папе Пию IX, два еврея заседали в комиссии, на обязанности которой было не допустить французскую армию в пределы Рима, объявленного тогда республикой. Повсеместное, за исключением Сардинского королевства, торжество реакции вызвало к жизни старые ограничительные по отношению к евреям законы. Один выдающийся римский еврей был приговорен к тюремному заключению за то, что пользовался услугами христианской прачки. В Ферраре евреи, члены клубов и казино, были приглашены в полицию и, под угрозой строгих административных наказаний, должны были отказаться посещать те учреждения, членами которых они в течении 2—3 лет состояли. Принявшие участие в освободительном движении евреи были либо изгнаны папой Пием IX из пределов Папской области, либо приговорены к тяжким наказаниям. Вернувшийся благодаря поддержке австрийских войск тосканский великий герцог отменил уже дарованный «основной статут», коим евреям была предоставлена эмансипация, и вернул их в положение, которое евреи занимали до опубликования статута. Правда, и тогда евреям Тосканы сравнительно с римскими порядками жилось легко, так что в 1850 г. в муниципальный совет Флоренции мог быть избран еврей Яков Лампронти. И даже в снова подпавших под власть Австрии Ломбардо-Венецианских владениях положение евреев было не так уже неблагоприятно, как этого можно было ожидать ввиду явно выраженного евреями сочувствия объединительным стремлениям И. Правда, участников революции 1848 года подвергли как в Венеции, так и в Милане, тяжким наказаниям, но эти наказания носили характер мести лишь по отношению к отдельным лицам, в той или иной степени скомпрометированным революцией; в законодательстве же о евреях не были сделаны никакие новые ограничения и даже старые толковались в более узком смысле. Провозглашенные в дни революции свобода и эмансипация евреев были отменены, и ходатайство в 1856 году Лелио де ла Торре в Вене о возврате им уже раз дарованного равноправия было отклонено, но, с другой стороны, евреям была фактически предоставлена широкая свобода в смысле выбора занятий и профессий, и к этому именно времени относится факт заполнения многих свободных профессий евреями. На государственную службу, однако, их все еще не принимали. — Единственным государством, даровавшим тогда евреям полную эмансипацию, была Сардиния, где в 1849 г. премьером был назначен горячий защитник еврейской эмансипации Массимо д’Азельо. Преемник д’Азельо, величайший государствен. деятель И., Кавур, также сочувствовал евреям, и его личный секретарь и интимный друг был Исаак Артом (см.), член одной из тех евр. семей, которая дала современной И. ряд выдающихся деятелей в различных областях. Когда началась война 1859 г., евреи опять с большим воодушевлением взялись за оружие в защиту свободы И. от посягательств на нее со стороны [[../Австрия|Австрии]]; народное движение, возникшее в связи с войной и вылившееся во многих местах в форму образования временных правительств, везде поддерживало, наряду с другими требованиями либерализма, и дело еврейской эмансипации, которое торжествовало с падением старого режима. Многие раввины, а также председатели общин, обратились к евреям с воззваниями об энергичном участии их в войне за освобождение, и евр. юноши массами вступали в армию, образуя иногда особые волонтерские отряды. В синагогах читались специальные молитвы за дарование победы франко-итальянской армии, сражавшейся против Австрии. Одновременно с этим евреи принимали горячее участие и в политической жизни страны, и членом временного правительства в Тоскане был назначен, в качестве министра финансов, Самсон д’Анкона. Когда Ломбардия благодаря победам Франции и Италии была отторгнута от Габсбургской монархии, в ней 4 июля 1859 г. была провозглашена эмансипация евреев. То же имело место в Модене (14 июня 1859) и в Романье (10 августа).
— Ср.: Zeitschr. für Demogr. und Stat. der Juden, 1905, январь; Censimento della popolazione del regno d’Italia al 10 febbraio, 1901, Рим, 1904.
 
{{ЕЭБЕ/Подпись|С. Л.|6.}}
C. Л.
 
Раздел6.
 
[[Категория:ЕЭБЕ]]