Вильям Вильсон (По; В.И.Т.)/ДО: различия между версиями

нет описания правки
Нет описания правки
Нет описания правки
Тяжелыя половинки дверей вдругъ раскрылись настежь съ такой силой и быстротой, что всѣ свѣчи потухли сразу, какъ по волшебному мановенію. Но при угасающемъ свѣтѣ мнѣ удалось замѣтить, что вошелъ какой-то незнакомецъ почти одного роста со мной, — плотно закутанный въ плащъ. Когда наступилъ полный мракъ, мы могли только чувствовать, что онъ находится среди насъ. Но раньше чѣмъ кто-либо изъ насъ пришелъ въ себя отъ удивленія, которое произвело на насъ это неожиданное вторженіе, мы услышали голосъ непрошеннаго гостя:
 
— «Джентльмены», сказалъ онъ ''очень тихимъ, но ясно различимым, хорошо мнѣ знакомымъ голосомъ,'' проникавшимъ до мозга моихъ костей, «джентльмены, я не буду просить у васъ извиненія за мое поведетеповеденiе, потому что поступая такимъ образомъ, я только исполняю мой долгъ. Вы безъ сомнѣнія, не знаете настоящаго нравственнаго облика лица, выигравшаго огромную сумму въ экарте у лорда Глендиннинга. Я хочу вамъ предложить очень легко—исполнимое и вѣрное средство для полученія очень важныхъ свѣдѣній по этому вопросу. Разсмотрите пожалуйста внимательно подкладку обшлага его лѣваго рукава и тѣ небольшіе свертки, которые вы найдете въ обширныхъ карманахъ его вышитаго халата».
 
Въ то время, когда онъ говорилъ было такъ тихо, что былъ-бы слышенъ шумъ отъ паденія булавки на коверъ. Когда онъ окончилъ свою рѣчь, онъ исчезъ также быстро, какъ и появился. Какъ мнѣ описать, что я чувствовалъ въ эту минуту? Нужно-ли объяснять, что я испыталъ весь ужасъ человѣка, на которомъ лежитъ пятно проклятія. Но мнѣ некогда было размышлять о своемъ положеніи. Нѣсколько рукъ ближе стоявшихъ лицъ грубо схватили меня въ то время, какъ другіе зажигали свѣчи. Меня стали обыскивать. Въ подкладкѣ рукава нашли всѣ главныя фигуры экарте, а въ карманахъ моего халата нѣсколько колодъ картъ совершенно такихъ-же, какими мы играли въ нашемъ кружкѣ, съ тою разницею, что мои были подобраны то есть края фигуръ были незамѣтно выгнуты по поперечной сторонѣ, а края простыхъ картъ — по длинѣ. Благодаря этому расположенію обыгрываемая жертва рѣжетъ обыкновенно колоду по долевой линіи, вслѣдствіе чего неизмѣнно даетъ фигуру въ руки противнику, между тѣмъ какъ шулеръ, рѣжущій колоду поперекъ даетъ своей жертвѣ только простую карту.