Страница:Андерсен-Ганзен 1.pdf/403: различия между версиями

Pywikibot touch edit
(Pywikibot touch edit)
Тело страницы (будет включаться):Тело страницы (будет включаться):
Строка 8: Строка 8:
 
Завязался разговор о дворянстве и о мещанстве, и, слушая пасторского сына, право, можно было подумать, что сам он не из мещан.
 
Завязался разговор о дворянстве и о мещанстве, и, слушая пасторского сына, право, можно было подумать, что сам он не из мещан.
   
— Большое счастье принадлежать к славному роду,{{нп}}— тогда самая кровь твоя как бы пришпоривает тебя, подгоняет делать одно хорошее. Большое счастье носить благородное родовое имя,{{нп}}— это входной билет в лучшие семьи! Дворянство означает благородство крови; это{{нп}}— чеканка на золотой монете, означающая её достоинство. Но{{нп}}теперь, ведь, в моде, и ей следуют даже многие поэты, считать всё дворянское дурным и глупым, а в людях низших классов открывать тем большие достоинства, чем ниже их место в обществе. Я{{нп}}другого мнения и нахожу такую точку зрения ложною. У{{нп}}людей высших сословий можно подметить много поразительно прекрасных черт характера. Мать моя рассказывала мне об одной, и я сам могу привести их много. Мать была раз в гостях в одном знатном доме,{{нп}}— бабушка моя, если не ошибаюсь, выкормила госпожу этого дома. Мать стояла в комнате, разговаривая со старым высокородным господином, и вдруг он увидал, что по двору ковыляет на костылях бедная старуха, которая приходила к нему по воскресеньям за милостыней. «Бедняга!» сказал он. «Ей{{нп}}так трудно взбираться сюда!» И{{нп}}прежде чем мать моя успела оглянуться, он был уже за дверями и спустился с лестницы. Семидесятилетний старик-генерал сам спустился во двор, чтобы избавить бедную женщину от труда подниматься за милостыней! Это только мелкая черта, но она, как «лепта вдовицы»,<ref>''[[w:Лепта вдовицы|Лепта вдовицы]]'' — выражение, означающее: жертва количественно малая, но большая по своей духовной (внутренней) ценности. ''(прим. редактора Викитеки)''</ref> шла прямо от сердца, из глубины человеческой души, и вот, на неё-то должен бы указать поэт, в наше-то время и следовало бы воспеть её! Это принесло бы пользу, умиротворило и смягчило бы сердца! Если же какое-нибудь подобие человека считает себя вправе{{нп}}— только потому, что на нём, как на кровной арабской лошади, имеется тавро{{нп}}— становиться на дыбы и ржать на улице, а, входя в гостиную после мещанина, говорить: «Здесь пахнет человеком с улицы!»{{нп}}— то приходится признаться, что в лице его дворянство пришло к разложению, стало лишь маской, вроде той, что употреблял Феспис.<ref>[[w:Феспис|Феспис]] и вся его труппа вымазывали себе лицо гущею. ''Примеч. перев.''</ref>}}
+
— Большое счастье принадлежать к славному роду,{{нп}}— тогда самая кровь твоя как бы пришпоривает тебя, подгоняет делать одно хорошее. Большое счастье носить благородное родовое имя,{{нп}}— это входной билет в лучшие семьи! Дворянство означает благородство крови; это{{нп}}— чеканка на золотой монете, означающая её достоинство. Но{{нп}}теперь, ведь, в моде, и ей следуют даже многие поэты, считать всё дворянское дурным и глупым, а в людях низших классов открывать тем большие достоинства, чем ниже их место в обществе. Я{{нп}}другого мнения и нахожу такую точку зрения ложною. У{{нп}}людей высших сословий можно подметить много поразительно прекрасных черт характера. Мать моя рассказывала мне об одной, и я сам могу привести их много. Мать была раз в гостях в одном знатном доме,{{нп}}— бабушка моя, если не ошибаюсь, выкормила госпожу этого дома. Мать стояла в комнате, разговаривая со старым высокородным господином, и вдруг он увидал, что по двору ковыляет на костылях бедная старуха, которая приходила к нему по воскресеньям за милостыней. «Бедняга!» сказал он. «Ей{{нп}}так трудно взбираться сюда!» И{{нп}}прежде чем мать моя успела оглянуться, он был уже за дверями и спустился с лестницы. Семидесятилетний старик-генерал сам спустился во двор, чтобы избавить бедную женщину от труда подниматься за милостыней! Это только мелкая черта, но она, как «лепта вдовицы»,<ref>''[[w:Лепта вдовицы|Лепта вдовицы]]'' — выражение, означающее: жертва количественно малая, но большая по своей духовной (внутренней) ценности. ''(прим. редактора Викитеки)''</ref> шла прямо от сердца, из глубины человеческой души, и вот, на неё-то должен бы указать поэт, в наше-то время и следовало бы воспеть её! Это принесло бы пользу, умиротворило и смягчило бы сердца! Если же какое-нибудь подобие человека считает себя вправе{{нп}}— только потому, что на нём, как на кровной арабской лошади, имеется тавро{{нп}}— становиться на дыбы и ржать на улице, а, входя в гостиную после мещанина, говорить: «Здесь пахнет человеком с улицы!»{{нп}}— то приходится признаться, что в лице его дворянство пришло к разложению, стало лишь маской, вроде той, что употреблял Феспис.<ref>[[w:Феспис|Феспис]] и вся его труппа вымазывали себе лицо гущею. ''Примеч. перев.''</ref>}}