Страница:Собрание сочинений Сенковского. т.2 (1858).djvu/206: различия между версиями

м
бот: замена шаблона: Гравис2
(шаблон ВАР)
м (бот: замена шаблона: Гравис2)
Тело страницы (будет включаться):Тело страницы (будет включаться):
Строка 1: Строка 1:
{{ВАР|{{Перенос2|про|званіе}} «глифическаго» или «живописнаго». Въ Гренландіи долго почитали его за руническія надписи, а въ Калифорніи туземцы и теперь увѣрены, что въ узорахъ этого минерала заключаются таинственные завѣты ихъ боговъ. Гилль, путешествовавшій въ Сѣверной Америкѣ, срисовалъ цѣлую стѣну одной пещеры, покрытой узорчатою кристаллизаціею сталагмита, чтобъ дать читателямъ понятіе объ этой удивительной игрѣ природы. Я покажу вамъ его сочиненіе, и вы сами убѣдитесь, что это не что{{гравис2}} иное, какъ сталагмитъ, особенный родъ капельника, замѣченнаго путешественниками въ извѣстной пещерѣ острова Пароса и въ египетскихъ гротахъ Самунъ. Кристаллизація полярныхъ снѣговъ представляетъ еще удивительнѣйшее явленіе въ разсужденіи разнообразности фигуръ и непостижимаго искусства ихъ рисунка....
+
{{ВАР|{{Перенос2|про|званіе}} «глифическаго» или «живописнаго». Въ Гренландіи долго почитали его за руническія надписи, а въ Калифорніи туземцы и теперь увѣрены, что въ узорахъ этого минерала заключаются таинственные завѣты ихъ боговъ. Гилль, путешествовавшій въ Сѣверной Америкѣ, срисовалъ цѣлую стѣну одной пещеры, покрытой узорчатою кристаллизаціею сталагмита, чтобъ дать читателямъ понятіе объ этой удивительной игрѣ природы. Я покажу вамъ его сочиненіе, и вы сами убѣдитесь, что это не что{{Гравис}} иное, какъ сталагмитъ, особенный родъ капельника, замѣченнаго путешественниками въ извѣстной пещерѣ острова Пароса и въ египетскихъ гротахъ Самунъ. Кристаллизація полярныхъ снѣговъ представляетъ еще удивительнѣйшее явленіе въ разсужденіи разнообразности фигуръ и непостижимаго искусства ихъ рисунка....
   
 
Мы были разражены въ прахъ этимъ нечаяннымъ изверженіемъ каменной учености горнаго чиновника. Мой пріятель Шпурцманнъ слушалъ его въ настоящемъ остолбенѣніи; и, когда Иванъ Антоновичъ кончилъ свою жестокую диссертацію, онъ только произнесъ длинное въ поларшина: {{lang|de|Ja}}!!!. Я сталъ насвистывать мою любимую арію:
 
Мы были разражены въ прахъ этимъ нечаяннымъ изверженіемъ каменной учености горнаго чиновника. Мой пріятель Шпурцманнъ слушалъ его въ настоящемъ остолбенѣніи; и, когда Иванъ Антоновичъ кончилъ свою жестокую диссертацію, онъ только произнесъ длинное въ поларшина: {{lang|de|Ja}}!!!. Я сталъ насвистывать мою любимую арію: