Страница:Собрание сочинений Сенковского. т.2 (1858).djvu/113: различия между версиями

м
бот: замена шаблона: Гравис2
(шаблон ВАР)
м (бот: замена шаблона: Гравис2)
Тело страницы (будет включаться):Тело страницы (будет включаться):
Строка 1: Строка 1:
{{ВАР|{{перенос2|ошиба|юсь}}: можетъ-быть, я не то видѣлъ, и она вѣрна мнѣ по-прежнему?… Въ самомъ дѣлѣ, я не думаю, чтобы она могла любить кого-нибудь другаго, особенно такого вертопраха, каковъ Саабарабъ.... Впрочемъ, онъ красавецъ, знатенъ и наглъ: многія женщины отъ него безъ памяти.... Да и что{{гравис2}} значила эта рука въ его рукѣ?.. Откуда такая холодность въ обращеніи со мною?… Она даже {{опечатка2|не,|не}} спросила меня, когда мы опять увидимся!… Я приведу все это въ ясность. И если удостовѣрюсь, что она дѣйствительно презираетъ мою любовь, то клянусь солнцемъ и луною…! — Тутъ мои разсужденія были вдругъ остановлены: я упалъ на мостовую, разбилъ себѣ лобъ, и былъ оглушенъ пронзительномъ визгомъ придавленнаго мною человѣка, который кричалъ мнѣ въ самое ухо:—«Ай!… ай!… Шабахубосааръ!… сумасшедшій!… что{{гравис2}} ты дѣлаешь?… ты меня убилъ!… ты меня душишь!… Господа!… пособите!…»
+
{{ВАР|{{перенос2|ошиба|юсь}}: можетъ-быть, я не то видѣлъ, и она вѣрна мнѣ по-прежнему?… Въ самомъ дѣлѣ, я не думаю, чтобы она могла любить кого-нибудь другаго, особенно такого вертопраха, каковъ Саабарабъ.... Впрочемъ, онъ красавецъ, знатенъ и наглъ: многія женщины отъ него безъ памяти.... Да и что{{Гравис}} значила эта рука въ его рукѣ?.. Откуда такая холодность въ обращеніи со мною?… Она даже {{опечатка2|не,|не}} спросила меня, когда мы опять увидимся!… Я приведу все это въ ясность. И если удостовѣрюсь, что она дѣйствительно презираетъ мою любовь, то клянусь солнцемъ и луною…! — Тутъ мои разсужденія были вдругъ остановлены: я упалъ на мостовую, разбилъ себѣ лобъ, и былъ оглушенъ пронзительномъ визгомъ придавленнаго мною человѣка, который кричалъ мнѣ въ самое ухо:—«Ай!… ай!… Шабахубосааръ!… сумасшедшій!… что{{Гравис}} ты дѣлаешь?… ты меня убилъ!… ты меня душишь!… Господа!… пособите!…»
   
 
«Я вскочилъ на ноги, весь въ пыли и изумленіи среди громкаго смѣха прохожихъ и плоскихъ замѣчаній моихъ пріятелей, и тогда только примѣтилъ, что, обуреваемый страстью, я такъ быстро мчался по набережной, что затопталъ главнаго хухурунскаго астронома, горбатаго Шимшика, бывшаго нѣкогда моимъ учителемъ. Шимшикъ хотѣлъ воспользоваться появленіемъ кометы на небѣ, чтобъ на землѣ обратить общее вниманіе на себя. Ставъ важно посреди гульбища, онъ вытянулъ шею, и не сводилъ тусклыхъ глазъ своихъ съ кометы, въ томъ упованіи, что гуляющіе узнаютъ по его лицу отношенія его по должности къ этому свѣтилу;
 
«Я вскочилъ на ноги, весь въ пыли и изумленіи среди громкаго смѣха прохожихъ и плоскихъ замѣчаній моихъ пріятелей, и тогда только примѣтилъ, что, обуреваемый страстью, я такъ быстро мчался по набережной, что затопталъ главнаго хухурунскаго астронома, горбатаго Шимшика, бывшаго нѣкогда моимъ учителемъ. Шимшикъ хотѣлъ воспользоваться появленіемъ кометы на небѣ, чтобъ на землѣ обратить общее вниманіе на себя. Ставъ важно посреди гульбища, онъ вытянулъ шею, и не сводилъ тусклыхъ глазъ своихъ съ кометы, въ томъ упованіи, что гуляющіе узнаютъ по его лицу отношенія его по должности къ этому свѣтилу;