Генералиссимус Суворов (Петрушевский): различия между версиями

м
бот: замена шаблона: Акут2
[досмотренная версия][досмотренная версия]
мНет описания правки
м (бот: замена шаблона: Акут2)
 
В 1789 году на турок поднялась ещё Австрия, и Суворова переместили на другое место, в соседство с австрийцами, где войсками командовал принц Кобургский. В июле турки стали к ним придвигаться; принц спешно послал к Суворову просить подмоги. Суворов пошёл шибко и, несмотря на дурные дороги, пришёл так скоро, как его не ожидали. Русских пришло 7000, австрийцев было 18000; несмотря на это и на старшинство принца, Суворов стал распоряжаться, и принц не упрямился. Под Фокшанами произошло сражение, тянувшееся 10 часов; турки были разбиты наголову, хотя числом превосходили союзников почти вдвое, и понесли большую потерю людьми, пушками, скотом, обозами и разными запасами<ref>''[[w:Сражение под Фокшанами|Сражение под Фокшанами]]'' — сражение в ходе русско-турецкой войны 1787—1792 годов. ''(прим. редактора Викитеки)''</ref>. Государыня пожаловала Суворову бриллиантовый крест и звезду ордена Андрея Первозванного, да от австрийского императора он получил богатую табакерку. А в сентябре одержана Суворовым новая победа, ещё важнее, ещё блистательнее фокшанской. Как и в первый раз, принц Кобургский звал его к себе на помощь, потому что главная турецкая армия грозила раздавить австрийцев. Суворов не поверил полученной вести и пошёл лишь после второго зова, в чём и раскаялся тотчас же, потому, что дорога была ужасная, препятствий встретилось много и турки могли совсем уничтожить принца. К счастью союзников, турки не торопились и дали время Суворову прибыть вовремя: Но их скопилось тут больше 100,000, а союзники были в прежнем числе. т. е. 25,000. Принц Кобургский не соглашался атаковать неприятеля, как требовал Суворов, отговариваясь, большою несоразмерностью сил. Суворов спорил горячо и наконец объявил, что в крайнем случае атакует турок один, со своими 7000. Принц тогда нехотя согласился и молча уступил главное руководительство делом своему даровитому сотоварищу. Очень трудное было это сражение на реке Рымне и ручье Рымнике; с великими, чрезмерными усилиями досталась победа, правда полная и блестящая<ref>''[[w:Сражение при Рымнике|Сражение при Рымнике]]'' — одно из главных сражений Русско-турецкой войны 1787—1791 годов. ''(прим. редактора Викитеки)''</ref>. Турки потеряли тысяч 15 людей, целые стада скота, несколько тысяч повозок, сотню знамён, 80 пушек; у союзников потеря доходила едва ли до 1000. Принц и Суворов съехались после сражения и молча обнялись; с той поры они до самой смерти остались друзьями и принц в письмах к Суворову называл его «мой дивный учитель». Суворов получил графское достоинство с прозванием Рымникского, орден Георгия 1 класса, богатую шпагу, бриллиантовые эполет и перстень, а от австрийского императора титул графа Священной Римской империи. Принца Кобургского император произвёл в фельдмаршалы.
 
В следующем, 1790 году Суворов совершил ещё один военный подвиг, едва ли не славнее всех прежних. К концу года в руках турок оставалась на нижнем Дунае одна крепость — Измаил, которую необходимо было взять<ref>''[[w:Штурм Измаила|Штурм Измаила]]'' — осада и штурм в 1790 году турецкой крепости Измаил в ходе русско-турецкой войны 1787—1791 годов. ''(прим. редактора Викитеки)''</ref>. Потёмкин послал туда несколько отрядов, но над генералами головы не поставил, оттого они только спорили да препирались. Между тем была глубокая осень, наступило ненастное время, харчей стало не хватать, топлива тоже, появились болезни. Генералы решили разойтись на зимние квартиры. Но как раз перед тем Потёмкин положил — послать под Измаил Суворова и дать ему полную волю — брать ли крепость или уходить домой. Суворов собрался на новую службу мигом, выехал туда верхом, послал уходившим из-под Измаила войскам приказ — вернуться и 2 декабря приехал туда сам, с одним казаком, который вёз в узелке его багаж. Осмотревшись на месте, он увидел, что взять крепость — дело очень трудное. Крепостной вал Измаила тянулся на 6 вёрст, вышиной был до 3—4 сажен, глубина рва доходила до 4-х, а ширина до 6 сажен; на валах стояло больше 200 пушек; за валами сидело 35,000 вооружённых. А у Суворова насчитывалось не больше 30,000, да и то наполовину казаков, и не было вовсе больших пушек. И всё-таки, по мнению Суворова, решение было одно — штурм. Закипела работа: насыпа{{Акут2Акут}}ли для пушек окопы, готовили штурмовые лестницы, вязали фашины, учились по ночам штурмованию. Дан точный приказ, как вести приступ, и 11 декабря до света войска тронулись девятью колоннами на штурм. Упорное и кровавое было дело; войскам приходилось прибегать к нечеловеческим усилиям, чтобы взобраться на вал; связывать местами по две 5-саженные лестницы в одну; биться за каждый шаг в улицах, штурмовать чуть не каждый дом или же разбивать из пушек. Лишь в 4 часу дня было всё окончено: в крепости валялось до 25,000 убитых, пушек досталось почти 300, знамён ещё больше, лошадей до 10,000, судов 42. Да по жестоким обычаям времени шёл грабёж, продолжавшийся три дня. Русские потеряли убитыми и ранеными тоже немало: тысяч 7 или 8. Но зато дело было сделано громадное, небывалое, и на турок наведены ужас и оцепенение. Сама русская Государыня была как бы озадачена. Но тут Суворову не повезло: вместо звания фельдмаршала, на которое он рассчитывал, ему дана только почётная награда — чин подполковника Преображенского полка, в котором Государыня числилась полковником. Да ещё он рассорился с Потёмкиным в надежде на фельдмаршальство, и тот из прежнего покровителя сделался его врагом.
 
Опять наступило для Суворова тихое время, которое продолжалось три года с половиной. В этот период он командовал войсками сначала на севере России, в Финляндии, а потом на юге, в Новороссийском крае. Здесь и там он укреплял границы, строил крепости, казармы, суда, рыл каналы, чинил артиллерию, выделывал для построек кирпич, приготовлял известь. Кроме того, ему приходилось неусыпно заботиться об улучшении очень дурного состояния войск, об уменьшении побегов и смертности, о солдатском обмундировании, снаряжении и продовольствии, так как казну обкрадывали со всех сторон и нечестные люди наживались насчёт солдат без зазрения совести. Ко всему этому прибавились неприятности из Петербурга, от врагов Суворова, которых он выводил из себя злыми насмешками и издевательством. Тоскливо стало ему сидеть на деле, которого он не любил; его тянуло в поле, на боевую службу. Особенно хотелось ему помериться с французами, которые недавно произвели у себя государственный переворот, казнили своего короля и затеяли войну почти со всей Европой. Долго Суворов крепился, наконец не выдержал и подал Государыне прошение об увольнении его за границу, волонтёром в союзные армии, для войны с французами. Государыня отказала. Погодя Суворов просил о том же вторично, но и тут последовал отказ. Ему оставалось одно — заглушить все свои неудовольствия и неудачи любимым делом, усиленными занятиями с войсками. Он так и сделал, отдавшись вполне мирной службе, но вдруг судьба опять ему улыбнулась…
Русские войска чуяли в Суворове народного героя из ряда вон, воздавали ему победами и отвели ему в военной летописи особое место, выше всех прочих. На этом месте он и поныне остаётся одиноким; ровни ему до сей поры нет. Некоторое время его сохраняла даже народная память; имя его попадалось в песнях и проскочило в народные сказания, ныне исчезнувшие или исчезающие. Кончим наше повествование одной из этих легенд.
 
В дремучем лесу, среди болот, лежит огромный камень с пещерой внутри. В этом диком месте блуждают синие огни и носятся бледные тени; всегда здесь тихо и мертво{{Акут2Акут}}, только ворон по временам каркает, да раздаются подчас откуда-то жалобные стоны, вьётся орёл, успокаивая клёкотом своим старика, почивающего в пещере неземным сном. Через малое отверстие брезжит оттуда слабый свет неугасимой лампады и доносится глухое поминовение рабу Божию Александру. В пещере спит сам дедушка, склонив седую голову на уступ камня; давно он спит и долго спать будет. Лишь когда покроется русская земля от вражеского нашествия кровью боевому коню по щиколотку, — проснётся великий воин, выйдет из своей усыпальницы и избавит отечество от лютой невзгоды.
 
{{right2|<small>'''А. Петрушевский.'''</small>}}