Письмо Аппарата Совета Федерации от 10.01.2007: различия между версиями

Нет описания правки
(Новая: «{{Документ | ОРГАН = Аппарат Совета Федерации | ОРГАН2 = | СТРАНА = | ВИД…»)
 
При рассмотрении вопросов правопреемства нельзя не учитывать роль и значение обычных положений международного права, которые часто являются нормативным материалом для разработки международных договоров. Получая отражение в тексте международного договора, обычаи, таким образом, кодифицируются. Так, ряд положений Венских конвенций 1978 и 1983 годов, носят, безусловно, обычный характер, что подтверждается существующей международной практикой. Например, это характерно для нормы Венской конвенции 1978 года, согласно которой при объединении государств, международные договоры государств-предшественников становятся обязательными для государства-преемника, если иное не предусмотрено международным договором об объединении.
 
2. На странице 1 Справки, подготовленной для депутата Государственной Думы А. Н. Савельева (далее — Справка), утверждается, что с формально-юридической точки зрения Российская Федерация является правопреемником не только СССР, по и также Российской Республики (существовала с 1 сентября 1917 года по 25 октября 1917 года) и Российской Империи, Основанием для подобного утверждения, по мнению авторов Справки, является определение понятия «правопреемство государств», содержащееся в пункте в) статьи 1 Договора о правопреемстве в отношении внешнего государственного долга и активов Союза ССР от 4 декабря 1991 года, в соответствии с которым «правопреемство государств означает смену одного государства другим в несении ответственности за международные отношения какой-либо территории». В этой связи считаем необходимым сообщить следующее.
 
Во-первых, вышеприведенное определение впервые было закреплено не в вышеуказанном Договоре от 4 декабря 1991 года, а в статье 2 Венской конвенции 1978 года. Оно также содержится в статье 2 Венской конвенции 1983 года.
 
5. На странице 6 Справки утверждается, что в случае принятия Россией обязательств Российской Империи «может встать вопрос о принадлежности части острова Сахалин, островах Курильской гряды, входивших в состав Японской, а не Российской Империи». В последнем абзаце на странице 6 также указывается на то, что «признание правопреемства Российской Федерации от Российской Империи может повлечь за собой возникновение новых имущественных претензий со стороны других государств и отдельных частных лиц».
 
Как уже указывалось выше, в международном праве не существует автоматического правопреемства для государств за исключением правопреемства по вопросам государственных границ. Соответственно, к России могут перейти только те, права и обязанности Российской Империи, которые она согласиться принять. Примером такого правопреемства, как уже отмечалось, являются положения Соглашения от 27 мая 1997 года между Правительством Российской Федерации и Правительством Французской Республики об окончательном урегулировании взаимных финансовых и имущественных требований, возникших до 9 мая 1945 года, в соответствии с которым Россия согласилась принять на себя финансовые и имущественные обязательства Российской Империи перед Францией и выплатить ей 400 миллионов долларов США. Гипотетически Россия может также объявить о полном правопреемстве в отношении прав и обязательств Российской Империи. На практике, полагаем, это будет означать принятие Россией обязательств по международным договорам, заключенным до февраля 1917 года, которые могут выполняться в настоящий период и являются действительными в соответствии с современным международным правом.
 
Вместе с тем нельзя согласиться с выводом, сделанным в Справке, о том, что переход к России прав и обязательств Российской Империи может вызвать неблагоприятные для нее последствия, связанные с территориальными претензиями. Современное международное право полностью исключает возможность изменения государственных границ «по историческим основаниям». Неслучайно поэтому подпункт (а) пункта 2 статьи 62 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года предусматривает, что даже при коренном изменении обстоятельств, которое обычно является основанием для одностороннего выхода из международного договора, государство не должно прекращать свое участие в международном договоре, если он устанавливает границу.
 
Тот факт, что территория одного государства когда-то в прошлом (до принятия Устава ООН) принадлежала другому государству, ни в коем случае не может служить основой для предъявления претензий о ее возврате в настоящее время. Это противоречило бы таким фундаментальным принципам как территориальная целостность и нерушимость государственных границ, предусматривающих среди всего прочего, что изменения территорий государств и их границ могут происходить только в соответствии с международным правом (заключение международного договора, объединение, разделение, присоединение государств и т.д.)- В противном случае политическая карта мира постоянно претерпевала бы изменения и была бы крайне нестабильна. На этом основании Россия как правопреемник Российской Империи могла бы потребовать, например, включения в состав ее территории Польши и Финляндии, которые в прошлом входили в состав Российской Империи. Такое требование, разумеется, нельзя признать легитимным в свете норм и принципов современного международного права.
 
В отличие от территориальных претензий некоторые претензии имущественного или финансового характера, думается, могли бы быть предъявлены Российской Федерации со стороны бывших кредиторов Российской Империи в случае полного принятия ее прав и обязательств, так как международно-правовое регулирование обязательств, вытекающих из межгосударственных займов, кредитов и т.д. отличается от международно-правового регулирования государственных территорий и границ.
 
 
 
{{Подпись|Заместитель начальника Правового управления — начальник отдела|3. Б . Нигматуллина}}
</div>