ЕЭБЕ/Египет: различия между версиями

6 байт убрано ,  6 лет назад
оформление
(оформление)
'''Египет,''' {{lang|he|מצרים}}‎; по-греч. {{lang|grc|Αἴγυπτος}} (y Гомера, вероятно, видоизмененное египетское название Мемфиса — Ha(t)-ka-ptah; ср. ассирийское — Нikubta). — Сами египтяне называли свою страну Kemet, т. е. «черная страна» — от темного нильского ила. Чаще же всего он называется в египетских памятниках Touĭ, т. е. «две страны» (ср. двойств. форму евр. названия {{lang|he|מצרים}}‎) — указание на деление Египта на государства Северное и Южное. Поэтически в [[Библия|Библии]] эта страна иногда называется «Рагаб», {{lang|he|רהב}}‎, и «страна Хама», {{lang|he|ארץ חם}}‎ (Исаия, 30, 7 и др.; Пс., 105, 27 и др.). Под Египтом уже в глубокой древности подразумевалась удлиненная и сравнительно узкая полоса земли по обоим берегам Нила. Постоянно лишенная дождей, эта страна находилась в зависимости от разлива Нила и искусственной ирригации (ср. Второзак., 11, 10), хотя берег этой реки и ее Дельта (Нижний Египет) еще в глубокой древности отличались своей плодородной почвой. Как флора, так и фауна древнего Е. носила всецело африканский характер. Что же касается населения, то его этнический состав уже в древности представлялся весьма неясным. Указание Библии (Таблица народов — Бытие, 10, 6) на их хамитское происхождение, несомненно, правильно; современными изысканиями установлено только, что оно произошло от смешения с туземным африканским населением азиатских семитов, вторгшихся в Нильскую долину в доисторический период. В позднейшие времена жители Е. постоянно подвергались новым смешениям, не оставшимся без влияния на их тип. Древнейшая египетская раса называла себя «Romet», т. е. «люди», вероятно, в отличие от другой части населения, которое было недостойно этого названия. Как видно из изображений в красках на некоторых памятниках, цвет кожи у мужчин был темно-красный, у женщин — желтый. — Наиболее ранние египетские предания сообщают, что страна в политическом отношении распадалась на два царства — на царство Красной короны на севере и царство Белой короны на юге. По-видимому, объединение этих двух царств произошло еще задолго до правителя Менеса (около 3500 л. до хр. эры), которого позднейшие памятники Египта считали первым историческим царем. Другое подразделение страны на номы, или провинции (число которых достигало 42), указывает на еще более первобытный государственный строй, когда Е. населяли многочисленные независимые племена, имевшие отдельные территории и, по-видимому, особый государственный строй (W. M. Müller). — История египетского искусства теряется в дебрях седой древности, за 5000 лет до хр. эры. В зависимости от природы Е., от религии его обитателей, их политической жизни, нравов и культуры это искусство отличалось оригинальностью и беспримерной устойчивостью, в течение многих веков не только не воспринимая на себя чужеземных влияний, но, напротив, многое передавая искусству других стран. Отличительные черты египетского искусства: в архитектуре — стремление к колоссальности и прочности с сохранением, однако, соразмерности между отдельными частями сооружений, а в ваянии и живописи — старание не столько воспроизводить формы и явления видимого мира, сколько пользоваться ими для выражения религиозных представлений. Особенного развития в Египте достигла архитектура, тогда как скульптура и живопись играли лишь подчиненную ей роль. Металлы становятся египтянам известны лишь в позднейшие времена; первоначально жители Е. пользовались обыкновенно камнем, как и древние израильтяне (ср. Исх., 4, 25; Иош., 5, 2). — Язык древних египтян имеет сходство с семитическими языками, но не столь близкое, чтобы его можно было поместить в одну с ними группу. Ввиду некоторых особенностей египетского языка, напоминающих другие африканские наречия, напр. ливийские и берберские, его обыкновенно вместе с ними выделяют в особую группу «хамитских языков». Алфавит Е., как и семитический, состоит из 24 букв; гласные первоначально, как и в древнееврейском языке, не выражались на письме и имели влияние не на значение корня, а на грамматические формы. — История египетского языка делится на 4 главных периода — 1) древнеегипетский (до гиксов), памятником которого служат религиозные тексты пирамид, составленные, по-видимому, еще в доисторическое время, 2) новоегипетский (до времени упадка), когда замечается усиленное заимствование семитических слов, 3) демотический (до введения христианства) и 4) коптский. — Знания древних египтян носили практический характер и не достигли особенно большого развития. Они сосредоточивались в жреческих и чиновничьих кругах и пользовались покровительством бога Тота. Историческая литература не получила надлежащего развития. Царские летописи велись без строгой системы и нередко носили случайный характер; исключения представляют списки царей, иногда излагающие ряд событий и фактов. Но все виды египетской исторической литературы не достигают той высоты, которой отличаются библейские исторические сообщения — цельные и законченные по форме и содержанию. Некоторое развитие получил у египтян так называемый исторический роман, т. е. легенды и сказания об исторических лицах. — Географические познания были крайне ограничены и не шли дальше Тигра и Евфрата на востоке и Южной Греции — на северо-западе; что же касается их космографических представлений, то они были крайне наивны. — Из естественных наук особенно культивировалась медицина, представлявшая смесь грубого эмпиризма и магии. Лечение, однако, глазных болезней и хирургия могут поистине считать Е. своей родиной (лейпцигский и берлинский папирусы). — Несомненный интерес представляет тот вид египетской литературы, который посвящен морали. В ранней литературе особенное значение в этом отношении имела «Книга мертвых»; позднее дидактико-моральная литература приписывается мудрецам Птаготеку и Хонсуготеку (папирусы Prisse и Bulaq, 4); сохранились также наставления, приписываемые царю XII династии Аменемге I и мудрецу Дауфе (Anast., 7). В общем содержание этого вида египетской письменности в позднейшее время в сильной степени напоминает Притчи Соломоновы и отчасти Экклезиаст. Наконец, что касается египетской поэзии, то она всегда стояла ниже семитической; чаще всего она религиозного характера. — В области светской поэзии особый интерес представляет так наз. «Эпос Пентаура», в котором изображается война Рамзеса II с хеттами (папир. Sallier, 3). — К демотической эпохе относятся различные басни, а также одно замечательное произведение пророческого характера, соответствующее библейским пророческим книгам. Наконец, в египетской поэтической литературе имеется большая эротико-драматическая поэма, напоминающая еврейскую «Песнь Песней» (папирус Harris). — Что касается древнеегипетской религии, то она и в позднейшие времена отличалась первобытным характером и грубым фетишизмом. Политеизм ее имеет много общего с многобожием древневавилонской религии (см. [[ЕЭБЕ/Вавилония|Вавилония]]). Все явления природы и, главным образом, солнце имели особые олицетворения в египетском пантеоне, что объясняется земледельческим характером страны. Эта раздробленность верований, по-видимому, уже весьма рано смущала египетских жрецов, обнаруживших стремление к объединению народных представлений. Особенно усилилась эта тенденция после изгнания гиксов и не без их влияния создалась религиозная система, которая развивалась жрецами Ермополя. Здесь пользовалась особой популярностью общая всем восточным народам идея могущества «слова»; носителем и владыкой творческого «слова» был бог Тот. Дальнейшим прогрессом египетской религии явилось почитание так называемого «сокровенного» бога «Атен», представляемого в виде живительного, идеального солнца; это сокровенное божество должно было слить в своем образе всех прочих богов, стать верховным владыкой и, таким образом, фактически привести к монотеизму. Ускорить введение последнего пытался насильственным путем фараон Аменхотеп IV, но неудачно, потому что народ не был подготовлен к этой реформе. Позднее идея единобожия совершенно теряется в стремлениях тех или иных династий выдвинуть на первый план своего излюбленного бога-покровителя.
 
[[Файл:Brockhaus and Efron Jewish Encyclopedia e7 469-1.jpg|center|thumb|600px660px|'''Еврейское семейство, просящее о допущении в Египет''' (по Лепсиусу).]]
 
[[Файл:Brockhaus and Efron Jewish Encyclopedia e7 469-2.jpg|center|thumb|500px660px|'''Еврейское семейство, просящее о допущении в Египет''' (по Лепсиусу).<br />Евреи доставляют подарки египетскому управителю; изображение воспроизведено со стенной живописи в гробнице в Бенигасане.]]
 
''История Египта.'' — По царствовавшим в Е. династиям история делится на след. три периода: династии I—VІ относятся к первому периоду (Древнее царство), династии VII—ΧVII — ко второму периоду (Среднее царство), династии ХVIII—XX — к третьему периоду (Новое царство). Далее идут династии эпохи господства наемников, периода реставрации и персидского владычества. Слава Древнего царства связана с именами фараонов ІV династии: Снофру (3000 л. до хр. эры), победившего бедуинов Синайского полуострова, Хуфу (Хеопс), строителя величайшей пирамиды, и др. К этому же периоду, но ко времени VI династии относится фараон Пени, совершивший поход в Южную Палестину; как полагают, это был первый поход египтян в Азию. Согласно указаниям одного позднейшего папируса, в промежуток времени между VII и X династиями совершались вторжения в Е. враждебных египтянам «аму», т. е. азиатов или семитов. В общем указанный период был занят борьбою за децентрализацию, причем весь Египет разбился на множество самостоятельных областей, или номов. — Начало Среднего царства ознаменовывается тем, что центр тяжести политической жизни Египта переносится на юг страны. Вместо прежней столицы Мемфиса ({{lang|he|מף}}&lrm; или {{lang|he|נף}}&lrm;) теперь столицей становятся Фивы, {{lang|he|נא}}&lrm;, и их бог — Амон (см.) начинает занимать главное место в египетском пантеоне. Одиннадцатая, или «Фиванская», династия снова объединяет под своей властью различные части Е., но величайшего расцвета своего могущества эта страна достигает во время правления царей XII династии (ок. 2000 г. до хр. эры). Из фараонов этой династии Аменемга I завоевал Нубию с кушитским населением (библ. {{lang|he|כוש}}&lrm;). Последующий период (XIII и XIV династии) снова ознаменовывается борьбою за децентрализацию, сопровождающейся междоусобными войнами и анархией. Это обстоятельство, вероятно, облегчило гиксам вторжение в Египет и захват власти над страною. По словам Манефона, первый из этих царей-гиксов назывался Салатисом, что по-ханаанейски означало «властелин», {{lang|he|שליט}}&lrm;; вероятно, по аналогии с этим именем также получил название «гашаллит», {{lang|he|השליט}}&lrm;, и Иосиф (Бытие, 42, 6 и сл.), который, как полагают, около этого же времени был назначен соправителем египетского фараона. Другой правитель гиксов назывался Акони, третий — Хианом или Рацяном, который, по арабскому преданию, происходил от арабско-ханаанейских амалекитян и был тем фараоном, который освободил Иосифа из темницы. С именем фараона Пубти связывают — впрочем, безосновательно — установление египетского рабства для израильтянами. Конец периода гиксов относится ко времени около 1600 г. до хр. эры, когда туземному египетскому населению удалось свергнуть иго ненавистных чужеземцев и изгнать их из пределов страны. Во главе восставших стоял царь Иахмос, сын Камеса, последнего фараона XVII династии. Впрочем, изгнаны были, вероятно, только предводители и их воины, тогда как простые гиксы остались в Египте; этим обстоятельством объясняется то огромное количество ханаанейских имен и культов, которое встречается в Новом царстве в продолжение правления царей XVIII—XX династий. Часть поселившихся в области Гошен (см.) или Косеме и оставшихся в Египте семитов составляли, как полагают, между прочим, евреи, явившиеся в эту страну при Иосифе. Срок пребывания их в Египте определяется Библиею (Исход, 12, 40) в 430 лет. Так как выход израильтян из Е. под начальством Моисея, по данным I Цар., 6, 1, произошел в 1398 г. до хр. эры, именно зa 440 лет до начала построения Соломонова храма, то переселение израильтян в Е. должно быть отнесено приблизительно к 1828 г., т. е. еще к периоду XII династии, примерно к началу царствования Аменемга III. По-видимому, и само имя евреев — ’Ibrî — встречается в форме ’Ерri, неоднократно упоминаемой в надписях времен XIII—XX династий, особенно же фараона Рамзеса II. Именем ’Ерri назывались крепостные рабочие, жившие в восточной части Дельты. То обстоятельство, что это наименование встречается еще во времена Рамзеса II и даже в период правления царей XX династии, при Рамзесе III, доказывает, по мнению Гоммеля, что даже после удаления главной массы израильтян на восток, в Ханаан, незначительная часть их все еще продолжала кочевать в пределах египетской Дельты, пограничной с Ханааном. — С изгнанием гиксов начинается период Нового царства. Из длинного ряда царей этого периода должны быть упомянуты — Дегутмосе I, завоевавший Палестину и все мелкие государства Сирии до Евфрата, и Дегутмосе III (1515—1461), расширивший пределы страны и наложивший дань на Палестину. Между прочим, в надписи на одной Фиванской гробнице от этого времени в числе палестинских городов, свергших египетское иго, упоминаются два селения, Яковел и Иошунел, в которых некоторые ученые (без достаточного, впрочем, основания) признали следы имен еврейских патриархов Якова и Иосифа. На основании часто воспроизводимой стенной живописи времен Дегутмосе, изображающей мнущих глину семитов с египетским надсмотрщиком во главе, полагают, что именно этот Дегутмосе, а не Рамзес II, как думали раньше вразрез с данными хронологии, и был фараоном, притеснявшим израильтян; упоминаемый в Библии рядом с Питомом город Раамсес еще не служит доказательством противного. — К царствованию преемников Дегутмосе относится знаменитая дипломатическая переписка их с вассальными владетелями Палестины и Сирии, найденная в Тель-эль-Амарне. В этой переписке впервые упоминается о каком-то союзническом племени хабири, которое напало на Ханаан и стремилось подчинить себе фараоновых вассалов. Об этом, напр., доносил фараону царь-священнослужитель иерусалимский (Урусалим в надписях) Арадхибу. По мнению некоторых ученых (Винклер и др.), хабири были израильтяне, приблизительно в это время под начальством Иошуи завоевавшие Ханаан; однако Гоммель и др. находят, что хабири были лишь предшественниками израильтян. Во всяком случае к концу этой династии — ХVІІІ-й, т. е. к промежутку времени от 1398—1358 гг. (приблизительно), следует, отнести по всей вероятности, 40-летнее странствование израильтян по пустыне, после которого и начинается покорение страны к западу от Иордана при Иошуе. Таково позднейшее египетское предание, в согласии с которым Манефон связывает исход из Е. чужеземцев под предводительством вождя и законодателя с фараоном Аменофисом III (см. Исход). — Под конец XVIII династии влияние фараонов на Сирию и Ханаан постепенно падает вследствие наступательного движения хеттов на эти страны. Энергичный отпор хеттам был оказан Рамзесом ІІ (Сезострисом; ок. 1340—1273 г. до хр. эры). Он отнял у хеттов сначала Палестину, а затем и часть Южной Финикии, называвшуюся уже в то время именем «Ашера», что указывает на давнишнее нахождение одноименного израильского колена на месте своего исторического, известного в Библии обиталища, именно к западу от уделов Зебулона и Нафтали, а не в Южной Палестине. Результатом мирных переговоров между воюющими сторонами было обязательство хеттов не продвигаться дальше к югу. После блестящих войн Рамзес II отдался сооружению целого ряда грандиозных построек в различных местах Е. Развалины в Карнаке, Абидосе и т. д. свидетельствуют о роскоши и величии этих зданий. Резиденцией Рамзеса II, по справедливости прозванного «Великим», был город Танис, библейский Цоан, {{lang|he|צען}}&lrm;, в пределах Нильской Дельты. По соседству со страною Гошен (см.) он при помощи семитических работников, как полагают, потомков оставшихся в Е. израильтян, основал города Раамсес и Питом-Суккот (египетские Питум и Текут). Возможно, что фараон только возобновил города, построенные раньше царем Дегутмосе (см. выше), и оттого один из этих городов назван в Библии его именем. — Рамзесу Великому наследовал его сын фараон Меренита или Мернефта, прославившийся своей победой над ливийцами Дельты. Что при этом фараоне, ко времени которого прежде относили исход израильтян из Е., последние уже давным-давно жили в Палестине, подтверждается недавно найденною великолепно сохранившеюся надписью, где в связи с историей вышеупомянутой войны с ливийцами упоминается и о «племени израильском»; при этом последнему отводится местожительство, с одной стороны, между Аскалоном (см.), Гезером (см.) и Иеноамом, а с другой — Харом (область хоритян, страна Эдом). — Рамзесом III начинается XX династия. Наиболее выдающимся событием при этом фараоне была его война с племенами «пульсат» (филистимляне), напавшими на страну амореев и начавшими их теснить. Чтобы предупредить появление этих племен в самом Египте, Рамзес вышел к ним навстречу и разбил их; затем уже он подчинил себе самих амореев. Вероятно, к этому именно времени (около 1200 г. до хр. эры) относится и появление в Палестине филистимлян, выходцев из Кафтора, т. е. с острова Крита (Быт., 10, 14 и др.), которые через 100 лет уже являются ожесточенными врагами израильтян. С уходом Рамзеса III из Палестины амореи (амурри) заняли значительную часть этой страны, тогда как филистимляне старались утвердиться вблизи ее побережья. Вот почему в израильских исторических источниках основное население Палестины называется то ханаанеями (жителями низменности), то амореями (горцами). — Преемники Рамзеса III, так называемые Рамзесиды (до Рамзеса XII), царствовали очень недолго и бесславно; в это время Палестина и Финикия совершенно освободились от какой бы то ни было зависимости от Е., и эта независимость продолжалась свыше 400 лет. Престиж царской власти теперь падает и возвышается жреческая власть, вследствие чего с течением времени фиванские жрецы становятся фараонами. Таким образом возникает XXI (танисская) династия, представители которой передавали должность главного жреца своим сыновьям. В то же время огромное влияние в Е. получают ливийские наемники, иммиграция которых в эту страну начинается еще в эпоху Рамзеса III. Один из ливийцев под именем Шошенка (в Библии — Шишак, {{lang|he|שישק}}&lrm;) занимает престол фараонов и тем кладет начало новой, XXII династии. Этот фараон, современник Соломона и его сына Рехабеама, как будто воскрешает в себе энергию былых властителей Е.; в его время Сирия снова подпадает египетскому влиянию. Если признать его тестем Соломона (I Цар., 9, 16 и сл.), как делает Мюллер вопреки мнению Гоммеля и других, полагающих, что тестем его был один из последних фараонов XXI династии (тогда как Винклер усматривает здесь «Piru», царя страны Musri в Северной Аравии), то окажется, что этот дружественный Соломону Шошенк весьма резко изменил свои отношения к сыну Соломона — Рехабеаму, и, когда под влиянием агитации Иеробеама произошел разрыв между северными и южными коленами, он вторгся в Палестину и вывез из иерусалимских сокровищниц все золото. Об этом сохранились сообщения как в Библии (I кн. Цар., 14, 25), так и в карнакских надписях, где перечисляется ряд иудейских и израильских городов, среди которых, однако, до сих пор не удалось найти Иерусалим. Последующие преемники Шошенка не были в состоянии поддержать египетский престиж в Сирии, и он там вскоре совершенно пал. В это же время, воспользовавшись внутренней слабостью государства, эфиопский царь Пианки захватил власть над всем Египтом. Упоминающийся в связи с этим фараон Со, {{lang|he|סוא}}&lrm; (II Цар., 17, 4), по мнению Винклера, был в действительности Сиби, наместник небольшого государства «Musri» (смешиваемого с Мицраим — Египет) в северо-западной Аравии; этот-то Сиби, или Со, уговорил израильского царя Гошею прекратить выплату ассирийцам установленной дани, что стоило Гошее свободы и престола (II Цар., 17, 4 и сл.; ср. Winckler, в Mittheilungen der Vorderasiatischen Gesellschaft, 1898, и Schrader, KАS3, 145). Разъяснение Винклера относительно «Musri» и «Мицраим» привело, однако, к тому, что целый ряд ученых стал относить множество других библейских мест, где речь идет о Мицраиме-Египте, к Musri, а именно — Быт., 13, 10; 16, 1, 3; 50, 11; I Сам., 30, 13; II Сам., 23, 21; I Цар., 3, 1; 11, 18 и сл. — Один из последующих царей этой династии, Тахарко или Тиргака, {{lang|he|תרהקה}}&lrm;, принимал деятельное участие в организации мятежей ассирийских вассалов, особенно во время восстания Тира; по-видимому, он пытался склонить к своей коалиции вассалов и иудейского царя Хизкию (II кн. Цар., 19, 9). Во время второго похода Асархаддона на Е. Тахарко был свергнут с престола, а сам Е. разбит на множество самостоятельных областей (ср. Нахум, 3, 1 и сл. до конца). По изгнании из Е. Тахарко ассирийский царь также не мог удержаться в Е., и вскоре Псамметих I (664—610) добился полной независимости Е. от Ассирии. — Этим Псамметихом I начинается так называемая ХХVІ династия; освободившись от сирийского владычества, он завоевал при помощи чужеземных — греческих, финикийских и сирийских — наемников филистимский город Газу. Начиная с этого времени, греки вступили в тесное общение с египтянами. После Псамметиха I престол перешел к Нехо, {{lang|he|נכה}}&lrm;, {{lang|he|נכו}}&lrm; (609—595), который немедленно после своего воцарения овладел Палестиною и Сириею вплоть до Хамата. Царь иудейский Иошиагу рискнул сопротивляться египтянам, но был убит в сражении, происшедшем около пограничной с Египтом и Палестиною крепости Мегиддо в 609 году до хр. эры. Еще находясь в походе, вблизи Хамата, Нехо лишил престола сына Иошиагу — Иегоахаза (601) и вместо него провозгласил царем его брата Иегоиакима (608—598 до хр. эры). Влияние этого фараона на Сирию и Палестину прекратилось после того, как Небухаднеццар (Навуходоносор) победил его в знаменитой битве при Кархемише. С именем Нехо связана одна из самых блестящих страниц истории Е.: во всех областях культурной и экономической жизни замечается небывалый расцвет; Нехо построил огромный флот, прорыл канал между Нилом и Красным морем и побудил отряд финикийских моряков предпринять путешествие вокруг Африки. Внук Нехо, воинственный фараон Хафра, {{lang|he|חפרע}}&lrm;, или Иахебре (588—569), неоднократно пытался поднять палестинские государства против вавилонского владычества. Этому поддались Тир, Сидон и др. государства, в том числе Иудея, которая была жестоко наказана за это: Иерусалим был взят и разрушен, а сама Иудея включена в состав вавилонской монархии, после чего начинается эпоха Вавилонского пленения (587 до хр. эры). Во время войны с Иудеей были разбиты, между прочим, египетские войска, посланные на помощь евреям фараоном Хафрой (Иерем., 37, 5; 41, 17; ср. Иезек., 29, 6). По-видимому, политики Хафры в отношении вавилонян придерживался также его преемник Амазис (569—525), потому что на 37 году правления Небухаднеццара, как сообщает один летописный отрывок, вавилоняне предприняли поход на Амазиса и на некоторое время заняли отдельные части Нильской дельты (ср. Иерем., 46, 13—26). Однако при этом фараоне Е. еще продолжал находиться в цветущем состоянии; ему даже удалось овладеть Кипром. Ему наследовал сын его Псамметих III, при котором Е. был завоеван персидским царем Камбизом (525) и потерял свою независимость. Наступившая вслед за этим эпоха была полна междоусобиц и восстаний против персов. Завоевания Александра Великого подвергли Е. господству эллинов, а со времени диадохов здесь начинает править династия Птолемеев. Однако теперь египетская культура уже быстро падает, туземное население низводится до положения жалких париев, сами же цари александрийские рассматривают свою империю как часть эллинского мира. Впрочем, династии Птолемеев недолго пришлось господствовать над Е.: в 31 г. до хр. эры Египет превратился в римскую провинцию.