Страница:Собрание сочинений Сенковского. т.2 (1858).djvu/91: различия между версиями

шаблон ВАР
 
(шаблон ВАР)
Тело страницы (будет включаться):Тело страницы (будет включаться):
Строка 1: Строка 1:
письма изъ Иркутска. Осмотрѣвъ мѣстныя достопримѣчательности и отобѣдавъ поочередно у всѣхъ якутскихъ хлѣбосоловъ, у которыхъ нашли мы сердце гораздо лучше ихъ «краснаго ротвейну», всякій изъ насъ началъ думать объ отъѣздѣ въ свою сторону. Я ѣхалъ изъ Каира въ Торопецъ, и, признаюсь, самъ не зналъ, какимъ образомъ и зачѣмъ забрался въ Якутскъ; но какъ я находился въ Якутскѣ, то, по мнѣнію опытныхъ людей, ближайшій путь въ Торопецъ былъ—возвратиться въ Иркутскъ и, уже не связываясь болѣе ни съ какими натуралистами и не провожая пріятелей, слѣдовать черезъ Тобольскъ и Казань на западъ, а не на востокъ. Докторъ Шпурцманнъ ѣхалъ безъ опредѣленной цѣли—туда, гдѣ, какъ ему скажутъ, есть много костей. Иванъ Антоновичъ Страбинскихъ отправлялся къ устью Лены, имѣвъ порученіе отъ начальства обозрѣть его въ отношеніяхъ минералогическомъ и горнаго промысла. Мой натуралистъ тотчасъ возъимѣлъ мысль обратить поѣздку обербергпробирмейстера 7-го класса на пользу сравнительной анатоміи, и вызвался сопутствовать ему подъ 70-й градусъ сѣверной широты, гдѣ еще надѣялся онъ найти средство проникнуть и далѣе, до Ѳаддеевскаго острова и даже до Костянаго пролива.
+
{{ВАР|письма изъ Иркутска. Осмотрѣвъ мѣстныя достопримѣчательности и отобѣдавъ поочередно у всѣхъ якутскихъ хлѣбосоловъ, у которыхъ нашли мы сердце гораздо лучше ихъ «краснаго ротвейну», всякій изъ насъ началъ думать объ отъѣздѣ въ свою сторону. Я ѣхалъ изъ Каира въ Торопецъ, и, признаюсь, самъ не зналъ, какимъ образомъ и зачѣмъ забрался въ Якутскъ; но какъ я находился въ Якутскѣ, то, по мнѣнію опытныхъ людей, ближайшій путь въ Торопецъ былъ—возвратиться въ Иркутскъ и, уже не связываясь болѣе ни съ какими натуралистами и не провожая пріятелей, слѣдовать черезъ Тобольскъ и Казань на западъ, а не на востокъ. Докторъ Шпурцманнъ ѣхалъ безъ опредѣленной цѣли—туда, гдѣ, какъ ему скажутъ, есть много костей. Иванъ Антоновичъ Страбинскихъ отправлялся къ устью Лены, имѣвъ порученіе отъ начальства обозрѣть его въ отношеніяхъ минералогическомъ и горнаго промысла. Мой натуралистъ тотчасъ возъимѣлъ мысль обратить поѣздку обербергпробирмейстера 7-го класса на пользу сравнительной анатоміи, и вызвался сопутствовать ему подъ 70-й градусъ сѣверной широты, гдѣ еще надѣялся онъ найти средство проникнуть и далѣе, до Ѳаддеевскаго острова и даже до Костянаго пролива.
   
 
Утромъ, курилъ я сигарку въ своей комнатѣ, наблюдая съ ученымъ вниманіемъ, какъ табачный дымъ рисуется въ сибирскомъ воздухѣ, когда Шпурцманнъ вбѣжалъ ко мнѣ съ извѣстіемъ, что завтра отправляется онъ съ Иваномъ Антоновичемъ въ дальнѣйшій путь на сѣверъ. Онъ
 
Утромъ, курилъ я сигарку въ своей комнатѣ, наблюдая съ ученымъ вниманіемъ, какъ табачный дымъ рисуется въ сибирскомъ воздухѣ, когда Шпурцманнъ вбѣжалъ ко мнѣ съ извѣстіемъ, что завтра отправляется онъ съ Иваномъ Антоновичемъ въ дальнѣйшій путь на сѣверъ. Онъ
  +
|письма из Иркутска. Осмотрев местные достопримечательности и отобедав поочередно у всех якутских хлебосолов, у которых нашли мы сердце гораздо лучше их «красного ротвейну», всякий из нас начал думать об отъезде в свою сторону. Я ехал из Каира в Торопец, и, признаюсь, сам не знал, каким образом и зачем забрался в Якутск; но как я находился в Якутске, то, по мнению опытных людей, ближайший путь в Торопец был — возвратиться в Иркутск и, уже не связываясь более ни с какими натуралистами и не провожая приятелей, следовать через Тобольск и Казань на запад, а не на восток. Доктор Шпурцманн ехал без определенной цели — туда, где, как ему скажут, есть много костей. Иван Антонович Страбинских отправлялся к устью Лены, имев поручение от начальства обозреть его в отношениях минералогическом и горного промысла. Мой натуралист тотчас возымел мысль обратить поездку обербергпробирмейстера 7-го класса на пользу сравнительной анатомии и вызвался сопутствовать ему под 70-й градус северной широты, где еще надеялся он найти средство проникнуть и далее, до Фадеевского острова и даже до Костяного пролива.
  +
  +
Утром курил я сигарку в своей комнате, наблюдая с ученым вниманием, как табачный дым рисуется в сибирском воздухе, когда Шпурцманн вбежал ко мне с известием, что завтра отправляется он с Иваном Антоновичем в дальнейший путь на север. Он
  +
}}