На Мальтийский орден (Державин): различия между версиями

нет описания правки
[непроверенная версия][непроверенная версия]
Нет описания правки
Нет описания правки
Хор свыше зрит, как с Геликона
Синклит, царица, царь, средь трона
{{nr|10}}В порфире, в славе предстоит<ref>''В порфире, в славе предстоит.'' — Первые две строфы содержат картину великолепного торжества, бывшего в Зимнем дворце по случаю принятия государем титла великого магистра ордена (см. выше, стр. 210, примечание 1). Все наличные мальтийские кавалеры, предводимые графом Ю. П. Литтою, были в мантиях и в шляпах с перьями. Император, в черной бархатной мантии, подбитой горностаем, в короне гросмейстера, сидел рядом с императрицею на троне, близ которого лежали на столе царские регалии. Члены св. синода и пр. сената стояли на ступенях трона; толпы зрителей теснились на хорах. По улицам тянулись ряды войска, в котором поэт воображает не только Европейцев, Русских, но и представителей азиатских и американских областей, принадлежащих России. Под ''грифонами'' (гриф, баснословная четвероногая птица) разумеются окрыленные парусами корабли; под ''драконами'' — пушки; под ''Полканами''* — конница; под ''орлиными стадами'' — русский народ.<blockquote>______________<br />* Державин конечно еще с детства был знаком с русским сказочным миром. Впоследствии главным печатным источником его сведений в этой области народной литературы сделались изданные Чулковым в 4-х частях ''Русские сказки'', М. 1780, где можно найти многие имена, встречающиеся у Державина, как-то: ''Добрыня, Тороп, Добрада, Полкан'' (ч. I). Здесь же (ч. III) упоминается уже и ''Всемила'', дочь скифского царя (Ср. Том I, стр. 5). В другом сочинении Чулкова (''Абевега русских суеверий'', М. 1786, стр. 271) говорится про Полкана: «Славяне почитали его полубогом и приписывали ему чрезъестественную силу и невоображаемую прыткость в бегании: он имел с верху до половины тело и сложение человеческое, а от пояса коневье.» 1-е изд. этой книги, под заглавием'' Словарь р. с.'', вышло 1782 г.</blockquote></ref>.
<blockquote>______________<br />* Державин конечно еще с детства был знаком с русским сказочным миром. Впоследствии главным печатным источником его сведений в этой области народной литературы сделались изданные Чулковым в 4-х частях ''Русские сказки'', М. 1780, где можно найти многие имена, встречающиеся у Державина, как-то: ''Добрыня, Тороп, Добрада, Полкан'' (ч. I). Здесь же (ч. III) упоминается уже и ''Всемила'', дочь скифского царя (Ср. Том I, стр. 5). В другом сочинении Чулкова (''Абевега русских суеверий'', М. 1786, стр. 271) говорится про Полкана: «Славяне почитали его полубогом и приписывали ему чрезъестественную силу и невоображаемую прыткость в бегании: он имел с верху до половины тело и сложение человеческое, а от пояса коневье.» 1-е изд. этой книги, под заглавием'' Словарь р. с.'', вышло 1782 г.</blockquote>
</ref>.
 
{{indent|2}}Клейноды вкруг; в них власть и сила;
[[Изображение:Borovikovskiy PtPavla1GRM.jpg|thumb|220px|Портрет Павла I в гроссмейстерском облачении (автор [[w:Боровиковский, Владимир Лукич|В. Л. Боровиковский]])]]
<div class="indent">
Прежде всего считаем нужным предложить несколько исторических данных, относящихся к предмету настоящей оды, о котором у нас до сих пор почти ничего не напечатано, кроме известий, собранных историографом ордена Лабзиным<ref>Александр Федорович Лабзин, приятель Державина (см. Том I, стр. XXII Предисловия), известный масон и издатель разных мистических книг, в которых он означал свое имя буквами У. М. (ученик мудрости). См. о нем ''Словарь'' митр. Евгения и в 1-й книжке ''Русской Беседы'' 1859 г. статью С. Т. Аксакова ''Встреча с Мартинистами'', которая однакож должна быть читана с критикой. К сообщенным там сведениям можем прибавить, что Лабзин в 1799 г. был определен конференц-секретарем, а в 1818 вице-президентом академии художеств. В 1804 г. он был произведен в действ. ст. советники и в том же году получил еще место директора департамента министра морских сил. В 1822 он был уволен от службы, и умер в 1824 или в начале 1825 г. (выписка из архива академии художеств, доставленная Ф. Ф. Львовым). Император Павел назначил Лабзина историографом ордена с жалованьем по 600 руб. в год. Сотрудником Лабзина в этом деле был Вахрушев. Первые части книги их не что иное, как перевод Geschichte des Maltheserordens nach Vertot (сочинение Верто идет только до 1725 года), Jena 1793. Другим историографом ордена император назначил, с пожизненною пенсиею в 600 руб., прибывшего в Петербург командора Мезоннева (Maisonneuve), который и издал здесь Annales historiques de l’Ordre и проч., начинающиеся с 1725 (Реймерс, т. II, стр. 74). <br />Об исключении из службы и ссылке Лабзина см. наши Дополнительные примечания к настоящему Тому.</ref>. Его-то обширное, но малоизвестное и уже довольно редкое сочинение и послужит для нас в этом случае главным источником<ref>Экземпляр его ''Истории ордена'', принадлежащий петербургской публичной библиотеке, не полон, благодаря одному посетителю ея, который не постыдился похитить из читальной залы 1-ую часть этой книги.</ref>. Мы исполняем тем мысль самого поэта, в рукописях которого сохранилась при этом стихотворении следующая неконченная заметка: «К читателю. Для объяснения в сочинении сем некоторых темных мест прилагается историческое известие о мальтийских кавалерах». Впрочем мы не станем углубляться в самую историю ордена и коснемся только его отношений к России.
 
Об исключении из службы и ссылке Лабзина см. наши Дополнительные примечания к настоящему Тому.</ref>. Его-то обширное, но малоизвестное и уже довольно редкое сочинение и послужит для нас в этом случае главным источником<ref>Экземпляр его ''Истории ордена'', принадлежащий петербургской публичной библиотеке, не полон, благодаря одному посетителю ея, который не постыдился похитить из читальной залы 1-ую часть этой книги.</ref>. Мы исполняем тем мысль самого поэта, в рукописях которого сохранилась при этом стихотворении следующая неконченная заметка: «К читателю. Для объяснения в сочинении сем некоторых темных мест прилагается историческое известие о мальтийских кавалерах». Впрочем мы не станем углубляться в самую историю ордена и коснемся только его отношений к России.
 
Орден ''св. Иоанна Иерусалимского'', основанный в одиннадцатом столетии при гробе Господнем для защиты пилигримов, должен был по утрате крестоносцами Палестины переселиться на остров Кипр, а потом на остров Родос. Оттуда был он скоро изгнан Турками и в 1530 году получил от Карла V во владение остров Мальту, почему и стал называться ''Мальтийским''.
Заметим здесь кстати, что в Романовской галерее, в Зимнем дворце, находится писанный Боровиковским во весь рост портрет императора Павла в гросмейстерском одеянии.
</div>
 
== Приложения ==
=== 1. ===
Помещаем здесь найденную нами в бумагах Державина подлинную просьбу от имени ордена, поданную императору Павлу графом Литтою, о принятии государем звания великого магистра. Сколько нам известно, просьба эта нигде еще не была напечатана.
 
<blockquote>
«Sire, <br />
«L’ordre souverain de St.-Jean de Jérusalem, fondé sur les principes de la bienfaisance et de l’honneur, a constamment rempli le but sacré de son institution. Sept siècles de prospérité et de gloire attestent la sagesse de ses loix et son dévouement à ses devoirs. Forcé jadis d’abandonner l’isle où il régnoit et qu’il rendit célèbre par tant de prodiges de valeur, il vit ses pertes réparées par la générosité d’un Souverain magnanime qui lui donna une nouvelle résidence et dont l’Europe entière admire le bienfait! Dépouillé une seconde fois de l’héritage de ses ancêtres et menacé d’une ruine totale par la dispersion de ses membres, l’Ordre de St.-Jean de Jérusalem vient se jeter dans les bras de l’Auguste Protecteur que la Providence éternelle lui avoit déjà accordé, pour sauver dans le péril le plus éminent son existence et sa gloire. Il supplie Votre Majesté Impériale de lui accorder le plus signalé des bienfaits, celui d’être son Chef et de le soutenir par Sa puissance. Il confie à Votre Majesté Impériale ses destinées et le dépôt sacré de ses institutions et de ses droits. La proclamation solemnelle que je porte au trône de Votre Majesté Impériale exprime les voeux de tous les chevaliers fidèles à la religion et à l’honneur : Votre acceptation, Sire, sera pour notre ordre le plus sûr garant de son rétablissement, de sa prospérité et de sa splendeur».
</blockquote>
 
== Комментарий Я. Грота ==