Петр Великий в морском походе из Петербурга к Выборгу 1710 года (Булгарин)

Петр Великий в морском походе из Петербурга к Выборгу 1710 года
автор Фаддей Венедиктович Булгарин
Опубл.: 1828. Источник: az.lib.ru • (Исторический отрывок)

    Сѣверные цвѣты на 1829. СПб, 1828
    ПЕТРЪ ВЕЛИКІЙ
    въ морскомъ походѣ изъ Петербурга къ Выборгу 1710 года. (*)
    (Историческій Отрывокъ).

    (*) Въ Журналѣ Петра Великаго (Часть I), въ сочиненіи Голикова: Дѣянія Петра Великаго и проч. (Часть III) и въ Марсовой книгѣ упомянуто вкратцѣ о трудностяхъ, претерпѣнныхъ императоромъ Петромъ Великимъ, въ слѣдованіи моремъ отъ С. Петербурга до Выборга. Въ Военной Исторіи походовъ Россіянъ въ XVIII столѣтіи, соч. Г. Бутурлина (часть II), о семъ обстоятельствѣ сказано нѣсколько словъ. — Его Прев. Петръ Григорьевичь Бутковъ, извѣстный любитель и знатокъ Россійскихъ древностей, собщилъ мнѣ рукопись, полученную имъ отъ Г. Выборгскаго Коменданта, Г. Л. Бургарта Максимовчиа Берха, въ которой описываются съ величайшею подробностью всѣ обстоятельства сего знаменитаго и многотруднаго морскаго похода Госудагя Петра Великаго, и особенно опасности, которымъ Онъ подвергался подъ стѣнами самой крѣпости. Сихъ подробностей не нашелъ я ни въ вышеупомянутыхъ книгахъ, и ни въ одномъ изъ извѣстныхъ мнѣ сочиненій о подвигахъ Петра Великаго. Будучи увѣренъ, что все касающееся до безсмертнаго Преобразователя Россіи любезно рускому сердцу, я составилъ, основываясь на сообщенной мнѣ рукописи, краткую статью о семъ морскомъ походѣ, въ которомъ Петръ Великій столько кратъ жертвовалъ Собою для блага Своихъ подданныхъ, и помѣстилъ въ оной подробности, которыя, какъ мнѣ кажется, понынѣ оставались неизвѣстными.

    Соч.

    Что сдѣлало Петра великимъ? Что заставило Его жертвовать Собою для преобразованія Россіи, для упроченія ея славы и могущества побѣдами и полезными завоеваніями? Любовь къ Отечеству! Только сіе возвышенное чувство можетъ вознесть простаго гражданина выше людей обыкновенныхъ, и Государя выше смертныхъ. Славолюбіе разчстливо, подобно всѣмъ отраслямъ эгоизма. Любовь къ Отечеству не знаетъ никакихъ разчетовъ, никакихъ личностей, и заставляя человѣка забывать свое собственное существоваиіе, такъ сказать, сливаеть его бытіе съ общимъ благомъ, порождая въ возвышенной душѣ чувство самоотверженія. Истинный любитель Отечества въ немъ одномъ видитъ свою жизнь, свое счастье, свое богатство. Таковъ былъ Петръ, поистинѣ названный Великимъ, Отцемъ Отечества!

    Адмиралъ графъ Апраксинъ осаждалъ Выборгъ. Недостатокъ въ артиллеріи, боевыхъ снарядахъ и продовольствіи, довелъ малочисленное воиско его до крайности. Окрестная страна была разорена, море покрыто льдомъ, даже самое отступленіе отъ Выборга не спасло бы чести рускаго оружія: изнуренныя лошади не могли двигать орудій: голодная смерть ожидала воиновъ на обратномъ пути. Адмираль писалъ Государю: «спаси насъ, Государь! солдаты Твои погибнутъ бѣдственно безъ славы и безъ пользы для отечества.»

    Сердце Отца Отечества обливалось кровью, при мысли объ опасности, угрожавшей Его вѣрнымъ воинамъ. Онъ рѣшился, во что бы то стало, спасти ихъ. — Государь повелѣлъ флоту Своему съ провіантскими судами выступить въ море, тотчасъ по вскрытіи Невы. Эскадрою начальствовалъ Вице-Адмиралъ Крюйсъ; Государь былъ на флотѣ въ званіи Контръ-Адмирала. 30 Апрѣля флотъ выступилъ изъ Кронштата; но едва отошелъ 20 верстъ, какъ передовые суда возвратились съ извѣстіемъ, что по причинѣ множества льда, не возможно дойти даже до Березовыхъ острововъ. Гдѣ только опасность, тамъ видимъ Петра впереди. Онъ пошелъ на своей шнявѣ далѣе въ море, чтобъ удостовѣриться въ истинѣ донесенія. Едва не затерло льдомъ шнявы, на которой былъ Государь и Онъ съ величайшимъ трудомъ и опасностью дошелъ до берега (при урочищѣ Курома), въ шести миляхъ отъ Березовыхъ острововъ и бросилъ якорь по близости гребнаго флота, бывшаго подъ начальствомъ Шаубенахта Боциса. Туда же прибылъ и Вице-Адмиралъ Крюисъ, не взирая на всѣ препятствія. Примѣръ Государя невольно увлекаетъ подданныхъ на поприще славы и опасности.

    Въ ночи, съ 1 Мая, льдомъ и теченіемъ отрѣзало галеры и провіантскія суда отъ корабельнаго флота, и унесло ихъ въ море. Самые опытные морякп были въ отчаяпін, и не знали, какъ пособить сему новому бѣдствію. Петръ Великій нашелъ средство въ Своемъ геніи. Въ совѣтѣ, Онъ подалъ мнѣніе, положить начало успѣхамъ надъ врагоімъ, побѣдою надъ самою природою: разбить большими кораблями ледъ и такимъ образомъ дошедъ до галеръ и ластовыхъ судовъ, стать на якорь; послѣ того мелкимъ судамъ прикрѣпиться къ большимъ, и общими силами возпротивиться натиску льдовъ. — Государю сказали, что первыя суда, которымъ должно пробивать ледъ, подвергнутся величайшей опасности. "Для спасенія столькихъ людей надобно испытать всѣ средства, " отвѣчалъ Государь; «Я Самъ пойду впередъ!» — Всѣ бывшіе въ совѣтѣ умоляли Государя послать кого нибудь другаго, утверждая, что въ случаѣ бѣдствія, не возможно будетъ даже подать ему помощь. — Государь не соглашался уступить другому сіе почетное порученіе, говоря: «кто охотнѣе Меня исполнитъ это? здѣсь дѣло идетъ о Моихъ дѣтяхъ.» --Тогда Вице-Адмиралъ Крюйсъ употребилъ власть, данную сму Самимъ Государемъ, и по чину будучи старшимъ на флотѣ, поручилъ исполнить сіе предпріятіе капитанамъ: Вилимовскому съ кораблемъ Демокртомъ и Валранту съ бомбардирскимъ шлюпомъ. Государь не хотѣлъ преступать собственныхъ своихъ постановленій и съ прискорбіемъ повиновался Вице-Адмиралу. — Успѣхъ соотвѣтствовалъ предположеніямъ Государя. Большія суда, пустившись по вѣтру на всѣхъ парусахъ, разбили ледъ и стали на якоряхъ, a галеры и ластовыя суда помѣстились за кораблями. Ледъ пронесло въ ночи, и флотъ достигь благополучно до Березовыхъ острововъ.

    Здѣсь (2 Мая) Государь получилъ снова письмо изъ подъ Выборга отъ Адмирала графа Апраксина, что y нго остается продовольствія только на нѣсколько дней, что войско должно скоро начать питаться лошадинымъ мясомъ, a послѣ того гибнуть голодною смертью. «Впередъ!» воскликнулъ Государь, прочитавъ письмо. Къ Адмиралу графу Апраксину послалъ офицера съ извѣстіемъ, что помощь уже въ пути, и повелѣніемъ, что бъ онъ пріискивалъ мѣсто для выгрузки. Посланный возвратился, не исполнивъ порученія, по невозможности пристать къ берегу за множествомъ льда. Это еще болѣе тревожило Государя и заставляло поспѣшить кь Выборгу.

    Государь повелѣлъ корабельному флоту остаться при Березовыхъ островахъ, a Самъ вознамѣрился съ галерами и ластовыми судами пробираться между льдами къ Выборгу. Военный совѣтъ просилъ убѣдительно Государя поручить исполненіе сего предпріятія Шаубенахту Боцису. Государь явился въ совѣтѣ во всемъ величіи Самодержца, и рѣшителъно объявилъ, что Онъ никому не хочетъ поручать исполненія сего опаснаго подвига, примолвивъ: «Я смѣлѣе могу употребить всѣ возможныя средства, не опасаясь отвѣтственности, тогда какъ Боцисъ долженъ отвѣчать и за себя и за другихъ. — Я Самъ хочу подать помощь Моимъ храбрымъ солдатамъ!» Совѣтъ долженъ былъ согласиться, и упросилъ Государя объ одномъ — отложить походъ до утра, потому что въ тотъ день море было покрыто льдомъ на необозримое пространство. Офицеры и матросы провели ночь въ молитвѣ о здравіи и спасеніи Царя.

    Накопецъ 5 Мая ледъ сдѣлался рѣже, подулъ попутный, хотя и слабый вѣтръ и Государь выступилъ въ походъ. Но едва флотилія успѣла отойти 20 всрстъ, какъ вѣтеръ повѣялъ сь моря и льдомъ затерло всѣ проходы. Опасались, что при усиливающемся вѣтрѣ, сконившимся льдомъ разобьетъ мѣлкія суда. Великій умъ Петра снова нашель срсдство къ спасенію: Онъ повелѣлъ флотиліи стать за мысомь, при самыхъ мѣляхъ, чтобь избѣгнуть натиска льда. Въ ночи ледъ прошелъ съ шумомъ и невѣроятною силою, при большомъ волненіи: онъ безъ сомнѣнія унесъ бы съ собою большую часть судовъ и разбилъ бы ихъ въ щепы. Флотъ, спасенный отъ одной опасности, попалъ въ другую. Суда, стоявшія близь мѣлей, осѣли на оныхъ при убыли воды. Государь приказалъ перегрузить тяжести на малыя гребныя суда и стаскивать съ мѣлей галеры и ластовыя суда: Онъ Самъ провелъ цѣлую ночь въ надзорѣ за работниками, и къ утру флотилія, дважды спасенная отъ погибели Петромъ Великимъ, почта въ море, при слабомъ вѣтрѣ. 6 Мая, около 5 часовъ по полудни, поднялась ужасная буря. Mope кипѣло и волны, воздымаясь какъ горы, несли ледъ, которымъ снова заперло всѣ плесы. Наступила ночь. Сильные порывы вѣтра, ревъ моря, смѣшанный съ шорохомъ льда, приводили въ трепетъ самыхъ неустрашимыхъ моряковъ. Петръ пребылъ хладнокровенъ. Онъ снова поставилъ флотилію Свою y береговъ и ожидалъ утишенія бури, увѣщевая отчаянныхъ Своихъ спутниковъ уповать на Бога и не терять надежды. Буря утихла, но то же несчастіе, что и въ прошлый день, постигло флотилію. — По сбытіи воды, большія суда снова осѣли на мели и надлежало употребить тѣ же средства и тѣ же труды къ спасенію флотиліи. Государь Своимъ примѣромъ ободрялъ усталыхь матросовь, и Самъ начальствовалъ надъ работами, продолжавшимися цѣлую ночь. Офицеры просили Государя отдохнуть. "Могу ли я покоиться, " отвѣчалъ Великій: «когда Моимъ подданнымъ угрожаетъ голодная смерть, a Россіи стыдъ.» — 7 числа подулъ попутный вѣтръ, но ледъ видѣнъ былъ въ морѣ. Надлежало держаться по близости береговъ. Государь шелъ впереди на шлюпкѣ, безпрестанно измѣряя глубину. Въ темную ночь, Онъ имѣлъ фанарь на своей мачтѣ, для сигнальныхъ знаковъ. Никто не смыкалъ глазъ на флотѣ. — Взоры всѣхь устремлены были на роковой блескъ, который въ то время былъ свѣтильникомъ Самого Провидѣнія. Когда фанарь опускался, вссь флотъ останавливался: это означало, что шлюпка Государева нашла на мель и неутомимый Петръ кружилъ въ морѣ, съ лотомъ въ рукѣ, пока не находилъ глубины. Тогда фанарь снова свѣтилъ на мачтѣ и флотъ снимался съ якоря. Моряки проливали слезы отъ умиленія, видя такую заботливость Самого Государя о ихъ спасеній. Наконецъ, 8 числа въ 10 часовъ по полуночи, Государь достигъ урочища Штранзундъ, гдѣ находилась руская баттарея, для удержанія шведскаго флота отъ поданія помощи осажденному Выборгу. — Здѣсь Государь отдохнулъ четыре часа, проведя безъ сна и въ безпрестанномъ трудѣ двое сутокъ съ половиною. Отсюда Онъ послалъ къ Адмиралу графу Апраксину ceкретную инструкцію и повелѣніе прислать лоцмановъ, сдѣлалъ разпоряженіе, въ какомъ порядкѣ слѣдовать флоту, одѣлъ своихъ матросовъ и солдатъ въ шведскіе мундиры, велѣлъ выставить шведскіе флаги и отправился къ Выборгу. 9 Мая, въ 8 часу утра, флотилія поравнялась съ рускими баттареями, устроенными въ 12 всрстахъ отъ Выборга. По повелѣнію Государя, съ рускихъ баттарей открыли пальбу, какъ будто по флоту непріятельскому и съ нашей флотиліи отвѣтствовали также залпами. Въ крѣпости радовались, думая что къ нимъ идеть помощь. — Гарнизонъ и жители толпились на городскихъ стѣнахъ. Наконецъ флотилія приблизилась къ крѣпости на пушечный выстрѣлъ. Государь былъ впереди на десятивесельной шлюпкѣ; за Нимъ тянулись ластовыя суда сь продовольствіемъ, боевыми снарядами и вспомогательною артиллеріею. Галеры остались при руской баттареѣ, занимаясь перестрѣлкою, какъ будто для того, что бы способствовать судамъ воити въ крѣпость. Изъ рускихъ шанцевъ и баттарей, устроенныхъ подъ крѣпостью, не было пальбы. Когда Государь подошелъ на шлюпкѣ подъ пушки крѣпости; Выборгскій Комендантъ въ избыткѣ радости отворилъ ворота и вышелъ съ своимъ штабомъ на встрѣчу къ мнимому начальнику вспомогательныхъ войскъ. Государь приближался къ берегу тихою греблею и когда увидѣлъ, что ластовая флотилія подошла подъ пушки, тогда, по данному знаку, всѣ рускія суда поворотили къ рускому лагерю, и въ ту же минуту со всѣхъ рускихъ баттарей стали метать бомбы въ крѣпость и открыли ужасную канонаду. Изъ крѣпости стали также стрѣлять ядрами и картечами по флоту, устремляя большую часть выстрѣловъ на шлюпку Государству.

    Рускіе съ ужасомъ взирали на шествіе Государево: одни усердно молились о Его здравіи, другіе въ отчаяніи проливали слезы и безстрашные трепетали, видя въ неизбѣжной опасности Отца Отечества. Изъ рускаго лагеря видѣли, какъ ядра и картечи ударялись въ воду вокругъ шлюпки Государевой, то перелетая черезъ голову, то не долетая. Вода брызгала отъ повторяемыхъ ударовъ и заливала шлюпку[1]. Съ каждымъ выстрѣломъ непріятельскимъ раздавались въ рускомъ лагерѣ жалостные вопли, каждое мгновеніе считали послѣднимъ въ жизни Великаго. Но Провидѣніе спасло мудраго Преобразователя Россіи для дальнѣйшихъ подвиговъ. Всѣ, бывшіе при Государѣ, остались невредимы: ни одно судно не потоплено. Десница Всевышняго руководила смѣлымъ предпріятіемъ Рускаго Царя, для спасенія Его подданныхъ. Слезы и рыданія рускихъ воиновъ не прекратились, когда Государь вышелъ на берегъ: «О чемъ вы плачете, друзья?» спросилъ Петръ. «О Тебѣ, Государь!» отвѣчали генералы и простые воины: «мы видѣли, какой опасности Ты подвергался, и уже не надѣялись видѣть Тебя.» Государь поблагодарилъ ихъ за любовь, разцѣловалъ всѣхъ, и прибывъ въ ставку Адмирала графа Апраксина, подчивалъ всѣхъ изъ Своихъ рукъ водкою. — День провели въ радости. При захожденіи солнца, Государь осматривалъ лагерь и ночевалъ въ ставкѣ адмиральской.

    Комендантъ Выборгской крѣпости, полковникъ Шернштраль, былъ въ отчаяніи. Онъ не могъ постигнуть, какимъ образомъ доведенъ былъ до такого ослѣпленія, что даже не выслалъ ботовъ для освѣдомленія о новоприбывшемъ и допустилъ ихъ къ самымъ крѣпостнымъ воротамъ. Узнавъ, что на передней шлюпкѣ находился Самъ Государь, шведскій Комендантъ сказалъ окружающимъ его: «Дѣяніями Рускаго Царя управляетъ Само Провидѣніе: смиримся предъ Его Святою волею.»

    Сдѣлавъ всѣ нужныя разпоряжеиія и заложивъ новыя осадныя работы по собственному Своему плану, Государь воспользовался благопріятнымъ вѣтромъ и выступилъ въ море, 15 Мая. — Петръ снова провелъ благополучно свою ластовую флотилію подъ пушками крѣпости, занявъ оную канонадою и бомбардированіемъ съ нашихъ баттарей. 18 числа, въ 6 часу утра Государь прибылъ благополучно съ ластовою флотиліею къ Березовымъ островамъ, и соединившись съ корабельнымъ флотомъ, возвратился въ Кронштатъ, въ 8 часу. — Въ тотъ же день, въ 4 часа по полудни, сильный шведскій флотъ пришелъ къ Березовымъ островамъ, съ тѣмъ, чтобъ запереть нашей эскадрѣ выходъ изъ Финскаго залива, возпрепятствовать ей подать помощь рускому войску, осаждавшему Выборгь. Но въ какое удивленіе приведены были Шведы, узнавъ, что Государь уже кончилъ великое предпріятіе, которое по ихъ разчету теперь только можно было начать. — Начальникъ шведскаго флота едва вѣрилъ истинѣ, и донося Сенату о семъ произшествіи, сознавался, что геній Рускаго Царя торжествуетъ надъ счастіемъ и природою.

    Разпоряженія Петра Великаго при осадѣ и доставленная Имъ осаждавшему войску помощь, перемѣнили обстоятельства. Выборгскій гарнизонъ сталъ переговариваться о сдачѣ крѣпости и Государь поспѣшилъ изъ Петербурга къ Выборгу сухимъ путемъ, для окончанія переговоровъ. Онъ прибылъ туда 11 числа Іюня. На другой день подписана капитуляція, посланная въ крѣпость съ капитаномъ гвардіи Семеномъ Нарышкинымъ. Въ рускомъ лагерѣ носился слухъ, разпространенный выходцами изъ крѣпости, что подъ воротами и на улицахъ оной устроены пороховые подкопы, которые будутъ взорваны при вступленіи Рускихъ въ крѣпость. Адмиралъ графъ Апраксинъ и всѣ Генералы просили Государя перемѣнить намѣреніе и не входить первому въ крѣпость, съ Преображенскимъ полкомъ. — "Тебя всѣ знаютъ, Государь, " сказалъ Апраксинъ: «и одинъ злодѣйскій выстрѣлъ превратитъ наше торжество въ вѣчную скорбь. Подожди, пока шведское войско выйдетъ изъ города и наши займутъ его; тогда вступи торжественно.» — "Я уповаю на Бога, " отвѣчалъ Государь: «благодать Его отвсюду Мнѣ стѣна[2]! He говорите Мнѣ больше объ этомъ.» — Петръ Великій первый вступилъ въ покоренную: крѣпость, 14 Іюня, и шествовалъ впереди Прсображенскаго полка, въ полковничьемъ мундирѣ.

    Шведы съ удивленіемъ взирали на героя, которому потомство удивляется гораздо болѣе, чтя въ одномъ лицѣ неустрашимаго воина, искуснаго полководца, мудраго законодателя и водворителя просвѣщенія въ Россіи.

    Ѳ. Булгаринъ.



    1. Слова рукописи. Соч.
    2. Подлинныя слова рукописи. Соч.