Открыть главное меню

Викитека β

О жизни (Толстой)

О жизни
автор Лев Николаевич Толстой (1828-1910)
См. Статьи. Дата создания: 1886 г. — 1887 гг., опубл.: типография А. И. Мамонтова, 1888 г.. Источник: Л. Н. Толстой. Собрание сочинений в 22 т. М.: Художественная литература, 1983. Т. 17. С. 7—136
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные


L’homme n’est qu’un roseau, le plus faible de la nature, mais c’est un roseau pensant. Il ne faut pas que l’univers entier s’arme pour l’écraser. Une vapeur, une goutte d’eau suffit pour le tuer. Mais quand l’univers l’écraserait, l’homme serait encore plus noble que ce qui le tue, parce qu’il sait qu’il meurt: et l’avantage que l’univers a sur lui, l’univers n’en sait rien. Ainsi, toute notre dignité consiste dans la pensée. C’est de là qu’il faut nous relever, non de l’espace et de la durée. Travaillons donc à bien penser: voilà le principe de la morale.Pascal.[1]

Zwei Dinge erfüllen mir das Gemüth mit immer neuer und zunehmender Bewunderung und Ehrfurcht, je öfter und anhaltender sich das Nacndenken damit beschäftigt: der bestirnte Himmel über mir, und das moralische Gesetz in mir... Das erste fängt von dem Platze an, den ich in der äusseren Sinnenwelt einnehme, und erweitert die Verknüpfung, darin ich stehe, insunabsehlich Grosse mit Welten über Welten und Systemen von Systemen, überdern noch in grenzenlose Zeiten ihrer periodischen Bewegung, deren Anfang und Fortdauer. Das zweite fängt von meinem unsichtbaren Selbst, meiner Persönlichkeit an, und stellt mich in einer Welt dar, die wahre Unendlichkeit hat, aber nur dem Verstande spürbar ist, und mit welcher ich mich, nicht wie dort in blos zufälliger, sondern allgemeiner und notwendiger Verknüpfung erkenne.Kant. [Krit. der pract. Vern. Beschluss].[2]

«Заповедь новую даю вам, да любите друг друга».Ев. Іоан. XII, 34.

ОглавлениеПравить

Вступление

  • Глава I. Основное противоречие человеческой жизни.
  • Глава II. Противоречие жизни сознано человечеством с древнейших времен. Просветители человечества открывали людям определения жизни, разрешающие это внутреннее противоречие, но фарисеи и книжники скрывают их от людей.
  • Глава III. Заблуждения книжников.
  • Глава IV. Учение книжников под понятие всей жизни человека подставляет видимые явления его животного существования и из них делает выводы о цели его жизни.
  • Глава V. Лжеучения фарисеев и книжников не дают ни объяснений смысла настоящей жизни, ни руководства в ней; единственным руководством жизни является инерция жизни, не имеющая разумного объяснения.
  • Глава VI. Раздвоение сознания в людях нашего мира.
  • Глава VII. Раздвоение сознания происходит от смешения жизни животного с жизнью человеческой.
  • Глава VIII. Раздвоения и противоречия нет, оно является только при ложном учении.
  • Глава IX. Рождение истинной жизни в человеке.
  • Глава X. Разум есть тот сознаваемый человеком закон, по которому должна совершаться его жизнь.
  • Глава XI. Ложное направление знания.
  • Глава XII. Причина ложного знания есть ложная перспектива, в которой представляются предметы.
  • Глава XIII. Познаваемость предметов увеличивается не вследствие проявления их в пространстве и времени, а вследствие единства закона, которому подчиняемся мы и те предметы, которые мы изучаем.
  • Глава XIV. Истинная жизнь человеческая не есть то, что происходит в пространстве и времени.
  • Глава XV. Отречение от блага животной личности есть закон жизни человеческой.
  • Глава XVI. Животная личность есть орудие жизни.
  • Глава XVII. Рождение духом.
  • Глава XVIII. Чего требует разумное сознание.
  • Глава XIX. Подтверждение требований разумного сознания.
  • Глава XX. Требование личности кажется несовместным с требованием разумного сознания.
  • Глава XXI. Требуется не отречение от личности, а подчинение ее разумному сознанию.
  • Глава XXII. Чувство любви есть проявление деятельности личности, подчиненной разумному сознанию.
  • Глава XXIII. Проявление чувства любви невозможно для людей, не понимающих смысла своей жизни.
  • Глава XXIV. Истинная любовь есть последствие отречения от блага личности.
  • Глава XXV. Любовь есть единая и полная деятельность истинной жизни.
  • Глава XXVI. Старания людей, направленные на невозможное улучшение своего существования, лишают их возможности единой истинной жизни.
  • Глава XXVII. Страх смерти есть только сознание неразрешенного противоречия жизни.
  • Глава XXVIII. Плотская смерть уничтожает пространственное тело и временное сознание, но не может уничтожать того, что составляет основу жизни; особенное отношение к миру каждого существа.
  • Глава XXIX. Страх смерти происходит от того, что люди принимают за жизнь одну маленькую, их же ложным представлением ограниченную, часть ее.
  • Глава XXX. Жизнь есть отношение к миру. Движение жизни есть установление нового, высшего отношения, и потому смерть есть вступление в новое отношение.
  • Глава XXXI. Жизнь умерших людей не прекращается в этом мире.
  • Глава XXXII. Суеверие смерти происходит от того, что человек смешивает свои различные отношения к миру.
  • Глава XXXIII. Жизнь видимая есть часть бесконечного движения жизни.
  • Глава XXXIV. Необъяснимость страданий земного существования убедительнее всего доказывает человеку то, что жизнь его не есть жизнь личности, начавшаяся рождением и кончающаяся смертью.
  • Глава XXXV. Страдания телесные составляют необходимое условие жизни и блага людей

Заключение

Прибавление 1-е

Прибавление 2-е

Прибавление 3-е

ПримечанияПравить

  1. Человек не что иное, как тростник, очень слабый по природе, но этот тростник мыслит. Незачем целой вселенной ополчаться, чтобы его раздавить. Пара, капли воды достаточно, чтобы его умертвить. Но если бы даже вселенная раздавила его, человек был бы еще более благороден, чем то, что его убивает, потому что он знает, что он умирает; а вселенная ничего не знает о том преимуществе, которое она имеет над ним. Итак, все наше достоинство состоит в мысли. В этом отношении мы должны возвышать себя, а не в отношении к пространству и времени, которое мы не сумели бы наполнить. Постараемся же научиться хорошо мыслить: вот принцип нравственности.
    Паскаль.
  2. Две вещи наполняют душу постоянно новым и возрастающим удивлением и благоговением и тем больше, чем чаще и внимательнее занимается ими размышление: звездное небо надо мной и нравственный закон во мне. То и другое, как бы покрытые мраком или бездною, находящиеся вне моего горизонта, я не должен исследовать, а только предполагать; я вижу их перед собой и непосредственно связываю их с сознанием своего существования. Первое начинается с того пункта, какой занимаю я во внешнем чувственном мире, и расширяет связь, в которой нахожусь я, в неизмеримую величину в сравнении с мирами миров и с системами систем и сверх того расширяет свое периодическое движение, его начало и продолжение в беспредельные времена. Второе начинается с моего невидимого «я», с моей личности и изображает меня в мире, который имеет истинную бесконечность и постигается только рассудком, и с которым, а через него и со всеми другими видимыми мирами, я познаю себя не только в случайной, как там, но во всеобщей и необходимой связи.
    Кант. [Критика практического разума. Заключение.]