Мнение по поводу комедии И. В. Корженевского "Жиды" (Гончаров)

Мнение по поводу комедии И. В. Корженевского "Жиды"
автор Иван Александрович Гончаров
Опубл.: 1866. Источник: az.lib.ru

И. А. Гончаров. Полное собрание сочинений и писем в двадцати томах

Том десятый. Материалы цензорской деятельности

СПб, «НАУКА» 2013

Мнение по поводу комедии И. В. Корженевского «Жиды»Править

20 октября 1866 г.

«Жиды», комедия в 4-х действиях, соч<инение> Корженевского, перевод с польского.

Г-н ценсор драматических сочинений изложил содержание пиесы, и мне остается высказать свое заключение.

Пиеса не была допущена прежнею цензурою на сцену, по объяснению г-на ценсора, потому что в ней жиды и мелкие шляхтичи являются в выгодном свете, тогда как богатые и вельможные паны представлены расточительными, жестокими и вообще безнравственными людьми.

Всё это справедливо, но в пиесе решительно нет так называемой тенденции. Со стороны автора не заметно намерения враждебно сопоставить высший и низший, богатый и бедный классы между собой. Это является просто, как бы случайно, и ход действия натурален и не натянут. Зависимость бедных от богатых, притеснение первых последними взято в самом общем значении, как это служило и служит постоянною темою в различных родах литературных произведений. Представляя некоторых богатых и знатных панов расточительными и пустыми людьми, автор относится (как справедливо замечено в отзыве г-на цензора) с уважением к другим, прежним панам и в княжне, происходящей из древнего рода, выводит благородный и великодушный характер.

В пиесе нет также никаких намеков на современные социальные идеи и политические обстоятельства.

Даже главная цель автора, на которую указывает название пиесы («Жиды») и которую также нельзя назвать тенденциею, — это показать, что между евреями есть добрые и честные люди, — эта цель теряется в общем ходе пиесы и отступает на второй план.

Намеков на национальные и религиозные различия нет никаких.

Согласно с мнением г-на ценсора, я нахожу, что пиеса эта могла бы быть допущена к представлению на сцене, тем более что она, не заключая высоких драматических достоинств, очень эффектна, представляет много живых сцен и бойко очерченных характеров.

Но, представляя это мое заключение вообще о пиесе, не могу не обратить внимание Совета на одно обстоятельство, которое почти выходит из сферы общих цензурных соображений: именно то, что комедия «Жиды» представит на русской сцене довольно редкое, почти исключительное явление тем, что в ней выводятся действующими лицами только поляки и евреи, что действие происходит в Бердичеве и его окрестностях, со всею польскою обстановкою, с нравами, характерами, именами, вообще бытом Польши.

Поэтому, кроме решения вопроса о допущении комедии «Жиды» на сцену в общем цензурном смысле, нельзя не принять в соображение и вопроса о том, удобно ли, при современных отношениях русской национальности к польской, ставить на русской сцене пиесу, содержание и обстановка которой взяты из польского быта, хотя и без намеков на обстоятельства, породившие вражду между обеими национальностями.

Я, с своей стороны, и в этом обстоятельстве не нахожу особенного неудобства к запрещению пиесы на сцену, во всяком случае полагал бы нужным представить это обстоятельство на благоусмотрение г-на министра.

Член Совета И. Гончаров.

20 октября 1866 г<ода>.

ПРИМЕЧАНИЯПравить

Автограф: РГИА, ф. 776, оп. 3, № 254, 1866, л. 39-40.

Впервые опубликовано: Евгеньев 1916 ГМ. № 12. С. 165—166.

В собрание сочинений включается впервые.

Печатается по автографу.

Документ относится к характеристике произведения, предложенного на рассмотрение Совета Главного управления по делам печати.

Совет 20 октября 1866 г. решил «пьесу не дозволять» (РГИА, ф. 776, оп. 2, № 2, л. 187).

Комедия в 4-х действиях «Zydci» была поставлена в Вильно в 1843 г., на русской сцене не ставилась, на русском языке не публиковалась. Первый русский перевод пьесы был выполнен Р. Подгорным в 1853 г. На цензурной рукописи этого перевода, озаглавленного «Жиды», надпись: «Запрещается. 19 декабря 1853 г.» — и подпись Л. В. Дубельта, управляющего III Отделением (СПбГТБ, № 57568). Второй перевод, авторство которого обозначено на цензурной рукописи как «А. Дл…», был выполнен, видимо, в 1874—1875 гг. и также не получил допуска на сцену. Однако запретительное решение Театрально-литературного комитета (см. запись в журнале заседаний от 22 марта 1875 г.) было вынесено не столько по существу текста, сколько по прецеденту двадцатилетней давности, что и записано на обложке рукописи: «К представлению на сцене не одобрено, так как другой перевод этой пьесы цензурою не пропущен» (СПбГТБ, I/XXIII/2/72).

Иосиф Викентьевич Корженевский (Korzeniowski; 1797—1863) — польский писатель, педагог, профессор Киевского университета, автор повестей «Spekulant» (1846), «Kollokacya» (1847), «Wędrówki oryginała» (1848), «Eremyt» (1851), «Tadeusz bezimienny» (1853), «Wdowiec» (1856), пьес «Umarli i żywi» (1842), «Panna Mężatka» (1845), «Andrzéj Batory» (1846), «Dymitr i Maryja» (1847), «Fabrykant» (1848).

С 235. Г-н цензор драматических сочинений… — Т. е. Г. (Е.) И. Кейзер фон Нилькгейм.

С. 236. …на благоусмотрение г-на министра. — Имеется в виду П. А. Валуев.