Исповедь (фрагмент) (Августин)

Исповедь (фрагмент)
автор Аврелий Августин, переводчик неизвестен
Оригинал: древнегреческий, опубл.: 398. — Источник: az.lib.ru • Перевод иеромонаха Агапита (Скворцова) (1797).

    ИСПОВЕДЬПравить

    Перевод иеромонаха Агапита (Скворцова)
    <фрагмент>
    Править

    Антология АВГУСТИН: PRO ET CONTRA

    Личность и идейное наследие блаженного Августина в оценке русских мыслителей и исследователей

    Издательство Русского Христианского гуманитарного института, Санкт-Петербург, 2002

    Блаженного Аврелия Августина иппонийского епископа исповедания,
    заключающиеся в тринадцати книгах. Из которых он, в десяти первых книгах описывая жизнь свою от самого младенчества до обращения своего в Христианскую веру, исповедует искренним сердцем Богу, а устами и пером человекам все явные и тайные согрешения свои, дабы чрез сие человеческая душа, во грехах спящая, возбуждалася от сна отчаяния к Богу, не хотящему смерти грешника; а в трех последних толкует Священное Писание от начала, в котором сотворил Бог небо и землю, даже до покоя субботы невечерней.

    КНИГА ТРЕТИЯНАДЕСЯТЬПравить

    Глава XXVII
    Что чрез рыбы и киты означается
    Править

    42. И потому повем что есть истинно пред Тобою, Господи, когда человеки невежды и неверные, которым к освящению и приобретению плода добродетели весьма еще нужны таинства и великие чуди, которые, по мнению нашему, именем рыб и китов означаются, предприемлют телесно успокоевать или в некотором настоящей жизни требовании помогать чадам Твоим, но не знают, для чего сие творить должно и куда сие клонится: то ни те сих питают, ни сии от тех питаются; поелику ни те сие святою и правою волею творят, ни сии их даяниями, где еще плода не видят, веселятся. Понеже тем дух питается, чем веселится. И потому рыбы и киты не вкушают снеди, которая не произрастает, как только уже земля, от горести морских волн отделенная и разлученная1.

    Глава XXVIII
    И виде Бог вся, елика сотвори, и се добра зело. Быт. 1, 31.
    Для чего напоследок прибавлено: добра зело
    Править

    43. И видел еси, Боже, вся, елика сотвори еси, и се вся добра зело. В каждых родах дел твоих, когда Ты рекл: да будет, и быша; тогда и то и другое Ты видел еси, яко добро. Семижды по счислению моему написано2, что Ты видел, яко добра, еже сотворил еси и сие осьмое, яко видел еси вся, елика сотворил еси; и се не токмо добра, но и добра зело, яко купно вся. Ибо каждое токмо добро было, купно же вся и добра, и зело. Сие гласят и всякие красивые тела, поелику гораздо красивее есть тело, состоящее из всех красивых членов, нежели самые члены, в особенности взятые, которых благоучрежденнейшим согласием наполняется целое, хотя оные, и в особенности взятые, красивы.

    Глава XXIX
    Как надобно разуметь, что Бог осьмижды видел, яко добра суть дела его
    Править

    44. И обратил я внимание, чтобы мне найти, семижды ли, или осьмижды Ты видел, яко добра дела Твои, когда оные Тебе угодны были, и в твоем видении я не обрел времен3, по которым бы мог я разуметь, что толико крат Ты видел, елика сотворил еси. И сказал я, о Господи, сие Писание Твое не есть ли истинное, яко Ты истинен и истина издал оное? Так для чего Ты мне гласишь, яко несть в Твоем видении времен; и сие Писание Твое мне гласит, что Ты в каждый день видел, елика сотворил еси, яко добра суть? И я, исчисляя оные, обрел коликократ. На сие Ты глаголеши мне, яко Ты еси Бог мой, и глаголеши, бо говорю, гласом крепким во ухо внутренне рабу Твоему, прерывающий мою глухоту и вопиющий: о человече! Ибо что Писание Мое глаголет, Аз глаголю. И однако оное во времени глаголет, слову же Моему времени не бывает, яко оно в равной со мною вечности состоит. Так что вы духом Моим видите, тое Аз вижду; как когда вы во времени тое глаголете; Аз не во времени глаголю.

    Глава XXX
    О безумии Манихеев
    Править

    45. И услышал я, Господи Боже мой, и изъял каплю4 сладости из Твоей истины, и уразумел, что суть некоторые, которым не угодны дела Твоя; и говорят, что Ты многие из тех сотворил по нужде, как-то: строения небесные и чиноположения звезд, и что сие не от Тебе, но уже инде и от инуда было сотворено, которое Ты токмо собрал, и связал, и соединил между собою. Когда от побежденных врагов сооружал мирские стены, дабы они, тем строением будучи препобеждены, противу Тебе паки5 восставать не могли. А иное, яко бы Ты ни сотворил, не совсем сплотил, как-то: все тела, и малейшие всякие животные, и все растения земные. Но вражеский ум и естество другое, не Тобою созданное и Тебе противное, в нижних мира частях сие рождает и изобразует. Безумные говорят сие, яко не духом Твоим видят дела Твои, ниже Тебя познают в тех.

    Глава XXXI
    Благочестивым тоже приятно, что Богу благоугодно было
    Править

    46. Которые же духом Твоим сие видят, Ты то видиши в них. Итак, когда они видят, яко добре суть, Ты видеши, яко добре суть; и что для Тебя благоугодно, Ты в том благоугоден; и чрез духа Твоего благоугодно нам, Тебе благоугодно в нас. Кто бо весть от человек, яже в человеце, точию дух человека, живущий в нем? (1 Кор. 2, 11). Такожде и Божия никто же весть, точно Дух Божий. Мы же, говорит, не Духа мира сего прияхом, но духа, иже от Бога, да вемы, яже от Бога дарованное нам. И я возбуждаюся сказать: поистине никто же весть Божия, точию дух Божий. Како убо вемы и мы, яже от Бога дарованноя нам? Ответствуется мне: понеже, яже Духом Его вемы, тако никто же весть, точию Дух Божий, Ибо, как справедливо сказано: Не вы бо есте глаголющий (Мф. 10, 20), о Духе Божий глаголющим, тако справедливо говорится: не вы есте ведящии о Духе Божий ведящим. И равно справедливо говорится: не вы есте видящий о Духе Божий видящим. И так все, что они о Духе Божий видят, яко добро, не сами они видят сие, но Бог видит, яко добро. И так иное есть, дабы кто почитал тое злом, которое есть добро, каковые суть вышереченные; иное, дабы которое есть добро, видел человек, яко добро, как-то многим Твоя тварь благоугодна, яко добра есть, которым, однако, не Ты благоугоден в ней, почему и наслаждаешься больше оною, нежели Тобою, желают. А иное, дабы когда человек нечто видит, яко добро, Бог в нем видел, яко добро, т. е. дабы Он любим был в том, сотворил, которого не возможно иначе любить, точию Духом, данным от Него. Яко любы Божия излиеся в сердца наша Духом Святым данным (Рим. 5, 5) нам, которым мы видим яко добро все, что некоторым образом существует6. Ибо от того существует, который не некоторым образом, но иже есть Сый.

    Глава XXXII
    В сокращении поведает дела Божий
    Править

    47. Благодарское Тебе, Господи: видим небо и землю, либо телесную часть высшую и нижнюю; либо духовную и телесную тварь, и во украшении сих частей, из которых состоит или вся тяжесть мира, или вся совершенно тварь; видим свет сотворенным и разлученным от тьмы. Видим твердь небесную либо среди духовных вод вышних и телесных нижних начальное тело мира; либо сие пространство воздуха, яко и сие называется небо, по которому летают птицы небесныя между вод, вапорно над ними носимых, и в ясныя также нощи орошающих, и сии, которыя на земле движутся.

    Видим собранных вод вид по пространствам морским, и сухую землю или обнаженную, или изображенную, что оная есть видимая и устроенная, и видим трав и дерев вещество. Видим, что светила блистают на тверди, что солнце довлеет дни, луна и звезды утешают в нощи, и сими всеми замечаются и означаются времена. Видим, что влажное естество всегда есть плодотворно рыбам, зверям и птицам; понеже тучность воздуха, носящая летания птиц, от исхождения пара водного сгущается. Видим, что земными животными лице земли украшается и что человек, по образу и по подобию Твоему созданный, всех бессловесных животных сим Твоим подобием и образом, то есть силою словесности и разума, превосходит. И как в его душе иное есть, что советуя повелевает, иное, что покоряемое повинуется; так мужу сотворена и телесно жена, которая бы, хотя имеет в душе умственного разумения равное естество, однако в рассуждении полу телесного так мужскому полу покорялася, как покоряется желание действия разуму действия. Видим сие и каждое добро, а вся добра зело.

    Глава XXXIII
    Все сотворено из ничего или из вещества, купно созданного
    Править

    48. Да хвалят Тебя дела Твоя, да возлюбим Тебя, да любим Тебя, да восхвалят Тебя дела Твоя, которыя имеют начало и конец от времени, восхождение и захождение, приращение и оскудение, вид и лишение. И так имеют последующия утро и вечер, отчасти сокровенно, отчасти явно. Ибо все от Тебя из ничего, не из Тебя сотворено, не из некоторого не Твоего или бы которое прежде существовало, но из купно сотворенного, т. е. купно от Тебя созданного вещества, поелику Ты его безобразность без всякого времени изобразил. Ибо когда иное есть неба и земли вещество, иное неба и земли вид; то хотя вещество из совершенного ничтожества, а вид мира из безобразного вещества, однако купно и то и другое Ты сотворил, так что за веществом образ без всякой медлительности расстояния последовал.

    Глава XXXIV
    Всего сотворения мира иносказательное изъяснение
    Править

    49. Также узрели мы, что Ты, ради некоторых вещей образования, сие или таким порядком сотворить, или таким порядком написать благоволил; и увидели, яко добро каждое, а все добра зело, то есть в слове Твоем, в единородном Твоем, Ты сотворил, Боже, небо и землю, главу и тело церкви, в предопределении прежде всех времен, без утра и вечера. Но уже во времени Ты начал исполнять предопределенное, дабы явить тайное, и неустроенное наше устроить, яко на нас были грехи наша, и мы во глубину мрачную удалилися от Тебя, и дух Твой благий носился вверху, дабы вспомоществовать нам во благовремени; и оправдил еси нечестивых, и разлучил их от беззаконников, и утвердил еси важность книги Твоея среди высших, которые бы Тебе повиновалися в учении, и среди низших, которые бы им покорялися, и собрал общество неверных во единомыслие, дабы явилося учение верных, которые бы Тебе дела милосердия рождали, разделяя убогим богатство для получения небеснаго. И оттуда Ты вожжег некоторые светила на тверди святых твоих, слово жизни имеющих, и блистающих высокою важностию разделителей духовных даров; и оттуда для освящения неверных языков ты произвел из вещества телесного таинства и чудеса видимыя, и гласы словес на тверди книги Твоея, которыми бы и самые верные благословлял ися; и наконец верных душу живу чрез страсти порядочныя в воздержании утвердить. И оттуда Тебе единому разум покоренный и никакой важности к подражанию не требующий7 основал еси по образу и по подобию Твоему и превосходному разуму действие разумное, яко мужу жену покорил и всем Твоим служениям, к совершению верных в сей жизни нужным, от тех же верных на потребы временныя для будущаго полезныя дела дать благоволил. Сия вся видим, и добра зело; понеже Ты тое видиши, иже Духа, которым бы мы то видели и в том Тебя любили, даровал нам.

    Глава XXXV
    Желает мира от Бога
    Править

    50. Господи Боже! Мир даждь нам, вся бо воздал еси нам, мир покоя, мир субботы, субботы невечерней. Понеже весь сей прекраснейший порядок вещей зело добрых, совершив течение свое, прейдет, яко утро в них бысть и вечер.

    Глава XXXVI
    Для чего не следовал за седьмым днем вечер
    Править

    51. А день седьмый есть не вечерний и не имеет запада, яко Ты освятил его ради пребывания всегдашнего, дабы, что Ты после дел Твоих добрых зело, хотя оныя и спокоен творил, почил в седьмый день, сие предрекл нам глас книги Твоея, что и мы после дел своих, потому добрых зело, поелику Ты нам оныя даровал, в субботу жизни вечныя почием в Тебе.

    Глава XXXVII
    Когда Бог в нас почиет
    Править

    52. И ныне Ты так почивавши в нас, как ныне действуеши в нас; и тако будет оный покой Твой чрез нас, како сии суть дела Твои чрез нас. Ты же, Господи, присно действуеши и присно покоишися, и не видиши во времени, ни движися во времени, и не покоишися во времени; и однако твориши и видения временныя, и самыя времена, и покой от времени.

    Глава XXXVIII
    Инако Бог, инако человек видит твари
    Править

    53. И так мы сии твари Твои видим, поелику существуют; Ты же поелику видишь, оные существуют. И вне мы видим оныя, поелику существуют, и внутри, поелику добрыя, Ты ж и тогда, когда намеревался оныя сотворить, видел как бы сотворенные. И мы в другое время побуждены были добро творить, как зачало от Духа Твоего сердце наше, а в прежнее время зло творить возбуждалися, оставляюще Тебя. Ты же, Боже, един благий, никогда не преставал добро творить. И суть некоторыя добрыя дела наши хотя по дару Твоему, но не всегдашния: после оных мы успокоиться в Твоем великом освещении чаем. Ты же, Боже, добро, никакого не требующее добра, всегда спокоен пребываеши, яко Твой покой Ты сам еси. И сие разуметь кто от человек даст человеку? Какой Ангел Ангелу? Какой Ангел человеку? У Тебя должно просить, в Тебе искать, к Тебе толкать8: тако восприимется, тако обрящется, тако отверзется9. Аминь.

    Конец

    ПРИМЕЧАНИЯПравить

    Печатается по: Блаженного Аврелия Августина иппонийского епископа исповедания… / Перевод с латинского. Москва, 1787. С. 542—553.

    Агапит, иеромонах (в миру — Александр Скворцов; перв. пол. XVIII в. — 1811) — учитель словесности духовных школ, переводчик. О его происхождении и первой половине жизни сведений не сохранилось. Известно, что в 1782 г. сразу после пострижения он был назначен учителем риторики, а с 1785 г. становится учителем пиитики в Перервинской семинарии, где позднее, в 1789 г., был префектом и настоятелем. С 1787 г. — игумен и проповедник Заиконо-Спасской академии, а с 1789 г. — игумен Голутвина монастыря. С 1795 по 1796 г. он исполнял должность инспектора Коломенской семинарии. При Александре I был ректором Воронежской и Тверской семинарий и настоятелем Антониево-Николаевского монастыря. Из последнего был уволен на покой.

    Перевод иеромонаха Агапита, фрагмент которого здесь публикуется, был первым в истории русской словесности. Несмотря на точное воспроизведение смысла латинских выражений (см., например, примеч. 8), тяжеловесное изложение на языке XVIII в. к середине XIX в. уже устарело. Вот типичный отклик следующего века: «В переводе Агапита слишком много славянских выражений, а также латинских оборотов речи. Поэтому он не совсем понятен и вообще тяжел для чтения» (Сочинение бакалавра Московско-греко-славянской академии Сергия Смирнова. М.: Типография В. Готье, 1855).

    Тем не менее «Исповедь» в этом переводе стилистически еще принадлежит таинству исповеди, произносимой именно внутри церковных стен, и не является «откровенными» размышлениями автора, адресованными некоему обезличенному читателю в духе Ж.-Ж. Руссо. Для публикации нами выбран заключительный отрывок, наиболее ярко характеризующий смысл всего произведения в целом.

    Перевод «Исповеди», как полагалось в то время, имел адресное посвящение правящему иерарху той епархии Церкви, на территории которой осуществлялось издание. Чтобы полнее передать колорит всего издания ниже приводим его текст:

    (Посвящение) Святейшего Синода члену, великому господину,
    высокопреосвященнейшему Платону, митрополиту Московскому
    и Калужскому и Свято-Троицкия Сергиевы лавры
    священно-архимандриту, Московской Академии полному директору
    и протектору.

    Высокопреосвященнейший Владыко! Милостивый Отец и Покровитель!

    Бесчисленные Ваши благотворения, которыми я с самых младых лет начал пользоваться и ныне пользуюсь, возродили во мне ревность сей перевод посвятить высокому имени ВАШЕГО ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВА, яко знак истинной благодарности моей и сыновней преданности к Священнейшей Вашей Особе. Ибо Вы и в издании в свет сея книги, и в исправлении оныя особенное имели попечение. Примите убо с сродственным ВАШЕМУ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВУ благоснисхождением сию малую жертву, яко плод достохвальных ВАШИХ трудов, и благоволите продолжить ко мне те ВАШИ милости, которые прославлять пред всем светом за счастье почитаю.

    ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШИЙ ВЛАДЫКО! Милостивейший Отец и Покровитель! Вашего ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВА нижайший слуга Московской Академии, проповедник Иеромонах Агапит.

    1 Приведенное здесь место весьма ярко характеризует близость восприятия живого мира древними авторами и русским человеком XVIII в., знающим, скорее всего понаслышке, об описываемых в тексте животных. Примерно то же можно обнаружить в переводе «Бесед на Шестоднев» Василия Великого (Т. 1). Тем не менее переведено близко к исходному смыслу латинского текста Августина, который под чудными морскими животными подразумевал китов и дельфинов (coetorum significari), сопровождавших обыкновенно косяки рыб в открытом море. Их присутствие, как правило, служило добрым знаком и предвещало рыбакам богатый улов. Здесь Августин имеет в виду то, что появление этих морских животных — косвенный знак рыбакам, не осознаваемый самими китами. Второй, и опосредованный, символический смысл, вкладываемый в то, зачем вообще должны существовать эти животные, подразумевает привычную для толкователей Шестоднева антитезу суши (т. е. твердыни истины Писания и его же разумения) и моря как необузданной стихии страстей, с указанием на горечь морских вод, непригодных для питья.

    2 Намек на число «семь», означающее гармоническое отношение частей.

    3 «…И в твоем видении я не обрел времен» — в современном переводе M. E. Сергеенко: «Я не нашел, однако, упоминания о том, что обозрение это происходило во времени».

    4 «Изъял каплю» — в переводе M. E. Сергеенко: «не обронил капли» (elinxi stillam).

    5 То есть вновь.

    6 Здесь подведен окончательный итог тому, что понимается под восьмым по счету восклицанием: «все хорошо весьма». Символический смысл числа «восемь» указывает созерцающему за пределы тварного мира к его Творцу, что и пытается передать Августин, используя евангельские метафоры. Красоту тварного мира можно вполне оценить только тогда, когда зрение созерцающего тварный мир увидит все «глазами» творящего с точки зрения вечности, вне времени, т. е. в «восьмеричном» смысле.

    7 «Тебе единому разум покоренный и никакой важности к подражанию не требующий» — в переводе M. E. Сергеенко: «Разум, подчиненный (subditam) только Тебе и не нуждающийся ни в каком человеческом авторитете». То есть разум, просветленный величием замысла Творца. «Покорение» здесь можно прочитать и как обуздание неоформленных стихийных желаний человеческой души величием замысла творения.

    8 В латинском тексте употреблен глагол «pulsare» (стучаться) в пассивном залоге: «pulsetur».

    9 Глагольные формы заключительной фразы, которые наш переводчик дает в медиальном залоге, написаны в пассиве: «A te petatur, in te quaeratur, ad te pulsetur: sic, sic accipietur, sic invenietur, sic aperietur». M. E. Сергеенко переводит это место так: «У Тебя надо просить, к Тебе стучаться: так и только так ты получишь, найдешь, и тебе откроют».